О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Events/Crime/m.31495.html

статья Калифорнийская трагедия

Владимир Абаринов (Вашингтон), 07.05.2003
Фото с сайта www.detnews.com

Фото с сайта www.detnews.com

Утром 24 декабря прошлого года, накануне Рождества, 27-летняя Лэйси Питерсон вышла из своего дома в Модесто, штат Калифорния, на прогулку с собакой. Лэйси ожидала рождения своего первого ребенка. Она и ее муж Скотт уже знали, что это мальчик, и подобрали ему имя Коннор. Младенец должен был появиться на свет меньше чем через месяц, однако не появился: в тот же день Скотт Питерсон заявил в полицию о бесследном исчезновении жены. На допросе Скотт показал, что сам он провел весь день на рыбалке и домой вернулся лишь в шестом часу вечера. Золотой ретривер, выгуливать которого отправилась Лэйси, оказался во дворе: его увидела на улице и водворила на место соседка Питерсонов. По словам Скотта, Лэйси собиралась, помимо прогулки, зайти в бакалейную лавку, но отчего-то не взяла с собой ни кошелек, ни сотовый телефон.

Полиция прочесала парк, где Лэйси обычно выгуливала пса, но ни малейших следов пропавшей не нашла. Тем временем родственники Лэйси расклеили по округе листовки с ее портретом и приметами. К полицейским на лошадях и вертолетах присоединились многочисленные добровольцы. За считанные дни семья собрала полмиллиона долларов, обещанных в качестве награды. Однако все усилия были тщетны.

Даже в разгар войны в Ираке загадочное исчезновение Лэйси Питерсон стало событием национального масштаба. В Модесто съехались журналисты со всей страны. При таком внимании прессы трудно избежать утечек. Сначала появилась информация о выводе, сделанном проводником полицейской ищейки: Лэйси покинула дом не пешком, а на машине. Через двое суток после исчезновения в доме Питерсонов был проведен обыск. Полиция изъяла два компьютера и машины – джип, на котором ездила Лэйси, и пикап с кузовом и прицепом для лодки, которым пользовался Скотт. 2 января следствие обратилось к публике с просьбой помочь проверить алиби мужа пропавшей. Хотя Скотт предъявил следователям квитанции, подтверждающие факт его рыбалки, следователи хотели услышать показания кого-нибудь, кто видел его в этот день за этим занятием. Таких очевидцев не нашлось.

Примерно через три недели после начала расследования мать Лэйси, Шарон Рока, впервые публично высказала подозрения в отношении своего зятя. Полицейские детективы сообщили ей, что Скотт состоял в интимной связи с другой женщиной и что он застраховал жизнь Лэйси на четверть миллиона. Скотт Питерсон тотчас дал интервью, в котором отрицал факт супружеской измены. Однако его пассия Амбер Фрэй молчать не стала; по ее словам, Скотт сказал ей, что не женат; познакомились они в ноябре – за месяц до исчезновения Лэйси. Когда Амбер увидела на телеэкранах своего любовника, она сразу же позвонила в полицию.

Между тем стало известно, что Скотт выставил на продажу джип Лэйси и беседовал с торговцами недвижимостью на предмет продажи дома. В деле появились показания соседа, который утверждал, что видел, как Скотт грузит в кузов своего пикапа что-то тяжелое, и что было это в тот самый день, когда пропала Лэйси. Другая соседка обратила внимание на то, что в канун Рождества окна в доме Питерсонов были плотно занавешены.

В этот момент Скотт Питерсон снова нарушил молчание и дал целую серию интервью, в которых заявил, в частности, что его жена знала о существовании Амбер Фрэй. Что касается страховки, то она есть и у него – обе куплены за два года до исчезновения. В машину он грузил рыболовные снасти и зонт, а окна в доме были плотно закрыты из-за холода.

10 февраля – день, когда должен был родиться Коннор, – жители Модесто провели в молитвах и ночном бдении со свечами. Спустя еще месяц власти объявили, что дело об исчезновении переквалифицировано в дело об убийстве. 13 апреля на берегу залива Сан-Франциско между Ричмондом и Беркли нашли прибитый к берегу труп младенца с необрезанной пуповиной. На следующий день примерно в полутора километрах от этого места обнаружилось, тоже в воде, сильно разложившееся тело женщины. По остаткам одежды было видно, что покойница была на сносях. Оба трупа были найдены неподалеку от места, где Скотт Питерсон, по его словам, удил рыбу. Эксперты не смогли установить причину смерти женщины и ребенка, однако экспертиза ДНК показала, что это Лэйси и ее сын. По мнению специалистов, младенца могли вытолкнуть из материнского чрева газы, образующиеся в процессе разложения.

18 апреля, не дожидаясь результатов генетической экспертизы, полиция арестовала Скотта Питерсона близ Сан-Диего, за 800 километров от дома. Его от природы темные волосы оказались выкрашены в светлый цвет; он отпустил бородку, тоже осветленную краской. В момент ареста он находился за рулем "мерседеса", в котором нашли 10 тысяч долларов наличными. Как тут же отметили газеты, 10 тысяч – максимальная сумма, которую можно провезти через мексиканскую границу без декларации.

О собранных предварительным следствием материалах мало что известно: суд издал приказ о неразглашении, обязательный для всех участников процесса. Скотт Питерсон виновным себя не признал. Защищать его взялся знаменитый адвокат Марк Герагос, недавно представлявший, и небезуспешно, интересы Виноны Райдер в деле о магазинной краже. Герагос только что заявил, что обвинение целиком построено на предположениях и что он не только добъется оправдания своего клиента, но и укажет на настоящего убийцу.

Дело Скотта Питерсона интересно, помимо прочего, еще и тем, что Питерсон обвиняется в ДВОЙНОМ убийстве. По закону штата Калифорния, плод старше семи недель, погибший в результате убийства матери, рассматривается как вторая жертва преступника. Для Скотта Питерсона это может означать смертную казнь – во всяком случае, прокурор уже заявил, что будет добиваться смертного приговора. Закон этот имеет свою трагическую историю. В 1969 году Роберт Килер жестоко избил свою беременную от другого мужчины подругу; в результате она родила мертвую девочку. Прокуроры обвинили Килера в убийстве, однако Верховный cуд штата Калифорния отклонил это обвинение, оставив в силе лишь приговор за избиение; по мнению суда, плод – не живое существо, а потому его нельзя убить. Под давлением общественности легислатура штата внесла поправку в закон.

В настоящее время уничтожение плода считается убийством более чем в 20 штатах, однако срок беременности в каждом штате свой. В Миссури и Миннесоте эмбрион считается живым существом с момента зачатия. В Джорджии и Мичигане – c того момента, как он начинает двигаться внутри матки.

Проект федерального закона "О неродившихся жертвах насилия" принят Палатой представителей Конгресса прошлого созыва и в ближайшее время поступит на рассмотрение Сената. В Кентукки такого закона нет – в марте 2001 года пьяный водитель убил там 22-летнюю женщину и ее неродившегося младенца, но осудить его за двойное убийство не удалось. В штате Нью-Йорк такого закона тоже нет. Здесь имел место другой казус: автокатастрофа по вине полицейского, в результате которой погибли три человека, в том числе беременная женщина. Врачи сумели спасти ребенка, однако спустя 12 часов он все же скончался. В этом случае обвинению удалось вменить четвертое убийство.

Владимир Абаринов (Вашингтон), 07.05.2003