О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Events/Disaster/m.42301.html

новость Последние слова гибнущего экипажа Ми-8

05.09.2003
Катастрофа Ми-8. Кадр НТВ

Катастрофа Ми-8. Кадр НТВ

Специалисты Межгосударственного авиакомитета (МАК) закончили обработку информации, полученной с бортовых самописцев разбившегося 20 августа на Камчатке вертолета Ми-8. Об этом пишет "Коммерсант". Расшифровка показала, что пилоты кляли некоего Мишу, по распоряжению которого был изменен маршрут полета и который не предупредил их о плохих погодных условиях.

Начало будущей трагедии было положено ровно в 15.00 по местному времени – через 20 минут после старта вертолета и за 5 минут до первого выхода летчиков в эфир, который должен был состояться над контрольной точкой "верховья реки Толмачева". GPS-система показала, что в этот момент вертолет, идущий почти строго на юг, развернулся и пошел практически на запад, пишет газета. Одновременно с изменением курса, как отражено в памяти параметрического самописца, началось и резкое снижение. В этот момент в кабине шел такой разговор:

– Ну и сука этот Миша,– говорит кто-то из пилотов.– Сказал бы заранее, что придется лететь над речкой – успели бы посмотреть в аэропорту метеосводку на западное побережье.

Что за Миша приказал пилотам изменить курс и высоту, юридически не ясно – на борту Ми-8 вместе с губернатором летели двое мужчин по имени Михаил: сотрудник областного финансового управления Горюнов и руководитель северокурильской фирмы "Авиатор" Викульцев. Ни один из этих людей не приказывал пилотам изменить маршрут – во всяком случае, посторонних голосов в кабине речевой самописец не зарегистрировал. Компания Викульцева обеспечивала практически все воздушные перевозки с Камчатки в Северо-Курильск, а ее руководитель, соответственно, был давним стратегическим партнером "Халактырских авиалиний". Он организовал и полет губернатора Фархутдинова, добавляет "Коммерсант".

В 15.05 пилоты вышли на связь с диспетчером, сообщив, что только что прошли контрольную точку "Верховья Толмачевки" на безопасном эшелоне 1350 м, хотя реально в это время высота полета не превышала 500 м, а вертолет пролетал в районе среднего течения реки, где расположены знаменитые толмачевские каскады водопадов, источники и одноименное озеро. В это же время машина попала в зону плотной низкой облачности, отмечает газета.

– Может, назад повернем, пока не поздно? – сомневается сидящий за рычагами второй пилот Богдан Здор.

– Ага, повернем... – отвечает ему командир экипажа Александр Гузанов.– А дома этот урод нажалуется, и нам с тобой начальство яйца оторвет. Теперь нужно пробиваться к западному побережью.

В 15.15 вертолет, пройдя около 40 км вдоль русла реки на запад, снова взял курс на юг и полетел вдоль западного, пологого берега Камчатки. Эта трасса гораздо легче центральной, утверждает газета, поскольку все время идет над равниной – перепад высот здесь не превышает сотни метров. Но роковую роль сыграла погода – оказалось, что облака над побережьем висели настолько низко, что практически цеплялись краями за поверхность земли. Вместо того, чтобы подняться вверх, как того требуют полетные инструкции, пилоты почему-то решили, наоборот, опуститься под облака и этим, по мнению экспертов МАКа, фактически обрекли на гибель и себя, и пассажиров. "Огибать неровности рельефа при нулевой видимости, скорости 227 км/ч и высоте 13 м не сможет даже вертолетчик-испытатель",– считают специалисты МАКа.

В последние минуты полета в кабине губернаторского Ми-8 началась паника. Непосредственно перед падением нос машины начал раскачиваться вверх-вниз. Последним препятствием на пути вертолета стала небольшая, даже не обозначенная на картах сорокаметровая сопка, неожиданно вынырнувшая из тумана. Скорее всего, вершина сопки была скрыта за облаками, а пилоты увидели только ее подножие. Приняв небольшую возвышенность за огромную гору, Богдан Здор, стремясь обойти препятствие, резко потянул на себя ручку циклического шага, задрав нос вертолета почти на 50° к горизонту. Несущий винт машины, встретившись лопастями с ходовым винтом, обрубил его вместе с концевой балкой.

– На запад, б..., уходи! Я сказал – на запад! – кричит командир вертолета Александр Гузанов своему напарнику за несколько секунд до катастрофы.

– Ну е...ый ты в рот, Миша, - материт кого-то второй пилот.

Потом все заглушает грохот железа.

В этот же день опубликовала последние переговоры экипажа Ми-8 и "Комсомольская правда". В варианте "Комсомолки" вышеупомянутые реплики летчиков не обнаружишь. Не совпадают и последние слова:
"КВС: Говорил же, б..., уходи вправо, не цепляй ты за нижнюю кромку, нет, б..., надо.
2.20.43.
Конец записи".


05.09.2003


новость Новости по теме