О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Events/Disaster/Kursk/m.4235.html

статья "Винтик" сорвался с резьбы

Владимир Темный, 19.11.2001
sub.boom.ru/k2000/foto/putin/put02.html

sub.boom.ru/k2000/foto/putin/put02.html

Михаил Моцак, начальник штаба Северного флота и руководитель экспедиции особого назначения по подъему "Курска", неожиданнно разговорился. В интервью газете "Известия" он рассказал немало интересных вещей. Например, выясняется, что командиры подводных лодок могут нарушать установленный режим связи - уважительных причин для этого немало. И потому пропуск трех подряд сеансов связи "Курска" никого в штабе учений особо не встревожил. Бывало и не такое.

Или еще: оказывается, стратегический ядерный флот страны работает на обычных частотах УКВ, позывные атомоходов доступны любому радиохулигану или потенциальному противнику. То есть любой радиолюбитель, набухавшись не в меру, может развязать вооруженный конфликт планетарного масштаба. Достаточно узнать позывные главкома ВМФ и какого-нибудь РПК СН (ракетный подводный крейсер стратегического назначения). Например, некий злоумышленник, используя позывной К-141 "Винтик" шурупил мозги командованию учений почти полсуток, посылая сигналы от имени погибшей к тому времени лодки. Поскольку все это вещи как бы естественные, винить командование флота в том, что лодки не хватились сразу после двух оглушительных взрывов, профессионалам в голову не придет. Профессионалам также понятно, почему, зная достоверно уже 15 августа, что лодка мертва, миру об этом сообщили только 18-го. Потому что, по мнению Моцака, "морской офицер свою честь ставит выше закона". Логику тут ищите сами.

Адмирал, входящий в состав правительственной комиссии по "Курску", фактически высказался в пользу версии столкновения К-141 с иностранной подводной лодкой. Оговорка о том, что он-де не имеет права высказываться на сей счет до официального решения комиссии, малосущественна после подробного изложения аргументов в пользу именно этой гипотезы.

Собственно, принципиально новых доказательств подводного столкновения адмирал не привел. Упомянул об аварийных буях, которые так и не удалось выловить и идентифицировать, о "схваченном" надводными гидроакустиками подводном объекте рядом с лежащим на грунте "Курском", о топливных пузырях в 18 милях от места катастрофы и, наконец, о помехах в эфире, прицельно созданных, по его мнению, системами подавления НАТО. Все это так или иначе уже появлялось в СМИ и элемента новизны не содержит. Но адмирал из всех существующих версий счел нужным подробно остановиться именно на этой.

В итоге картина получается следующая. Северный флот проводит учения. В район учений вторгается подводная лодка НАТО. Сталкивается с "Курском" и уходит восвояси. Обнаружить чужую лодку не под силу всей гидроакустической мощи сосредоточенных в районе кораблей и самолетов Северного флота. Ни до столкновения, ни после. В это время в эфир выходит радиохулиган или натовский радист. Он от имени "Винтика" (К-141) четыре раза выходит на связь с командованием учений. И сбивает командование с толку. 15 августа, на третьи сутки после катастрофы атомохода, командование уже "обладало полной информацией о реальном состоянии дел на лодке", но сообщает об этом миру только 18 августа. В итоге "только ленивый не плевал на ВМФ" и "никто не хотел понять, что для военных речь шла не о том, чтобы сохранить свои погоны", то есть никто не понимал, что "морской офицер свою честь ставит выше закона". Все.

В этом же номере "Известий" Михаилу Васильевичу Моцаку отведена целая полоса под шапкой "Честь имею!". С подробностями его личной жизни, с рассказом о семье. С суждениями адмирала по самому широкому кругу вопросов. В общем, вырисовывается портрет мужественного офицера, любящего семьянина, гражданина, которому за державу обидно. Такого обаятельного мужика, который, ко всему прочему, не чужд сочинению стихов. Учитывая весомость издания, где все это появилось, адмирала Моцака надо уже поздравлять с очередной звездой на погонах и назначением в столицу.

И уж точно после такой раскрутки (имеется в виду прежде всего регулярное появление начальника экспедиции особого назначения на телеэкранах) Михаил Моцак свободно может начинать политическую карьеру. Наэлектризованный патриотическими ожиданиями электорат давно ждет своего героя. И в этом смысле публикация в "Известиях" - верный ход адмирала. Он вышел из тени. Он стал знаковой, публичной фигурой. И ударил-то политически выверенно - по американцам, которые у "простого народа" всегда будут на подозрении. Дал понять россиянам: эти там в комиссии химичат, Буша обидеть боятся, а я к вам с правдой-маткой. Фигура! И обойтись теперь с ним как с каким-нибудь "винтиком" не получится.

Мне уже приходилось вспоминать о том, как в свое время я провел рядом с Михаилом Моцаком около трех месяцев на боевой службе. Ситуации - реальные, не учебные - тогда бывали всякие. То задымление, то затопление, то без пяти секунд столкновение... И старший на борту, кажется, уже в ту пору контр-адмирал, держался отменно. Характер нордический. Лично я был покорен обаянием его личности.

Вот и сегодня, когда страну сотрясают аварийные и боевые тревоги, адмирал предпочитает зависеть только от себя - и, кажется, знает что делает.

Ну а "Курск"... Что ж "Курск" - это уже история. Сильным идти дальше. И, крикнув на всю страну "Честь имею!", можно рассчитывать, что тебя заметят, оценят и воздадут по заслугам.

Вице-адмирал Михаил Моцак: "Честь имею!" - "Известия", 17.11.2001
Столкновение - "Известия", 17.11.2001
Илья Клебанов: Я читал интервью в "Известиях". Версия столкновения не отвергается - "Известия", 19.11.2001


Владимир Темный, 19.11.2001