.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Culture/Theatre/m.72700.html
Также: Театр, Культура | Персоны: Юлия Галямина

статья Погребенные текстом

Юлия Галямина, 18.06.2004
Федра. Изображение с сайта mythology.sgu.ru
Федра. Изображение с сайта mythology.sgu.ru
Реклама

Когда замахиваешься на слишком многое, часто не выходит ничего хорошего. История имеет массу тому подтверждений. Так же произошло и с "оригинальным", "смелым" и "прорывным" (какие только эпитеты не присваивали этому проекту) спектаклем "Э'Федра", премьера которого состоялась в четверг на сцене Щукинского училища в саду Эрмитаж. Молодая и талантливая команда, впечатляющая по предоставляемым сценическим возможностям площадка, богатые спонсоры, а главное - интересные идеи. В результате же - нудное и трудно перевариваемое действо, распадающееся на стилистически не состыкованные куски.

Причина - в слишком обширных замыслах создателей проекта. Они, как будто дорвавшись до хорошей сцены и денег, решили показать все, на что способны, все свои идеи, каждая из которых по отдельности была в большей или меньшей степени оригинальна и интересна. Но, собранные вместе, они погребли под своей массой и площадку, и деньги, и создателей, и даже самих себя.

Самое интересное из задумок проектировщиков спектакля - рассказать историю мачехи, влюбившейся в собственного пасынка, создав ее смешением текстов разных эпох (от Еврипида до Сары Кейн). Режиссер Живиле Монтвилайте назвала свой прием "миксом". Она ввела в спектакль сразу четырех главных героинь. По идее, каждая из них должна была изображать какую-то одну Федру. Получилось создать что-то свое, пожалуй, только у Федры #1 - артистки Московского ТЮЗа Натальи Мотевой. Остальные никак не могли связать свою игру с произносимыми словами: создавалось впечатление, что они просто раздавлены слишком сложным текстом. То же, по всей видимости, случилось и с режиссером спектакля, которой так и не удалось собрать из этого паззла цельную драматургию. Что же говорить о зрителях (средний возраст которых не превышал 25 лет): сидевшие (точнее лежавшие, так как публике предоставлялись не сиденья, а лежаки) студенты откровенно скучали, минут через 15 после начала действия уже не пытаясь вникнуть в смысл происходящего. Не способствовала хорошему пониманию и отвратительная работа звукооператоров, не сумевших наладить звук в лишком большом и еще не обжитом зале.

Публика во время всего действа развлекала себя, как могла: курила (табак и не только), распивала разнообразные алкогольные напитки и громко разговаривала во время долгих монологов бесконечных Федр. Все это, впрочем, должно было только радовать авторов спектакля, потому что их вторая (и, в общем, менее оригинальная и менее плодотворная) идея состояла в активизации зрителей. Для этого даже придумали несколько аттракционов: перемещали действие под зрительные ряды, так что публике приходилось переворачиваться на живот, пускали по трем экранам медитативные надписи на английском и заставляли танцевать под рейв на сцене. Все эти штучки опять же существовали как бы отдельно от драматической составляющей спектакля.

В результате осталось непонятным, к чему же, собственно, стремился режиссер. Если она хотела добиться какого-то настоящего, вдумчивого участия зрителей в действии, то это нужно было как-то связать со смыслом спектакля, с его литературной составляющей. Можно было хотя бы раздать публике на руки пресловутый литературный "микс", ведь даже филологически подготовленный зритель не может воспринимать такое количество текста на слух. Если же в замыслы создателей входила только организация рейв-вечеринки, то эти игры с литературой вообще теряют всякий смысл и превращают спектакль в какую-то инфантильную игру. Особенно ярко это видно из пресс-релиза, в котором употребляется очень много умных слов ("коллективное бессознательное", "априорные конструкты", "акция-диффузия") и при этом допускается несколько пунктуационных ошибок.

Прочие "достижения", которые ставили себе в заслугу создатели проекта, в целом не отличались оригинальностью: довольно банальный видеоарт, который в последнее время часто включается в сценическое действие, полеты под куполом цирка (лучшим в этом жанре из всех театралов все же стал бывший директор "Золотой Маски" Эдуард Бояков, свалившийся на голову публике на открытии фестиваля) и превращение классических сюжетов в ток-шоу. В конце, впрочем, Монтвилайте придумала смешную штуку - попросила проголосовать о том, как должна заканчиваться история про Федру. Главное – не сама эта идея (где-то мы такое тоже видели), а то, как это было осуществлено – с помощью черных и белых драже, которые зрителям предложили съесть. Если ты за хэппи-энд – скушай белое, за традиционный трагический финал – черное. Стоит ли удивляться, что все эти любители рейва выбрали белую конфетку. Все-таки счастливый конец меньше напрягает, да и чем там кончается настоящая Федра, большинство собравшихся так и не узнало.

Юлия Галямина, 18.06.2004

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей