О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Culture/Cinema/m.124991.html

статья Десятая жизнь Нестора Махно

Борис Соколов, 20.07.2007
 	 Борис Соколов. Фото с сайта www.open-forum.ru

Борис Соколов. Фото с сайта www.open-forum.ru

Только что по Первому каналу завершилась демонстрация сериала "Девять жизней Нестора Махно" (режиссер Николай Каптан). Нельзя сказать, что это киношедевр, но фильм смотреть можно (и рейтинг у него неплохой) - в основном благодаря исполнителю главной роли Павлу Деревянко и неплохо снятым костюмным (бытовым и батальным) сценам. Но интересен он прежде всего своей идеологической позицией.

Анархисты, последователи Махно, изображены людьми жестокими и малопривлекательными. А большевики, красные, представлены вообще карикатурно, причем как рядовые вымышленные комиссары, так и исторические личности – Ленин, Свердлов, Троцкий. Кстати, про Троцкого в финальных титрах сообщается, что в 1924 году он был исключен из партии и снят со всех постов, тогда как на самом деле это произошло только в 1927 году. Да и одет Троцкий нелепо: под кожаной комиссарской курткой у него белая рубашка и галстук, как у Свердлова какого-нибудь. Между тем все фотографии Троцкого периода Гражданской войны показывают, что он ходил в военной форме – френче или гимнастерке.

Получается, что Гражданскую войну выиграли какие-то карикатурные персонажи. Зато, что интересно, единственными положительными героями в фильме оказываются белые офицеры, войну проигравшие. Думаю, неслучайно одним из соавторов сценария стал Игорь Болгарин, сценарист знаменитого советского телесериала "Адъютант его превосходительства". В том давнем фильме, где блестяще сыграл Юрий Соломин, была предпринята одна из первых удачных попыток подспудной реабилитации белого офицерства. Пусть симпатичнейший капитан Кольцов на поверку оказывался засланным советским казачком, зато как здорово он носит офицерскую форму, как хорошо говорит про офицерскую честь. И другие офицеры, настоящие, не засланные, за редким исключением, выглядели вполне симпатичными, честными, благородными, в том числе и генерал Ковалевский.

Прототипы, как обычно бывает, были гораздо хуже. Прототипом Ковалевского послужил генерал В.З. Май-Маевский, прославившийся прежде всего своим пьянством и кутежами, за что в конце концов его и сняли с поста командующего Добровольческой армии. Прототип Кольцова, большевик Павел Макаров, в штабе Май-Маевского никакой разведывательной деятельности не вел по той причине, что никакой связи с советским командованием не имел. Зато Макаров стал первым собутыльником Май-Маевского, из-за чего и пользовался благосклонностью генерала.

Сегодня, в отличие от советских времен, белых можно реабилитировать вполне открыто. Не зря в финальных титрах сообщается, что прах генерала Деникина со всеми почестями был перезахоронен в Москве в 2005 году. В новом фильме сознательно использованы некоторые образы и даже сцены из "Адъютанта его превосходительства", например, образ старика-еврея или сцена ограбления поезда махновцами. Только те же анархисты показаны уже не одними черными красками, как опереточные бойцы батьки Ангела. Белые же показаны как благородные бойцы за истинную российскую государственность, хотя и, непонятно почему, с самого начала обреченные на поражение. Главный герой среди белых, полковник Данилевский, - это как бы новое воплощение Ковалевского.

Можно сказать, что в "Девяти жизнях Нестора Махно" отношение к политическим силам ровно такое же, как у нынешней российской власти. Большевики показаны очень плохими, подлыми, коварными, ненавидящими крестьянство. Ничуть не лучше показаны петлюровцы, сторонники независимой Украины. Они смотрятся как персонажи какой-то плохой оперетки. Петлюровские офицеры, как и большевики, в фильме глупые и злобные. Такой пропагандистский образ явно сложился под влиянием антиукраинских настроений, вызванных "оранжевой" революцией.

Анархисты тоже показаны людьми малосимпатичными, для которых бессудные расстрелы, грабежи и насилия – дело привычное и приятное. Вообще убивают в фильме как-то весело, хотя иногда сцены получаются фальшивые, как, например, эпизод расправы над офицерами. Почему- то идущие с фронта боевые офицеры одеты в белые перчатки и покорно ждут, когда махновцы их утопят, не пытаясь сопротивляться.

Замечу также, что, вероятно, недостаток средств заставил съемочную группу ограничиться одним летним полевым сезоном, причем не было сделано никаких усилий, чтобы хотя бы с помощью компьютерной графики показать зиму или осень, если действие должно происходить в это время года. В результате о времени года мы судим только по тому, как одеты герои: если в легкие гимнастерки, значит, дело было летом, а если в теплые бекеши - зимой. Но иногда такая условность приводит к явной нелепице. Так, хорошо известно, что петлюровские части полковника Р.И. Самокиша выбили армию Махно из Екатеринослава в новогоднюю ночь 1919 года, то есть в разгар зимы. Махновцы, унося награбленное, пытались перейти Днепр по льду, который, правда, был тонок, да еще петлюровские снаряды проделали там многочисленные полыньи, так что большинство махновцев погибло. Попытаться перейти реку по льду можно, если другого выхода нет. В фильме же бойцы Махно, нагруженные мешками да корзинками, пытаются перейти Днепр вброд (это у Екатеринослава-то и в ледяной воде!).

Анархическую вольницу олицетворяет в фильме бесшабашный матрос Федос Щусь, с явно уголовными наклонностями. Кстати сказать, персонаж с такой фамилией существовал в популярном советском боевике "Неуловимые мстители". Там эту фамилию носит большевик-матрос, отец "неуловимых" Даньки и Ксанки, и в самом начале фильма его расстреливает махновский атаман Сидор Лютый. У Махно действительно был атаман Федор (а не Федос) Щусь, бывший моряк, который в 1921 году был убит красными. Был у Махно и атаман Лютый. Его в 1919 году расстреляли белые. В новом же фильме Щуся смертельно ранят сами крестьяне, мстя за насилие над девушкой. Этот эпизод становится последней каплей, заставившей Махно бежать в Румынию: раз уж крестьяне стали убивать махновцев, значит, дело кончено.

Экранный Щусь совершает совсем уж страшные преступления – убивает первую жену Махно и ее грудного сына, чтобы Нестор Иванович не променял хлопцев на бабу (в действительности первую жену Махно Настю никто убивать не собирался, и она, как кажется, пережила своего знаменитого мужа). Эта страшилка совершенно неправдоподобна. Не таким был харизматический вождь Махно, чтобы подчиненные рискнули бы такое сотворить с близкими батьке людьми. Точно так же принижают образ Махно тюремные сцены, где будущий атаман слишком уж рефлексирует, слишком уж страдает. Да и одет почему-то в полосатую пижаму (в дореволюционной России заключенных так никогда не одевали). Но в дальнейших сценах гражданской войны Деревянко поднимает своего героя до настоящего вождя.

Трагедия Махно выражена в фильме словами генерала Слащева, тоже вполне положительного героя фильма. На самом-то деле Слащев, алкоголик и наркоман, личностью был малопривлекательной. Даже большевики, к которым генерал пошел служить, пытавшиеся обвинить его в антисоветской агитации, не смогли это сделать, поскольку на попойках с курсантами Слащев уже через десять минут напивался до невменяемого состояния.

Так вот, Слащев в фильме утверждает, что Махно – это русский самородок. В нормальное время такие самородки идут в Ломоносовы, а в ненормальное, революционное время – в анархисты. Вот и затянуло анархистское болото Нестора Ивановича и некоторых его симпатичных соратников, говорят нам авторы фильма. Слышится явственный призыв: не ходите, русские самородки, на всякие там марши несогласных, а то попадете в пучину анархии и в стране будут твориться все те безобразия, которые вы видите в фильме про Махно. Непонятно вот только, отчего русские офицеры-государственники проиграли гражданскую войну.

Борис Соколов, 20.07.2007