.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Culture/Theatre/m.76592.html
Также: Театр, Культура | Персоны: Юлия Галямина

статья Классика. Супер

Юлия Галямина, 10.09.2004
Сцена из спектакля 'Воскресение. Супер'.
Сцена из спектакля 'Воскресение. Супер'.
Реклама

Московский театральный сезон начался со спектакля, одно название которого вызывает противоречивые литературные ассоциации. Пьеса "Воскресение. Супер", написанная популярными братьями Пресняковыми и поставленная "Табакеркой" на Малой сцене родственного МХАТа, вызывает в памяти прежде всего не роман Толстого, который и лег в основу постановки, а книжку современного норвежского писателя Эрленда Лу. Его роман "Наивно. Супер", который был очень популярен пару лет назад, - это рассказ молодого норвежца, который не знает, что ему надо и как ему жить. При этом все его страдания – такие легкие, такие наивные, а поиски себя – такие неглубокие и ненавязчивые. То есть все очень современно. Просто супер. Не то, что у Льва Толстого с его Дмитрием Ивановичем Нехлюдовым и Катюшей Масловой: такое философское и религиозное погружение для современного человека - это запредельно.

Полученный Пресняковыми микс из двух столь непохожих и в то же время чем-то близких (есть страдающий главный герой, есть девушка, есть любовь и перерождение) произведений получился интересным прежде всего с драматургической точки зрения. С одной стороны, пьеса напоминает комикс, в котором каждый рисунок отделен от другого и представляет собой в какой-то мере самостоятельную картинку: вот Нехлюдов у себя дома, вот он уже в гостях у Корчагиных, в тюрьме, у директора департамента, на вокзале. А с другой стороны, внутри каждой такой сценки своя логика, своя глубина, свое развитие. Такая смесь пресловутого клипового мышления с наследием русской классики смотрится, как ни странно, вполне органично - потому, наверное, что такое восприятие мира свойственно большинству современного образованного населения России.

Заслуга режиссера Юрия Бутусова в том, что ему это противоречие удалось подчеркнуть. Сложность его задачи состояла, конечно, не в расчленении общего действия на отдельные картинки (это за него сделали авторы пьесы), а в наполнении каждой отдельной сцены своей собственной живописностью и собственной глубиной. Герой, перескакивающий из одной части романа в другую волей режиссерского монтажа, сам меняется и начинает переживать новые обстоятельства, как будто между двумя склеенными кусками он пережил многое из того, что было у Толстого, но не осталось у Пресняковых.

Это, конечно же, очень сложная задача для актера, но играющий главную роль Виталий Егоров справился с ней блестяще. Он как будто и вправду сошел со страниц "Воскресения" (до того он похож на Нехлюдова с классических иллюстраций Леонида Пастернака) и попал в современную пьесу, где никто больше такой способностью к переживанию, такой трагичностью не обладает. Даже Катюша Маслова, сыгранная Линой Миримской. Все остальные герои страшно современны и часто произносят слово "супер", они выразительны (как в комиксе) и двумерны (опять же как в комиксе). А этот несчастный князь, который мучается, ищет Бога, помогает обездоленным и бесправным, - он совсем не наш, совсем из другого времени, и его никто здесь не может понять. Здесь, где картинка сменяется картинкой и нет времени ни рассмотреть, ни пережить каждую из них в отдельности.

Юлия Галямина, 10.09.2004

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей