О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Events/Crime/m.198403.html

новость Бастрыкин извинился перед Муратовым

14.06.2012
Александр Бастрыкин и Дмитрий Муратов. Кадр "России 24"
Александр Бастрыкин и Дмитрий Муратов. Кадр "России 24"
Реклама

Председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин принес извинения главному редактору "Новой газеты" Дмитрию Муратову за историю с угрозами его заместителю Сергею Соколову (ОТКЛИКИ). Об этом со встречи председателя СКР с главами изданий сообщил главный редактор Газеты.Ру Михаил Котов. "Я хотел бы начать с того, чтобы принести Дмитрию Андреевичу (Муратову. - Ред.) извинения за тот эмоциональный срыв, который допустил на совещании (на котором Бастрыкин потребовал от Соколова извинений за статью о "кущевском деле". - Ред.)", – цитирует Бастрыкина РИА "Новости". "Для меня повестка дня исчерпана. Примирение состоялось", – заявил в ответ Муратов. "Я хотел бы прежде всего объясниться, почему я молчал - потому что меня три дня не было в Москве", - заявил также Бастрыкин.

Ранее Бастрыкин обвинил Муратова во лжи. Бастрыкин дал интервью "Известиям", в котором назвал сообщения об угрозах в адрес журналиста "Новой газеты" Сергея Соколова "глупостями и инсинуациями недобросовестных коллег". "Первое - в лесу я не был уже даже не помню сколько лет. Работа настолько напряженная, что не до поездок на природу. Второе: конфликтная ситуация с "Новой газетой" возникла после хамской и безобразной статьи журналиста Соколова по поводу расследования Следственным комитетом дела банды Цапка, члены которой обвиняются в массовом убийстве в столице Кущевская. Не скрою, реакция моя на статью была эмоциональной", - заявил Бастрыкин.

"Просто стало обидно - не столько за себя, сколько за следователей, которые, подчас рискуя жизнью, делают свою работу. Пригласить Соколова и показать ему, что называется, живьем людей, которые расследовали нашумевшее дело подонков из Кущевки, была моя инициатива. Пресс-служба Следственного комитета отговаривала меня от этой затеи. Как теперь понимаю, вполне оправданно. Но я настоял. Я не мог даже представить, что журналисты и редакция "Новой" опустятся до прямой лжи", - заявил Бастрыкин, комментируя свой разговор с Сергеем Соколовым. Он также отметил, что открытое письмо Дмитрия Муратова "появилось сразу после обысков, которые провел Следственный комитет у лидеров несистемной оппозиции".

Редактор отдела расследований "Новой газеты" Сергей Соколов после конфликта с Бастрыкиным в целях безопасности находится за пределами России. Об этом сообщила накануне руководитель пресс-службы издания Надежда Прусенкова. "Мы должны быть уверены в безопасности Сергея, и поэтому он находится за границей. Но мы очень надеемся, что случившееся будет урегулировано и он, конечно, вернется в страну, поскольку русское счастье - жить и работать на Родине", – заявил Дмитрий Муратов.

По его словам, изданию "не хочется информационных войн, но хотелось бы лично получить от Бастрыкина эти гарантии безопасности и объяснение случившегося". "После нашего обращения, согласно закону, ответ должен последовать не позднее, чем через неделю, хотя с промежуточными ответами все может затянуться на месяц. Но мы подождем. Если же ничего не случится, то сделаем другие шаги. Какие именно? Мне пока не хотелось бы говорить", – подчеркнул Муратов.

Ранее Дмитрий Муратов потребовал от Бастрыкина гарантий безопасности для всех сотрудников редакции. По словам Муратова, Бастрыкин угрожал расправой Сергею Соколову. Об этом Муратов написал в открытом обращении к председателю СКР. В своем письме Муратов излагает суть событий. После того как Соколов подверг резкой критике действия СКР по делу Сергея Цеповяза, заплатившего 150 тысяч рублей штрафа за укрывательство убийства в станице Кущевской, Бастрыкин пригласил журналиста в рабочую поездку в Нальчик. Там Соколов принес извинения за излишнюю эмоциональность, однако Бастрыкин извинения не принял, публично обмолвившись о дуэли.

Как пишет Муратов, на обратном пути после приземления самолета охрана Бастрыкина отвезла Соколова в лес и оставила его наедине с генералом. Тогда Бастрыкин в крайне экспрессивной форме высказал все, что думает о редакционной политике "Новой газеты", и пригрозил Соколову расправой.

"Вы, Александр Иванович, признанный ученый, сторонник так называемого "института установления истины". Это когда соблюдается не только формальная, процедурная часть правосудия, но открывается правда, устанавливается истина. И Вы знаете, что на этот раз жестокая правда в том, что Вы в запале грубо угрожали жизни моего заместителя. И даже удачно пошутили, заметив, что сами же это дело и будете вести", - писал Муратов.

"Александр Иванович! Я знаю, что генералы и дети любят пугать. Но мы не дети, и к Вашей деятельности всегда относились с профессиональным уважением. Именно поэтому к Вашим словам я и редакционная коллегия отнеслись со всей серьезностью. Мы работали на многих войнах. Мы хоронили наших коллег. Мы принесли Вам извинения в газете за избыточные эмоции и двусмысленную формулировку. Но теперь и я от Вас, господин генерал, имею право требовать. Требовать гарантий безопасности для Сергея Соколова и сотрудников редакции", - писал Муратов.

Главред издания также просил Бастрыкина довести до своих подчиненных, ставших свидетелями конфликта на совещании в Нальчике, "не воспринимать сотрудников "Новой газеты", работающих на Кавказе, как людей, на которых открыт долгожданный сезон охоты".

Депутат Госдумы Александр Хинштейн рассказал, что Бастрыкин упоминал и его фамилию. "Я знаю немножко больше, чем говорю, поскольку я связан определенными обязательствами, данными Дмитрию Андреевичу Муратову. Это его право раскрывать детали, что там происходило. Могу только сказать, что во время ночного рандеву в лесу речь шла и о моей скромной персоне. Поэтому я, конечно, эту ситуацию не оставлю", – заявил Хинштейн. "В новейшей истории, да и во всей истории страны, не было случая, чтобы руководитель правоохранительного органа впрямую угрожал журналисту убийством, да еще и вывезя его в лес. Я считаю, что должна прозвучать единая позиция нашего профессионального сообщества. Также считаю, что в эту ситуацию надо вмешиваться президенту страны, поскольку он назначает и освобождает Бастрыкина", – отмечает Хинштейн.

Примирение Муратова с Бастрыкиным: отклики

Юрий Сапрыкин, журналист
Вообще извинения — это дело хорошее. Но это факт личных отношений Б и М/С (Бастрыкина и Муратова/Соколова. - Ред.). А вот угроза убийства со стороны госчиновника, если она имела место быть, - это ни разу не их личное дело. И извинения здесь совершено не освобождают от ответственности - точно так же, как извинения С (Соколова. - Ред.) за излишнюю эмоциональность текста не освободили его от поездки в лес.
Рустем Адагамов. Фото с сайта lenta.ru
Рустем Адагамов, топовый блогер drugoi
Журналистов, ходивших вчера с плакатами к СК, выставили дураками. ОК.

https://twitter.com/adagamov/status/213276796496519168

Дима Муратов, в следующий раз "Волки!" не кричи, не поверят.

Нателла Болтянская. Фото А.Моисеева с сайта www.natel.ru
Нателла Болтянская, журналист, автор и исполнитель песен
Муратов не кричал "волки", он обратился к Бастрыкину с конкретными пожеланиями. Их поддержала общественность. Мне, кстати, весьма интересна судьба уже опубликованных заявлений хартии журналистов и депутата Хинштейна с требованием расследовать произошедшее. Вот их – устроит примирение или нет?
Матвей Ганапольский. Кадр "Первого канала"
Матвей Ганапольский, журналист "Эха Москвы"
Что означает "Муратов и Бастрыкин пожали друг другу руки и сказали, что конфликт исчерпан"?! Что это значит?! Мы сутки требовали объяснений от Следственного комитета, который нагло молчал. Мы подписывали письмо от Хартии журналистов, наши журналисты пикетировали СКП, их сажали в автозак! И вдруг "пожали руки"??? Я сегодня в эфире звонил в СКП и требовал ответа, а там бросали трубку! Я хочу знать, кто кого кинул, кто врал?! Были ли угрозы? Возили ли человека в лес? Кто лгал - Соколов или Бастрыкин? Кто-то ведь лгал, и это нельзя закрыть рукопожатием. То, что было до этого, чудовищно, но эта "мировая" беспрецедентна. Я хочу знать, кто кого использовал. Если использовали меня и моих коллег для решения каких-то закулисных вопросов, то пусть никто в дальнейшем не ждет от меня никакой поддержки. Это "замирение" требует объяснений!!!
Ксения Ларина
Ксения Ларина, журналист "Эха Москвы"
Ощущение жуткого позора. Дегтем вымазали, в перьях вываляли и пустили по кругу - вали, свобода слова, танцуй. Конечно, это можно было предположить. Но так не хотелось. Короче, встретимся в лесу. Все там будем.
Владимир Варфоломеев. Фото с сайта "Эха Москвы"
Владимир Варфоломеев, зам. главного редактора "Эха Москвы"
Когда речь идет о жизни сотрудников, я склонен доверять решениям главного редактора. Даже если они вызывают у меня сильное удивление.
Ольга Бычкова, журналист "Эха Москвы"
Я не чувствую себя как-либо оскорбленной сегодняшним финалом истории с Бастрыкиным и "Новой газетой".

Во-первых, я полностью доверяю Муратову. Когда он описал этот ад с Сергеем Соколовым - я не сомневалась, что все правда. И точно так же теперь у меня нет причин сомневаться в том, что делает Дима. Бастрыкин принес извинения и оправдания, Муратова они устраивают. ОК.

Во-вторых, мое отношение к угрозам в адрес журналистов и самоуверенности начальников не меняется - что бы ни происходило дальше. Я не считаю, что вчера меня кто-то "использовал". Я пыталась выразить свое собственное отношение к безобразию. И совершенно об этом не жалею.

Борис Кузнецов. Фото с сайта ng.ru
Борис Кузнецов, адвокат
Муратов сделал все, что должен был сделать. Но Дима и Сережа (Муратов и Соколов. - Ред.) - они не просто граждане, за ними стоят люди. Второе. "Новая" - едва ли не единственная печатная газета полностью оппозиционная. Всем ясно, что такое это... Бастрыкин - следак с психологией уголовника, но вся власть - банда. Я думаю, что Дима поступил мудро.
Елена Костюченко. Фото ''Новой газеты''
Елена Костюченко, журналистка "Новой газеты"
Осуждающие Муратова - за 19 лет существования газеты он похоронил 8 своих сотрудников. Просто имейте это в виду, когда мечтаете о войне.
Роман Доброхотов. Фото ''Новой газеты''
Роман Доброхотов, журналист, политический активист
При чем тут война. Речь идет о том, чтобы не глотать оскорбления. Теперь-то Соколову точно ничего не угрожает.
Маша Гессен. Фото с личной страницы в Facebook
Маша Гессен, журналист
В общем, итог дня такой. Сергея Соколова теперь нельзя вывозить в лес и угрожать расправой. Зато всех остальных журналистов - можно. Потому что с сегодняшнего дня это уже не уголовное и должностное преступление, а так, типа бытовое хамство. Это подарок, преподнесенный Дмитрием Муратовым журналистскому цеху, который вчера стоял за него в пикетах.
Георгий Сатаров. Фото с сайта www.amic.ru
Георгий Сатаров, политолог
Это здорово, что Бастрыкин с Муратовым замирились. И здорово, что мужественный Соколов может вернуться в страну и к своей важной работе. Я бы тоже не прочь прильнуть к такой высокопоставленной ручке, почувствовать на ладони легкое царапание от гигантских каратов на кольце, деликатно повернутом камнем вовнутрь, подивится новым потрясающим часам, как бы невзначай выглянувшим из под рукава кителя, изготовленного на заказ из уникальной монгольской шерсти. Я тоже мечтаю об этом сладостном ощущении высокой причастности. И здорово, наверное, сидеть на каком-нибудь таком совещании и внимать откровениям вперемешку с наглым враньем, и думать: "Как здорово, что я связан со всеми джентльменским соглашением не разглашать ни правду, ни ложь. Надо почаще к ним ходить, меньше можно будет разглашать. Это ведь как же здорово придумано: ходить к власти, чтобы можно было побольше скрывать. И как же это скучно - ходить к ней, чтобы потом рассказывать другим". Но я лишен этой возможности - думать о таком, высоком. И еще вот это ощущение собственного могущества: всех поставить на уши и в пикеты, возбудить негодование, сочувствие, волну, короче. А потом - бабах! - и гордо замириться. И плевать, был ли мальчик в лесу. И плевать, если теперь любой майор из расследователей может затащить в лес девчонку, которая ему не дала, или предпринимателя, который ему не дал, или районного журналюгу, который его, конечно, оклеветал. Ведь я его прощу.
Александр Рыклин, главный редактор "ЕЖ"
Я правильно понимаю, что если мы, например, с парой-тройкой крепких ребят из "Солидарности" завезем ночью Бастрыкина в лес, пообещаем отпилить ему голову, а потом скажем, что чего-то перенервничали, и извинимся, то нам за это ничего не будет? Попробовать, что ли?
(Живо представляю себе одиночные пикеты следователей из СК под окнами моей редакции)...
Александр Хинштейн. Фото Д.Борко/Грани.Ру
Александр Хинштейн, депутат Госдумы
Значит, я тоже могу вывезти Бастрыкина в лес, пообещать, что убью его? А потом извинюсь "за срыв", и мне ничего не будет?
Алексей Навальный, лидер Партии прогресса
Бастрыкин вообще-то уголовное преступление совершил. Как тут можно "извинения принять"?

https://twitter.com/navalny/status/213277895844577282

А пусть все арестованные сегодня по делу о беспорядках тоже извинятся перед омоновцами и их отпустят. ОНИ ЖЕ ИЗВИНИЛИСЬ.

Сергей Бунтман, зам. главного редактора "Эха Москвы"
Да в том-то и дело, что этот нервный товарищ не муж, не брат и не сосед. Он и есть та самая милиция. Он и есть государство, которому, в отличие от не облеченных властью граждан, нервничать не положено вообще. Почему объяснение госправоохранителя высочайшего ранга "я сорвался" убеждает общество и даже вызывает сочувствие, а подобное объяснение девчонки, метнувшей асфальтину в бронированного рыцаря порядка, не примет никто и никогда?
Александр Подрабинек, журналист, правозащитник, бывший политзаключенный
Не судите Дмитрия Муратова слишком строго. Представьте себя на его месте. Я знаю, каково это – хоронить своих журналистов. Муратов делает все, чтобы защитить своего сотрудника, а не посадить Бастрыкина. У него такие приоритеты. Кто-нибудь против?

Однако "лесная история" перестала быть фактом личных отношений между Сергеем Соколовым и Александром Бастрыкиным. Она перестала быть даже частным делом "Новой газеты" и СК. Это стало общим делом, публичным, и взаимные извинения фигурантов этой истории ничего не меняют.

Дима Муратов, будем надеяться, выгородил Сергея Соколова, а наше дело – дожать Бастрыкина. Мы его извинений не принимали, да он их нам и не приносил. Нам не все равно, что гражданина нашей страны председатель Следственного комитета угрожал убить, да еще не в пылу допроса у себя в кабинете, а в задушевном разговоре на свежем воздухе. Уже не важно, был это Соколов, Петров или Иванов; уже не важно, был это журналист, рабочий или бомж; уже не важно, кто кого извинил.

Александр Лебедев. Фото РИА "Новости"
Александр Лебедев, владелец "Новой газеты"
1. У меня нет сомнений в том варианте происшедшего, который изложен «Новой». Никаких оснований для «провокаций» просто нет, да и газета ими никогда не занималась. С. Соколов – человек сдержанный, честный и профессиональный. Именно он работал со Следственным комитетом все эти годы по делу Ани Политковской, и сторонам не в чем друг друга упрекнуть.

2. Относительно интервью в «Известиях»

При чем здесь вообще обыски у «революционеров», Госдеп и т.д.? Мне вон Госдеп уже который год задерживает выплаты (у них там, слышал, кризис, subprime debt, Lehman, etc) – в общей сложности должны 30 серебряных «портретов президентов». Звоню Макфолу какой месяц - как же, соединили! Детским лепетом кажется негодование относительно того, «а чего же они эту страшную угрозу неделю скрывали?» Неужели непонятно? А в лесу ли, на обочине – это не имеет значения, это фигура речи. Обеспечили безопасность журналиста и его семьи. Все зафиксировали, депонировав у независимых СМИ. Попытались обсудить проблему, извинившись за «эмоциональный перебор». Неофициально предложили это же другой стороне. Расшифровали часть официальной «беседы» в Нальчике – увидели слова «ваша гадская газета», «пшел вон!». Подумали, откуда же взялось сфабрикованное уголовное дело СКР против Лебедева (эпизод на НТВшниках), только ли из путинского публичного «хулиганство»? Редакция решила официально пока никуда не обращаться (а куда – в сам СКР? к властям?) – стороны ведь еще могут счесть это недоразумением, эмоциями и т.д. И перейти к совместной работе по расследованию, в том числе коррупции и мошенничеств в банковской сфере - у нас накопилось много важных материалов, а у СКР результатов пока кот наплакал.

http://www.alebedev.ru/blog/8675.html

На мой взгляд, "Новая газета" и Следственный комитет нашли единственно правильный компромисс.

Валерий Ширяев, зам. директора "Новой газеты"
Муратов четко поставил задачи - в условиях полного отсутствия доказательств у "Новой" просто на авторитете заставить Бастрыкина гарантировать безопасность всех работающих журналистов. И он этого добился без козырей, практически с пустыми руками. При том, что все следственные действия, пожелай он возбудить официальное расследование, как тут каждый второй пишет (не понимая сложности задачи), контролировал бы ненавидящий нас силовик. А потом за полчаса проиграл бы дело в Басманном суде, куда мы приписаны, если кто не знает. Со всеми последствиями, сами лоб наморщите, не буду подсказывать. Никто в "Новой газете" не просил вас о помощи - вы сами пошли в пикеты, как и мы пойдем за вас в следующий раз. Вы пошли за "Новую" по убеждениям или это торг такой: я тут в пикете, но уж и ты требуй невозможного вплоть до ликвидации газеты? Поэтому не просите воздаяния. Проблема Лариной и Ганопольского в том, что они просто сидят у микрофона и разговаривают, а у Муратова 4 человека регулярно на Кавказе работают. Разный опыт. Неужели не доходит ни до кого, с какими безнадежными шансами мы вообще начали это сражение? Слово журналиста против слова высшего силовика! В результате целому пулу главных редакторов Бастрыкин публично дал гарантию безопасной работы, да еще и извинился! Это победа, девушка! И фантастический прецедент. И не надо вспоминать про мальчика и волков, делайте что должно и будь что будет. Для Муратова должно - развернуть силовой наезд и подключить всех к гарантиям. Он это сделал.
Ольга Алленова. Фото с сайта www.kommersant.ru
Ольга Алленова, обозреватель ИД "Коммерсант"
Понятно, что в этой истории публичные извинения означали гарантии безопасности журналистов и право нормально работать в регионе дальше. И это для Муратова было главной задачей.

...Эти извинения важны не только для «Новой газеты», а для всех российских журналистов. Ведь первые лица в России вообще никогда не извиняются. Это не принято, это демонстрация слабости. Поэтому в современной России никто ни за что не извиняется. Последним человеком, приносившим извинения, за войны, голод, депортации, был Ельцин. И то, что сделал глава СК, - большой прорыв, разрушающий тенденцию молчания.

Более того. Когда первый силовик в стране признает, что обвинения Муратова, по сути, верны и Соколова действительно из аэропорта повезли не домой и не в редакцию, а провели с ним беседу на «лесной обочине», это означает, что силовик не хочет противостояния. Потому что понимает, что такое общественная реакция. И это тоже очень важно. Они научились видеть вокруг себя общество. Раньше они видели только себя.

Андрей Колесников. Фото с сайта rg.ru
Андрей Колесников, обозреватель "Новой газеты"
Жаль, что важные тексты иногда остаются непрочитанными. Например, письмо главного редактора «Новой газеты» Дмитрия Муратова главе Следственного комитета (СК) Александру Бастрыкину. В нем редакция требовала три вещи: извинений за угрозы; обеспечение безопасности заместителя главного редактора Сергея Соколова; обеспечение безопасности сотрудникам редакции, выполняющим задания на Кавказе. Все три требования были удовлетворены. И теперь, после принятых извинений Бастрыкина, в глазах части коллег и читателей «Новая газета» — предатель дела борьбы с «кровавым режимом».

Вероятно, это связано с тем, что «Новая газета» должна была сама а) снять Бастрыкина с должности; б) добиться привлечения его к уголовной ответственности. Однако газета не снимает с должности и не привлекает к уголовной ответственности. Глава СК признал все – в том числе разговор в «лесу», который он назвал «обочиной». Теперь этим сюжетом должно заняться государство – депутаты, прокуратура и проч. Газета выступила - что сделано?

Юлия Латынина, обозреватель "Новой газеты"
На блогеров нам в «Новой» плевать, и мы совершенно счастливы. Мы получили ровно то, чего хотели: гарантии безопасности Соколова.

«Новая» не в первый раз оказывается в подобной ситуации, и, да, безопасность журналиста для нас важнее гласности.

Алексей Венедиктов. Фото Е.Михеевой/Грани.Ру
Алексей Венедиктов, главный редактор радиостанции "Эхо Москвы"
Александр Иванович Бастрыкин... Мог же он сказать «Все бред». И поди докажи. «Все бред, этого не было». Вот, функция этого интервью в «Известиях», да? «Идите все лесом по обочине»... Вот не было этого, всё. То есть разговор был, но разговор был такой, что не угрожал, просто разговаривали. Он сконцентрировался, он пришел. Он извинился... Я не хвалю его за это. Это нормально... Так он извинился не только за Нальчик (скандал на совещании. - Ред.), но и за дорогу (разговор с Соколовым на обочине автотрассы. - Ред.) – я же это слышал. Я же это слышал собственными ушами. Поэтому это поступок. И, конечно, поступок Дмитрия Муратова, который протянул ему руку. Потому что безусловно, я абсолютно уверен, что Бастрыкин за это извинение будет критиковаться внутри власти, внутри силового сообщества. Это слабость.

...И, с другой стороны, я не сомневаюсь, что поступок Муратова вызовет массу осуждения среди его читателей и его коллег. Он уже и вызвал. Это тех, кто не хоронил своих журналистов. Это их, кстати, право критиковать что Бастрыкина, что Муратова. Но я солидаризируюсь в этом смысле, еще раз повторяю, с Димой Муратовым, потому что это тоже был поступок... Как это - этому кровавому режиму, который угрожает, пожать руку, пожать руку и спасти журналиста? Старая проблема.

Газета.Ру
...Можно было бы с учетом нашей специфики порадоваться даже и этому акту мира как признаку хотя бы стилистического смягчения нашей охранительной системы, если бы не каждодневные доказательства, что никакого смягчения как раз и нет.

Наоборот. Именно сейчас Следственный комитет резко расширил границы того, что он сам себе позволяет. Растущая легкость, с которой принимаются решения об арестах оппозиционеров. Взломы их квартир в отсутствие хозяев. Залезание в чужие постели. Изъятие предполагаемых вещдоков, напоминающее грабеж. И тут уж никто не извиняется перед пострадавшими и не преподносит им часы с эмблемой Следственного комитета.

Худой мир, пусть даже и неискренний, неформально организованный и пренебрегающий юридическими процедурами, все равно лучше доброй ссоры. Но при условии, если за этим действительно стоит готовность умерить карательный азарт, а не банальное желание избавить себя от проблем на отдельном участке, ничуть не мешающее репрессивным мероприятиям на всех других направлениях.

Евгений Ихлов. Фото с сайта og.ru
Евгений Ихлов, политолог, публицист
Было всё ясно объяснено - редакция "Новой газеты" постоянно сотрудничает с СКР. Ответственный (т.е. офицер связи) - тот самый Соколов. Хроника. Офицер связи посылает куратора на *** в письменном виде. Куратор зовет офицера связи на совещание следственных работников в Нальчик и везет его своим бортом. Во время заседания (само присутствие на нем требует допуска - допуск оформляется только "помощникам") по-начальски распинает офицера связи, тот извиняется. Куратор посылает офицера связи на *** в устном виде. Тот идет, но недалеко и спецбортом возвращается в первопрестольную. Поскольку у офицера связи нет ни 50 долларов США на такси, ни 5 евро на аэроэкспресс до вокзала, то он едет к месту постоянного проживания на машине куратора. Тот тормозит тачку на полянке и объясняет офицеру связи, что выдернет ему ноги из жопы. Офицер связи, спасая ноги, бежит в нэньку Украйну. Когда склока куратора и курируемого доходит до верховного главнокомандующего, оба извиняются и клянутся продолжать плодотворно сотрудничать. Коллектив "Новой" торжествует - генерал лично обещал не выдирать у их замглавного ноги из жопы. Апофеоз.
14.06.2012


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама


Выбор читателей