О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Events/Disaster/Kursk/m.4267.html

статья Путин: "Курск" спасали незамедлительно и в полном объеме

Владимир Темный, 12.08.2002

Два года назад погибла атомная подводная лодка "Курск". С самого первого дня информация о К-141 была настолько противоречивой, что власти, включая президента, попали под подозрение. После того как были обнародованы официальные выводы следствия, подозрение это вновь стало набирать силу.

Конечно, первые часы и даже дни изобиловали вопросами, на которые с ходу - по вполне объективным причинам - ответить официальным властям было трудно. Но ведь они врали нам уже тогда, когда сами достоверно знали, что врут. Обратимся к информационным лентам того времени.

Первое упоминание о "Курске" попадает в СМИ только утром 14 августа - "пресс-служба Северного флота сообщает о неполадках на атомной многоцелевой подводной лодке "Курск" (РИА "Новости"); "военные утверждают, что подводники живы и связь с ними осуществляется через условные сигналы методом перестука" (ИТАР-ТАСС). Далее, в 16.12 Интерфакс со ссылкой на источники в Минобороны и руководстве Мурманской области сообщает: "По предварительным данным, жертв среди экипажа нет. Связь с лодкой восстановлена через спасательный аппарат "колокол". С помощью него осуществляется подача топлива, кислорода и продув систем субмарины". Эта же информация звучит во всех вечерних выпусках телевизионных новостей.

В 17.20 ИТАР-ТАСС передает заявление главкома ВМФ адмирала флота Владимира Куроедова: "...имеются признаки крупного и серьезного столкновения... шансы на благополучный исход не очень высоки... необходимости в привлечении ресурсов других флотов (для проведения спасательной операции. - Ред.) нет".

В 18.25 одновременно РИА "Новости" и Интерфакс распространяют заявление командования Северного флота: "Опасности для жизни членов экипажа атомной подводной лодки "Курск", потерпевшей аварию в воскресенье (! - Ред.) в Баренцевом море, нет. С лодкой восстановлена связь... осуществляется подача топлива, кислорода и продув систем подводного крейсера".

Напомним, что это заявление прозвучало уже после того, как лодка была обнаружена на грунте без признаков жизни, а первые попытки визуально обследовать корпус АПЛ закончились неудачей.

В тот же день, 14 августа, в 23.07 ИТАР-ТАСС со ссылкой на пресс-службу Северного флота извещает, что "лодка лежит на ровном киле... ситуация серьезная... но, по оценке командования СФ, сил аварийно-спасательной службы у флота достаточно, и прибегать к помощи со стороны необходимости нет".

Уверяя, что "Курск" лежит на ровном киле, флотское начальство, как теперь ясно, на исходе третьих суток элементарно не владело ситуацией, однако от помощи извне отказывалось категорично.

15 августа. С утра агентства и телеканалы цитируют заявление представителя штаба СФ: "Командование Северного флота принимает все меры по спасению АПЛ "Курск", которая лежит на грунте Баренцева моря предположительно на глубине 100 метров... На лодке предположительно находится до 130 человек. Экипаж жив, с подводниками поддерживается акустический контакт...".

Трудно поверить, что к исходу третьих суток в штабе Северного флота не знали списочный состав вышедших в море на "Курске", точную глубину залегания лодки, не говоря уже о том, что никакого акустического контакта с лодкой никто не устанавливал.

Однако в 09.06 на ленте ИТАР-ТАСС появляется заявление Куроедова: "Экипаж подлодки "Курск" пока жив".

С первого дня в СМИ появляются сообщения о предложениях других стран оказать помощь. Штаб СФ на это реагирует однозначно: "Северный флот способен самостоятельно, без иностранной помощи осуществить операцию по спасению экипажа подлодки "Курск". Но оптимизм уже сменяется упоминанием о "сложных погодных условиях" и о том, что "лодку все время сносит течением" (09.37, РИА "Новости").

Назначенный председателем правительственной комиссии по расследованию причин аварии, вице-премьер Илья Клебанов подает голос: "Экипаж "Курска" будет эвакуирован... Россия пока не собирается прибегать к помощи других стран. Помощь предложили США, Франция и Великобритания. Но в полном объеме все технические средства для эвакуации подводников имеют только две страны - США и Россия" (09.46, Интерфакс).

В 12.23 Интерфакс цитирует Куроедова: "Поступающая информация свидетельствует о том, что шансы на спасение корабля и экипажа "Курска" достаточно низкие... но у экипажа сохраняется возможность покинуть подлодку".

В 13.45 РИА "Новости" передает заявление начальника пресс-службы ВМФ и помощника главкома ВМФ Игоря Дыгало: "Контакт с экипажем атомной подводной лодки "Курск" поддерживается, но его качество не позволяет оценить обстановку внутри корпуса субмарины".

О нежелательности иностранной помощи говорит директор Росвоенцентра при правительстве РФ вице-адмирал Юрий Квятковский: "Особый интерес иностранные спецслужбы проявляют к механизмам наведения ракет, аппаратуре выработки данных для управления ракетными стрельбами. Нам нельзя терять корабль. Это понимает экипаж "Курска", и поэтому не покидает подлодку" (14.47, ИТАР-ТАСС).

15.30 (все информагентства). Министр обороны РФ Игорь Сергеев: "В Баренцевом море началась операция по эвакуации экипажа подводной лодки "Курск".

16.05 (ИТАР-ТАСС). Главком ВМФ Владимир Куроедов: "Если погода позволит, операция по спасению подлодки "Курск" начнется в 22.00 по московскому времени".

18.56 (Интерфакс). Штаб Северного флота: "Спасательное судно СФ "Михаил Рудницкий" выходит на исходную позицию к месту аварии субмарины. В 19.00 по московскому времени оно предпримет первую попытку по спасению экипажа "Курска", используя спасательный снаряд".

Вот оно, наконец-то прозвучало реальное время - 19.00 мск, 15 августа - когда в районе "Курска" появилось первое спасательное судно, способное дать более-менее достоверную информацию о местоположении и состоянии подлодки. Все предыдущие, в том числе официальные, заявления о неких интенсивных спасательных работах, об акустическом контакте, о "ровном киле" и прочее - явное вранье. О чем свидетельствует и признание Игоря Дыгало (20.10, Интерфакс): "Центральный командный пункт ВМФ пока не располагает официальной информацией о том, что у терпящей бедствие в Баренцевом море атомной подлодки "Курск" разворочена носовая часть". Иначе говоря, и на четвертый день после катастрофы лодку не удалось обследовать хотя бы визуально.

И несмотря на это Владимир Куроедов вечером 15 августа делает заявление: "Единственное ясно, что люди живы. И ясно второе, что экипаж подает сигналы SOS" (20.33, Интерфакс).

К девяти вечера благодаря утечке из Североморска Интерфакс сообщает стране, что "инцидент на подлодке "Курск" произошел в субботу, 12 августа, а не в воскресенье, как сообщалось ранее".

В 23.02 Владимир Куроедов через Интерфакс извещает, что "в случае неудачного завершения попыток спасти экипаж "Курска" при помощи "капсул", командование ВМФ примет решение поднять лодку при помощи понтонов и бандажей". Хотя Владимир Куроедов как главком, надо полагать, знает, что такая операция флоту не по силам.

16 августа. Штаб Северного флота: "Запасов воздуха на атомной подводной лодке "Курск" хватит еще на двое суток. Проблем с водой для подводников нет" (09.52, РИА "Новости").

И в то же время Интерфакс сообщает, что "в Брюсселе прошли первые консультации по вопросу о возможном оказании помощи в спасении экипажа "Курска".

В 14.34 РИА "Новости" устами вице-адмирала Юрия Сухачева, начальника НИИ аварийно-спасательного дела, водолазных и глубоководных работ Минобороны, успокаивает: "Воздуха на потерпевшей аварию подлодке хватит еще на двое-трое суток".

В 15.00 наконец-то заговорил президент России Владимир Путин: "С первых минут, когда стало понятно, что с лодкой что-то случилось, были предприняты все необходимые действия. Все было сделано без промедления и в полном объеме, и в этом нет сомнений" (Интерфакс - 14.56, РИА "Новости" - 14.57, "Радио России" - 15.00 и все новостные телеканалы, начиная с 15.00).

В этот же час "Радио России" и Интерфакс доводят до населения мнение Ильи Клебанова об уровне отечественных спасательных средств: "Россия не отказывалась от помощи НАТО в спасении "Курска", но лучших технических средств, способных изменить ситуацию, чем у России, ни у кого нет".

И наконец, первое похожее на правду признание Клебанова (15.02, ИТАР-ТАСС): "С 14 августа экипаж "Курска" не подает признаков жизни".

Видимо, не будучи в курсе заявления председателя правительственной комиссии, Дыгало продолжает гнуть свое (16.10, РИА "Новости"): "Акустический контакт с экипажем подлодки "Курск" неустойчив и имеет прерывистый характер".

В 16.42 Интерфакс цитирует Куроедова: "Экипаж АПЛ "Курск" жив и борется за живучесть корабля. Моряки знают, что помощь идет, и это удесятеряет их силы... Кислорода на борту корабля должно хватить до 25 августа".

В 20.00 информагентства передали новость о телефонном разговоре Путина с Клинтоном, после чего российский президент дал указание Куроедову "принять любую помощь, откуда бы она ни исходила".

17 августа. Пресс-служба ВМФ дает отпор западным инсинуациям вокруг "Курска". В 01.43 РИА "Новости" распространяет официальное заявление пресс-службы ВМФ: "Сообщение, основанное на данных Пентагона о том, что с подлодки "Курск" после момента аварии не подавалось никаких условных сигналов, полная дезинформация".

Вице-адмирал Юрий Сухачев, главный спасатель Минобороны, утверждает, что "АПЛ будут поднимать на поверхность, если не удастся пристыковать к лодке спасательный аппарат" (04.33, РИА "Новости"). Уж ему ли не знать, что поднимать, да еще оперативно, "Курск" просто нечем.

Идет пятый день с момента гибели подлодки и главный штаб ВМФ официально, через ИТАР-ТАСС (05.38), сообщает: "Версия ряда зарубежных средств массовой информации о двух взрывах на АПЛ "Курск" российскими данными не подтверждается". Одно из двух: или главкомат ВМФ не умеет собирать и анализировать данные, либо по какой-то причине про взрывы решил умолчать. Зато вполне успешно собирает данные разведка США. Интерфакс, ИТАР-ТАСС (в 08.37 и 09.36 соответственно) сообщают: "Американские спецслужбы не фиксировали признаков жизни после взрыва, который они зарегистрировали на потерпевшей аварию АПЛ "Курск", - ни радиосигналов, ни стука по корпусу подводной лодки".

Трудно поверить в столь вопиющую дремучесть российских военных моряков, не способных получить и грамотно осмыслить объективные данные о лежащей на дне субмарине. Скорее всего, об отсутствии признаков жизни на "Курске" командование ВМФ достоверно знало уже - самое позднее - в понедельник, 14 августа.

О надежде на спасение подводников продолжают говорить во второй половине 17 августа премьер Михаил Касьянов, Илья Клебанов, другие высокопоставленные лица и пресс-служба ВМФ. По-человечески такое поведение чиновников было бы понятно (не сглазить, не лишить последней надежды родственников), не скрывай они при этом реальной ситуации. В том числе и тщеты спасательных работ, явно нуждавшихся в усилении западной техникой.

19 августа президент РФ наконец-то счел уместным прервать свой отдых в Сочи и вернулся в Москву. В полдень в Североморск вылетел главком ВМФ Владимир Куроедов. В тот же день норвежские водолазы опустились на корму К-141.

Спасать, как известно, к тому моменту на подлодке было уже некого.


Владимир Темный, 12.08.2002