О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Events/Disaster/Kursk/m.46981.html

статья "Курск": SOS приказано не числить

Владимир Калинин, 14.10.2003
Курск. Фото ВВС

Курск. Фото ВВС

Адвокат Борис Кузнецов, защищающий интересы группы родственников моряков, погибших на АПЛ "Курск, отвечает на вопросы корреспондента Граней.Ру Владимира Калинина.

В.К.: Какие выводы следствия не удовлетворили родственников погибших моряков?

Б.К.: Они не получили ответа на два вопроса. Во-первых, вправе ли было командование Северного флота выпускать в море неподготовленный корабль? Во-вторых, можно ли было спасти тех подводников, что оказались после взрыва в девятом отсеке?

В.К. Эксперты утверждают однозначно: спасти уцелевших после взрыва моряков не представлялось возможным. Как сказано, "ввиду скоротечности" событий...

Б.К.: Эксперты установили, что подводники в девятом отсеке погибли почти одномоментно, с разницей в несколько секунд. Но вот время возгорания регенеративных патронов... Пожарно-техническая экспертиза установила, что в отсеке возник локальный пожар от попадания масла или воды на патроны для регенерации воздуха. Но она не ответила на вопрос, когда это произошло.

В.К.: А что по этому поводу говорит медицинская экспертиза?

Б.К.: Все подводники погибли от отравления угарным газом. Но медики так и не смогли определить время наступления смерти. Однако если вначале допускалось, что в девятом отсеке люди могли продержаться более суток, то после 17 июня 2002 года, когда была проведена еще одна экспертиза останков, следствие получило такой вывод: "Члены экипажа АПРК "Курск", находившиеся в отсеке после второго сейсмического события (11.30 12 августа 2000 года), оставались живыми в течение 4,5-8 часов)". Мы же считаем, что люди в девятом отсеке погибли вечером 14 августа, то есть спустя примерно 48 часов после второго взрыва.

В.К.: На чем основывается ваша убежденность?

Б.К.: В течение 12, 13 и 14 августа гидроакустики крейсера "Петр Великий" и спасательного судна "Михаил Рудницкий" фиксировали стуки. Была сделана магнитофонная запись. Акустико-фонографическая экспертиза показала: "на аудиокассетах, представленных в Центральное конструкторское бюро морской техники "Рубин", содержатся сигналы (стуки) аварийного характера, произведенные человеком путем ударов металлическим предметом по металлу - вероятнее всего, аварийным молотком по межотсечной переборке... Стуки зафиксированы в период времени с 22 часов 25 минут 13 августа по 00 часов 10 минут 14 августа". Причем эксперты различили три группы сигналов, которые читались как SOS. В вахтенном журнале "Петра Великого" записано, что стуки прекратились в 11 часов 08 минут 14 августа. И нет основания считать, что как только люди прекратили стучать, они все тут же погибли.

В.К.: Но это же должно быть очевидно и для следствия.

Б.К.: Следствие делает неожиданный вывод: шумы, квалифицированные экспертами как сигналы бедствия, исходили не из прочного корпуса "Курска", а "из подводной части надводного корабля". Вы представляете себе эту ситуацию? Десятки кораблей в районе спасательной операции, тысячи людей пытаются спасти подводников, а кто-то, не иначе сумасшедший, забрался в трюм надводного корабля и оттуда подает сигналы SOS.

В.К.: Что же это за качество звукозаписи, если возможен такой разброс оценок?

Б.К.: Речь надо вести не только о качестве гидроакустической вахты, но и в целом о качестве организации службы на кораблях. Установлено, что записи делались с нарушениями требований директивы главкома ВМФ. На многих кассетах не указаны дата и время записи. А на "Петре Великом" вообще штатный магнитофон не работал - пользовались личным магнитофоном командира гидроакустической группы. В итоге на пленке вместе с сигналами оказались переговоры по громкоговорящей связи, шумы механизмов, словом, всякий мусор. В довершение экспертам почему-то так и не смогли предоставить оригиналы двух из четырех кассет.
Это что касается записи, но на таком примерно уровне была организована и вся поисково-спасательная операция в целом. И тут Главная военная прокуратура сделала безусловно нелицеприятный для адмиралов вывод: "Вследствие незнания адмиралом Поповым В.А. (командующий Северным флотом на момент катастрофы. - Грани.Ру) и подчиненными ему должностными лицами конкретной обстановки после прохода кораблями авианосной многоцелевой группы района РБД-1 и невыполнения ими требований руководящих документов ВМФ, определяющих действия должностных лиц флота в случае отсутствия всплытия подводной лодки в установленное время в надводное положение, а также из-за принятия ошибочных решений в процессе ожидания всплытия подводного крейсера он был объявлен аварийным с опозданием на 9 часов – только в 23 часа 30 минут 12 августа 2000 года".

В.К.: Ну, этот вывод , как известно, не особо осложнил жизнь адмиралов. К уголовной ответственности никто привлечен не был.

Б.К.: Не был, потому что Главная военная прокуратура посчитала: "...даже при более раннем обнаружении местонахождения АПРК "Курск" на грунте спасти экипаж не представлялось возможным ввиду скоротечности его гибели. С учетом изложенного в отношении Попова, Моцака, Бояркина, Бурцева, Кузнецова, Хандобина, Теленко, Кобелева, Шеметова, Рогатина, Касатонова принято правовое решение об отказе в возбуждении уголовного дела...". Мы видим, что этот вывод следствия базируется на вышеупомянутой экспертизе, которая утверждает, что подводники жили в девятом отсеке не больше восьми часов. А это абсолютно не соответствует действительности. Поэтому я, как адвокат родственников погибших подводников, буду добиваться восстановления истины в суде.


Владимир Калинин, 14.10.2003