О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Events/Crime/m.247610.html

статья Здраворазрушение

12.01.2016
Илья Зелендинов наносит удар

Илья Зелендинов наносит удар

Главврач белгородской больницы, в которой произошло убийство пациента врачом, отстранен от должности. Врач Илья Зелендинов задержан. Убийство произошло 29 декабря, но привлекло к себе общественное внимание лишь 9 января, когда в сеть попали съемки с больничной видеокамеры. В сети продолжается дискуссия о причинах, которые могли привести к трагедии, и о непростых взаимоотношениях врачей и пациентов в нынешних российских больницах.

Инна Сергеева. Кадр из видео belive.ru
Инна Сергеева, вдова погибшего Евгения Вахтина
Открывается железная дверь - и что я вижу? Стоит доктор Зелендинов. Рядом с ним адвокат. То есть он никуда не уезжал из больницы. Я говорю: "Что ж вы наделали?" - "Примите извинения, я не хотел". Я говорю: "Вы доктор, как вы могли? Вы что, Робин Гуд? Почему вы не вызвали полицию, раз был скандал? Почему вы не вызвали охрану? Почему вы начали вот этим заниматься?" - "Я готов себе руки отрубить". Я говорю: "Таким докторам надо голову отрубать, потому что вас нельзя допускать". Сзади стоял Александр [тоже пострадавший от Зелендинова. - Ред.], весь в крови. Я говорю - "Его-то за что ты бил?" - "А как вы думаете? Сзади подходит, а вдруг он с ножом?" То есть как будто он оборонялся. Но там же на видео все видно. Это было просто бешенство этого доктора.
Владимир Луценко. Фото с сайта белгородской больницы #2
Владимир Луценко, профессор, д.м.н., главный врач белгородской больницы №2
В нашей больнице в последнее время отмечается повышение агрессивности пациентов. Речь идет в особенности о тех, кто находится в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. В этой связи для поддержания правопорядка мы привлекли к охране медицинской организации профессиональные службы безопасности. Так что врачи наши чувствуют себя защищенными (насколько это возможно - ведь все не просчитать). Существует инструкция о поведении медицинских работников при возникновении конфликтных ситуаций. Есть кнопки экстренного вызова. Есть регламент оповещения о внештатных ситуациях руководства учреждения.

Полицию вызвали, не медля ни минуты. Уголовное дело было возбуждено в тот же день. Никто ничего не пытался скрыть. Сейчас мы всячески содействуем следствию.

Алексей Кащеев, врач-нейрохирург
Я, конечно, не юрист, но мне кажется, что в данном случае принадлежность подозреваемого к амплуа врача, а потерпевшего к амплуа пациента, не имеет никакого значения. Вся демагогия про "он жеж врач, как он мог!" - нелепа, посмотрите внимательно видео. Это обычная мужская драка на фоне алкогольного опьянения как минимум одного из участников, драка, которая закончилась непреднамеренным убийством. Так ежедневно погибают люди в России: погибают в кабаках, на улицах, в собственных жилищах, в гостях и на дискотеках - так что нет ничего удивительного, что они погибают и в больницах. Общий уровень алкоголизации и криминализации в стране таков, что погибнуть так, пожалуй, можно и придя забирать ребенка из детского садика. Это, конечно, ничуть не оправдывает виновного.

С другой стороны... в отличие от нападения на полицейского при исполнении должностных обязанностей, за которую УК предполагает совершенно отдельное, суровое наказание, подобное нападение на медика при исполнении не влечет никаких дополнительных статей виновному. Все врачи знают, что медицинскому персоналу очень часто приходится защищать себя и своих коллег при помощи собственных кулаков. Историй, подобной белгородской, когда травмы или смерть причиняются больному или самому медику, достаточно. Второе, кстати, встречается много чаще...

Повторяю: я НЕ оправдываю врача за его поступок, он должен отвечать по закону. Но вся система сделана так, что подобные трагедии были и непременно будут.

Алексей Эрлих. Фото с личной страницы
Алексей Эрлих , врач-кардиолог
Общество во главе с журналистами порой с пиками наперевес бросается на каждый случай, где вина медиков очевидна (а человек, избивший/убивший другого, нарушил закон и будет отвечать), но порой проходят мимо регулярных случаев нападения на медиков. Да, в каждой больнице почти ежедневно в приемных отделениях пьяное мурло угрожает жизни и здоровью врачей, медсестер и санитарок... Наверное, и правда пора сильно ужесточить ответственность за такие нарушения в адрес медиков (есть же строгое наказание за нападение на полицейских). Да и медикам самим надо уметь защищать себя юридически (при первых признаках угрозы вызывать полицию!!!). Но пока приходится защищать себя кулаками. И в результате трагедия: пациент умер, врача посадят, а 80% продолжат жить в искаженной реальности.
Максим Осипов. Фото с личной страницы
Максим Осипов, врач-кардиолог
То обстоятельство, что побои наносил врач при исполнении, несомненно является усугубляющим его вину обстоятельством. Если, например, в ресторане врач в ответ на антисемитскую реплику какого-нибудь посетителя даст ему кулаком или бутылкой по голове, я горячо поддержу коллегу. Но если он в ответ на ту же реплику станет душить его у себя на приеме фонендоскопом - нет, так нельзя. Мы как врачи можем задавать пациентам многие вопросы, которые он нам задавать не может: например, болели ли гонореей и просто сколько вам лет, залезать руками и инструментами в разные отверстия его тела, но и порог нашей чувствительности, когда мы при исполнении, должен быть много выше, чем в бытовой ситуации.
Андрей Волна. Фото klinika.k31.ru
Андрей Волна, руководитель клиники травматологии и ортопедии К+31
Честно говоря, не хотел комментировать этот последний случай. Случай "причинения смерти по неосторожности" (по этой статье возбуждено дело). Правда, всегда думал, что неосторожность в медицине - это нечто иное. Вот выполняет неопытный хирург остеотомию бедра. По неосторожности у него соскользнуло с кости долото - и в бедренную артерию. Не справился с кровотечением, опять же по неопытности... Вот такой гипотетический случай, мне кажется, и есть собственно неосторожность. А когда здоровый детина, волею судеб одетый в хирургическую форму, врывается в смотровую и избивает полуобнаженного пациента, которого в тот момент осматривает другой врач? Какая это на хрен неосторожность?! По пути еще и сопровождающему прилетает не по-детски. Впрочем, сами можете посмотреть и сделать выводы. При этом, подчеркну, абсолютно не имеет значения, что этот убитый хирургом пациент сделал до того. До осмотра. Обматерил сестру. Избил родную мать. Избил жену хирурга. Убил кого-либо. Не имеет АБСОЛЮТНО никакого значения.

Я категорически против наделения врачей какой-то особенной защитой. Я категорически за то, чтобы в этот достаточно мрачный период нашей истории, когда государство как аппарат обслуживания народа разваливается, оставляя за собой только репрессивные функции, когда церковь как институт катастрофически утрачивает право говорить о нравственных категориях, ибо аппарат ее безнравственен и утопает в роскоши, - так вот, я за то, чтобы каждый из нас, врачей, кто может и кто хочет, кто не боится, в конце концов, нес и гуманистическую миссию. Уж простите за высокий слог. Не примыкать к силовикам и требовать особенной защиты, а делать и то, что профессией нам определено, и то, что власти и пресса зачастую не делают и делать не хотят. Объяснять. Просвещать. Учить. Быть гражданином. Лечить. И не бить. Не убивать. И не оправдывать убийство.

Елена Калужская
Елена Калужская, журналист, редактор
Мне крайне неловко про это писать, но, коллеги, вынуждена констатировать, что убийство есть убийство, и причина этого конкретного - озлобление на все, что движется, которое достигло пугающих масштабов не вчера и не только у врачей. Когда в армии убивают солдат-срочников, почти никто уже не замечает (нормальные-то родители отмажут детей, понятное дело), когда зэков убивают в колонии в момент прибытия этапа, все спокойно (это же зэки, преступники, зона не курорт), а вот когда убийство в больнице - это да, скандал. Туда ведь любой из нас периодически попадает, а тут вон что. А между тем тюрьма, армия и больница - те самые дисциплинарные пространства, которые описал Фуко. И еще четвертое - школа. При том состоянии умов, к которому пришла на сегодня родина, в школе теперь так же опасно находиться, как в армии, больнице и тюрьме. Это должно быть понятно родителям. И со всем этим следовало бы срочно что-то делать. Но что?
Евгений Титов, журналист
Убийство белгородским врачом пациента случилось по понятной причине: российское общество окончательно стало сословным, фактически копируя принцип своего социального устройства примерно XVII века. Поверьте, этот "врач" никогда бы не поднял руку на чиновника, полицейского, даже предпринимателя. Но на бывшего водилу это животное набросилось абсолютно смело, подсознательно ощущая, что убийство человека низкого социального сословия особым преступлением в РФ уже не считается. Тем более убийство врачом, которого, что называется, мужики уважают. То есть УК по инерции еще действует, но в своих решениях российская полиция и суды руководствуются неформальными неписаными нормами, на криминальном жаргоне – понятиями. И это устойчиво прочитывается населением.
Олег Салагай. Фото с сайта Минздрава
Олег Салагай, официальный представитель Министерства здравоохранения РФ
Не давая правовой оценки происшедшему, необходимо отметить, что подобная форма поведения врача является категорически недопустимой с этической точки зрения. Подобные случаи являются исключительно редкими, поэтому на их основании не следует делать выводов о поведении всех медицинских работников. Сегодня в нашей стране трудятся более 1 млн медиков, и тот факт, что о подобных трагических инцидентах мы слышим крайне редко, доказывает, что подавляющее большинство врачей и медицинских сестер нашей страны добросовестно выполняют свой профессиональный долг.
Олег Куликов, член думского комитета по охране здоровья (КПРФ). Фото с сайта http://kprf.ru/personal/kulikov/
Олег Куликов, заместитель председателя комитета Госдумы по охране здоровья
Подобное поведение медработника обусловлено его тяжелым психическим состоянием. Сейчас состояние врачей достаточно тяжелое. Заработная плата понизилась на 15-20%, перспектив какой-то социальной поддержки нет. Есть перспектива дальнейшего сокращения. Лекарственных препаратов нет. Такие вещи происходят чаще, чем они попадают в СМИ. Большая часть таких происшествий латентные, т.е. скрытые.
Георгий Тер-Акопов. Фото terakopov.org
Георгий Тер-Акопов, адвокат коллегии "Тер-Акопов и партнеры"
Скорее всего, реальный срок для него будет меньше двух лет. На видеокадрах видно, как он пытается оказать медицинскую помощь. Оказание медицинской помощи само по себе нормами закона напрямую предусмотрено как смягчающее вину обстоятельство, соответственно, оно уже снижает этот срок на одну треть. То есть если у нас два года - это 24 месяца, одна треть - восемь месяцев, максимальное наказание - это 16 месяцев лишения свободы.
Сергей Парасухин; Фото с личной страницы
Сергей Парасухин, медик
Имею право на мнение, уж извините... 25 лет в хирургической приемной и по районам. Людей бить и убивать нельзя. Никаких. Нигде. Никому. И слова "тем более" тут не очень приемлемы... ибо если "нельзя", то "тем более нельзя" - тавтология. Даже если "клятва" и "халат" прицепом - все равно тавтология. Вероятно, произошло преступление.

Насчет охраны. Нужна ли серьезная (не дедушка с дубинкой, а вооруженный, как надо, представитель закона) охрана в приемном отделении ургентирующего стационара или доступность быстрого вмешательства такой же охраны на "скорой"? Да! Однозначно - да! Уровень агрессии в обществе растет с каждой минутой. Причины и виновников этого, думаю, вы знаете, здесь не об этом. Нужно ли закрыть отделения от внешнего мира? Однозначно - нет! Ибо человек-доктор и человек-охранник в данном случае как раз должны быть людьми публичными и опираться в своей деятельности исключительно на закон.

12.01.2016


новость Новости по теме