О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Culture/Literature/m.7392.html

статья Александр Гаврилов: Скандал с Сорокиным полезный, а с налогами – вредный

Линор Горалик, 10.09.2002

Очередная 15-я Московская международная книжная ярмарка оказалась гораздо более дельной, приятной и успешной, чем ее потная предшественница. Мы попросили о комментарии Александра Гаврилова, главного редактора газеты "Книжное обозрение" и члена оргкомитета ярмарки.

Линор Горалик: Саша, вы говорили пару дней назад, что эта международная ярмарка впервые за много лет оказалась на самом деле международной. Почему?

Александр Гаврилов: Потому что в 1991 году организаторы ярмарки сильно обидели иностранных гостей: испугавшись путча, отменили уже проплаченную ярмарку, денег не вернули. Многие зареклись ездить в Москву, и даже потом, когда все-таки начали ездить потихоньку, это оказалось хлопотно: все время дергали таможенные законодательства. Я помню, как роскошный стенд France Editions стоял голым, без единой книги - не удалось растаможить в срок. А в этом году, я считаю, ярмарка в первый раз за много лет стала действительно "Международной".

Л.Г.: Ярмарка в большой мере является иллюстрацией, выпускным балом издателей, демонстрирующим результаты прошедшего года. Что говорит нам о последнем годе сегодняшний бал?

А.Г.: По данным Книжной палаты, в предыдущие годы все у нас непрерывно становилось "лучше и лучше". А в этом году сообщили о резком падении тиражей и сильном замедлении роста по количеству наименований. Вывод: если книжную отрасль пялить, на протяжении года дважды меняя налоговую ставку, то хорошо от этого не будет. Я до сих пор не понимаю, почему нужно личное вмешательство президента, чтобы Минфин догадался, что чтение имеет большое значение для культурного развития, а книги - не только товар, но и культурный продукт.

Л.Г.: Весной мы с вами говорили о том, что крайне печально отсутствие в этом городе (да и не только в нем) книжного фестиваля. Говорили, что хорошо бы приурочивать ярмарки к таким фестивалям - или наоборот. В этом году ММКВЯ хоть немного улучшила ситуацию? А.Г.: Да. В этот раз выставка была гораздо ближе к фестивалю, чем прежде. Но до идеала очень далеко. Тут есть две основные причины: этим никто в Москве никогда не занимался и, что еще важнее, в этом никто по-настоящему не заинтересован, это невыгодно. Цена квадратного метра стенда - 230 долларов, цена входного билета - 1 доллар. Даже если на фестиваль придет в пять раз больше посетителей, чем сегодня на ярмарку, окупить ее будет очень, очень трудно - для устроителей.

Л.Г.: Говорим ли мы о том, что ярмарка является прекрасным ежегодным поводом для создания книжной недели в Москве?

А.Г.: Безусловно. Вот в этом годы были две попытки: издательство "София" устроило "Коэльо-фест", как они сказали, - фестиваль, связанный с привезенным ими Пауло Коэльо. С мероприятиями, посольскими приемами, еще чем-то. Другой пример этого рода был связан с приездом Иоанны Хмелевской по инициативе Польского культурного совета. При этом я не понимаю, почему даже среди этих мероприятий далеко не все анонсировалось в программе ярмарки, почему по городу не висели афиши… Директор Франкфуртской ярмарки рассказал мне, что плакаты их ярмарки будут висеть по всем вокзалам Германии, а едущие поездом во Франкфурт будут получать подарком к железнодорожному билету ярмарочный билет.

Л.Г.: Простой насущный вопрос: пока ярмарка не стала фестивалем, то есть развлекательно-познавательным мероприятием, - зачем читателю туда идти? Когда-то ходили потому, что на ярмарке книги были дешевле. А сейчас, говорят, уже не так.

А.Г.: На самом деле это так, но касается в основном дорогих книг. Коллекционное издание акунинского "Азазеля", выпущенное Захаровым, на ярмарке стоит 250 рублей, а в магазине - 500. А с другой стороны - понятно, что в офисе издательства "Захаров" можно сделать то же самое. Но тут все в одном месте.

Л.Г.: Сами издательства, покупающие себе стенд на ярмарке, считают основной своей задачей торговлю книгами - или?

А.Г.: Считают, что основная цель - профессиональные встречи, но торговлей зато можно окупить стендовые затраты.

Л.Г.: Вам как организатору и участнику эта ярмарка дала что?

А.Г.: В этом году я вдруг почувствовал, что мне приятно находиться на ярмарке. Она была больше, чем ярмарки прошлых лет, работы было много - но мне было приятно уже то, что ярмарка помолодела. Ниже средний возраст посетителей.

Л.Г.: Чем это объяснить?

А.Г.: Чтение стало модным занятием. Книжный раздел журнала "Афиша" и скандал с Сорокиным сделали для пропаганды чтения в молодежной среде по крайней мере столько же, сколько все официальные усилия вместе взятые. Но при этом даже учитывая, что издатели делают очень многое для развития культуры, пропаганды чтения и так далее, есть одна очень грустная история: если самым полезным скандалом года был скандал с Сорокиным (скандал, в котором никто не проиграл, а все выиграли), то самым вредным и мерзким был скандал с налогами. Все начало года правительство гоняло ставку налога для книжной отрасли как кошку по забору, и мы подошли к ярмарке с сократившимся общим тиражом и с падением роста названий. Вот вам и пропаганда чтения. Важен момент не экономического, а психологического восприятия книжной отрасли: книги - это культурный товар, нельзя считать, что одни торгуют носками, а другие - книгами. Я считал тогда и продолжаю считать сейчас, что правительство проявило вопиющий непрофессионализм. Впрочем, теперь, после вмешательства Путина, может, все вернется на круги своя. Но все равно очень противно.


Линор Горалик, 10.09.2002