.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Economy/m.111477.html

статья Власть по вызову

Андрей Колесников, 15.09.2006
Андрей Колесников. Фото с сайта rg.ru
Андрей Колесников. Фото с сайта rg.ru
Реклама

Насильственная смерть первого зампреда Центробанка Андрея Козлова позволила преодолеть важный психологический рубеж: раньше крупных чиновников, тем более со столь масштабной сферой ответственности, не убивали. Не смели. Потому что, каким бы государство не было, оно устанавливает правила игры. И если они установлены, ты можешь их обходить, коррумпировать "мелких сошек", реализующих решения, заказывать пиар-кампании против регулятора. Но ты не можешь убить регулятора из чувства мести. Это один из барьеров, так сказать, этических - насколько вообще можно говорить этика в том жестком мире, где пересекаются государство и бизнес.

И вот нашлись люди, которые переступили границу. Наверняка в их положении это ничего не меняет, а проблемы не решаются убийством обидчика. Не изменит это и общего вектора политики в том секторе, за который отвечал Андрей Козлов. Банковский надзор - тот редкий случай, где если и проводится какая-либо политика, то она действительно в чистом виде государственная, реализуемая невзирая на лица. Конечно, человек, который придет на место Козлова, может оказаться менее жестким и более приятным в общении с банкирами. Но по большому счету правила и надзор за ними останутся прежними.

Значит, это месть, не знающая границ. Убит честный чиновник - значит, все дозволено. В этом смысле прав Анатолий Чубайс, заявивший, что убийство Андрея Козлова - вызов российской власти. Но и власть наша - власть по вызову. Когда надо, ее нет. Когда не надо, она появляется непрошеной и лезет туда, где ее не должно быть. И еще она охотно сращивается с бизнесом. А вот как раз банковский надзор при Козлове не был властью по вызову, и со сращиванием все было плохо. Иначе бы не убили.

Убийство Андрея Козлова неизбежно посеет страх в государственной элите. Это предупреждение: не хотите коррумпироваться и играть по нашим правилам - мы вас достанем. Смотрите - вот что бывает с теми, кто остается некоммерческим чиновником в коммерциализированном государстве. (А Андрей Козлов был блестящим государственным служащим и очень слабым бизнесменом - в частном секторе у него ничего не получалось, несмотря на профессионализм и креативное мышление.) Наше чиновничество и так-то не слишком принципиально в исполнении своих обязанностей и иной раз не видит ничего зазорного в "решении вопросов", "терках", "откатах" и "крышах". А когда чиновника еще и вынуждают коррумпироваться, деваться ему уже некуда.

Так устроена система. Жить в системе и быть свободной от нее - нельзя. Но кто-то ведь эту систему построил. И это был не один человек. Таких было много по обе стороны баррикады, которая отделяет жесткими правилами - юридическими и этическими - государство от бизнеса. И это отделение в теории должно быть не менее четким, чем конституционное отделение государства от церкви или исполнительной власти от законодательной и судебной.

Коррупция стала не просто проблемой номер один. Правила устанавливаются таким образом, что без коррупции вообще нельзя решить ни одного вопроса: чтобы что-то сдвинулось с места, нужна "смазка". Чиновники, принимающие, как правило, мелкие, но важные для конкретного физического или юридического лица решения, живут на административную ренту со своего кресла. Рядовым обывателям проще заплатить коррупционную ренту, чем задержать решение своей проблемы на годы, да и то без особой надежды на успех.

Словом, без коррупции ничего в системе не работает, а жить без нее давно не пробовали. Да и вряд ли получится.

Правила, которые устанавливались в надзоре Андреем Козловым, в отличие от многих других правил, устанавливаемых государством, были, возможно, и чрезмерно жесткими, но рациональными. В них не было бессмысленного содержания и четко просматривалась цель - превратить российскую банковскую систему в более прозрачную и менее криминальную. А значит, устойчивую, надежную, пользующуюся доверием клиентов, частных и корпоративных. Козлова сильно не любили и те банкиры, которых нельзя назвать коррупционерами. Но они понимали - правила есть правила. И изменить их, равно как и характер первого зампреда ЦБ, они не могли.

Убийство Козлова - это и демонстрация неприглядной изнанки того, что привычно обозначается словом "стабильность". Эта самая "стабильность" держится на хрупком противостоянии элит, бизнеса и государства, внтуриэлитных кланов и группировок. Баланс держится за счет того, что внутри системы нет победителей. Пока нет победителей. И если один клан заметным образом начнет побеждать другой, "стабильность" разорвется изнутри.

Система нестабильна, потому что держится не на правилах - четких и понятных, а на договоренностях - хрупких и нечестных. Убийство Андрея Козлова просто еще раз напомнило о том, как устроена система. Слишком дорогая цена за демонстрацию ее пороков.

Андрей Колесников, 15.09.2006


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей