О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Culture/m.4361.html

статья Рассмешивший жюри побеждает

Марина Давыдова, 10.04.2001

"Маску" за лучший спектакль малой формы получила "Одна абсолютно счастливая деревня" Петра Фоменко (единственное решение драматического жюри, не только единодушно, но и бурно поддержанное залом). А две "Маски" за лучший спектакль большой формы и за режиссуру достались Григорию Дитятковскому со спектаклем "Потерянные в звездах" по странноватому произведению Ханоха Левина. Его пьеса, название которой в точном переводе звучит как "Торговцы резиной", представляет собой притчу с элементами абсурда и изрядной долей похабства. Три с лишним часа три действующих лица разыгрывают сюжет на тему "секс против чистогана", каждые три минуты упоминая резиновое изделие # 2 и то, на что его надевают. Слушать текст этой Надежды Птушкиной израильского розлива не было бы решительно никакой возможности, если бы Дитятковский не проявил чудеса изобретательности. Он ввел в спектакль много живой музыки, танцы, песни, а так же статистов в виде ангелов, ироническим контрапунктом сопровождающих все действия героев. В результате режиссер победил текст, но давать за это сразу две "Маски" по меньшей мере странно.

Одну из них (за режиссуру) можно было бы выделить тому же Гинкасу за "Черного монаха". То, что он ее не получил, объясняется скорее всего каким-то недоразумением. Голосование-то тайное. И члены жюри, вероятно, хотели как лучше.

С Додиным случай более очевидный. Театральное сообщество делится на два лагеря: на полагающих, что у Додина нет души, один голый профессионализм, и на считающих, что про душу мы ничего знать не можем, а профессионализм - раз уж премия называется профессиональной - и должен быть основным критерием отбора. В жюри, как правило, вторых оказывается меньше, чем первых. "Молли Суини" можно упрекнуть в чем угодно, только не в отсутствии режиссерского мастерства. Причем мастерства виртуозного.

Пьеса ирландского драматурга Брайана Фрилла представляет собой три монолога - самой Молли, ее мужа и врача. Никакого действия в пьесе нет, никакого общения между героями тоже. Додин усугубил эти и без того нелегкие сценические обстоятельства. В спектакле нет ни массовки, ни песен, ни танцев, ни каких бы то ни было постановочных эффектов. Более того, в нем - случай практически невиданный - вообще нет музыки. Артисты почти не двигаются. Они, подобно престарелой Саре Бернар, сидят в высоких плетеных креслах. Иными словами, здесь все держится на Татьяне Шестаковой (Молли), Сергее Курышеве (муж) и Петре Семаке (врач). На их жестах, интонациях, мимике. На тончайших психологических нюансах и незаметных невооруженным глазом режиссерских ходах. И вместе с тем это совершенно режиссерский спектакль, ибо легко представить себе, как, выражаясь театральным языком, плюсовали бы те же (или другие, причем столь же прекрасные) артисты, не будь рядом Додина. Как тончайший спектакль превратился бы в набор бенефисных реприз.

В результате "Молли Суини" смотреть скучно, но интересно. Ибо это художественная скука самой высокой пробы. То, что жюри предпочло этой скуке веселую историю о презервативах, уже не объяснишь случайностью. Это, к сожалению, закономерность. У Додина души не увидели, а в спектакле на тему "секс против чистогана" - обнаружили.

Вряд ли это обстоятельство поколеблет рейтинг двух выдающихся режиссеров в театральном сообществе. В свое время другой знаменитый спектакль Гинкаса "К.И. из "Преступления" тоже ничего не получил. Он до сих пор ездит по международным фестивалям и считается одним из лучших российских спектаклей последних десяти лет. А о лауреатах той, многолетней давности "Маски" уже и не вспоминают. История театра (и искусства вообще) пишется, к счастью не по результатам конкурсов, а по гамбургскому счету. Этим и будем утешаться.


Марина Давыдова, 10.04.2001