О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Events/Terror/m.101783.html

статья Враги

Илья Мильштейн, 09.02.2006
Леонид Рошаль после заседания суда во Владикавказе. Кадр НТВ
Леонид Рошаль после заседания суда во Владикавказе. Кадр НТВ
Реклама
цитата Дословно

Лидия Графова

(О заявлении доктора Рошаля)

Это моральное самоубийство уважаемого человека доктора Рошаля, который посмел оскорблять матерей Беслана, повторяя доводы местных начальников о том, что "горе должно быть тихим, истинное горе плачет в подушку". Зачем Рошалю так прогибаться? Он член Общественной палаты, у него все есть. Своей широкой грудью он закрыл генералов ФСБ. Когда так прогибается интеллигенция, это очень страшно.

Общественные слушания, 09.02.2006

цитата Дословно

Гарри Каспаров

Я не хочу находиться в одной комнате с доктором Рошалем. Он сменил профессию - перестал быть врачом, как Сванидзе перестал быть журналистом.

Общественные слушания, 09.02.2006

У земского доктора Кирилова скончался шестилетний сын. Застывшего над гробом доктора отвлекает звонок в дверь. К нему врывается посетитель Абогин, умоляющий о помощи: опасно заболела жена. Они едут. Жены Абогина нету дома. Прикинувшись больной, она услала мужа в ночь и сбежала с любовником. Абогин потрясен коварством своей супруги. Доктор оскорблен иначе: его, несчастного отца, потерявшего единственного сына, заставляют играть унизительную роль в какой-то пошлой комедии. Они стоят лицом к лицу, несчастный муж и несчастный отец, и у обоих сводит горло. Они ненавидят друг друга.

Таков сюжет чеховского рассказа "Враги", написанного в позапрошлом веке. Может быть, самого безысходного в нашей литературе - о слепоте и ярости человеческой боли. Об одиночестве отчаянья, о глухой стене между людьми, погруженными в свое невыносимое горе.

...Элла Кесаева, глава комитета "Матери Беслана", называет доктора Рошаля лжецом и считает прислужником власти. Детский врач заявляет, что судебный процесс по делу Нурпаши Кулаева превращен в балаган и политическое шоу. Рошаль обещает подать в суд, ему грозят встречным иском. Он жалеет, что приехал в Беслан. Элла Кесаева заявляет, что Рошаль "оскорбил пострадавших, руководство республики и весь народ Осетии".

Все эти слова не то чтобы бессмысленны - они вторичны. Это лишь фон, на котором полтора года день за днем разыгрывается одна и та же чудовищная трагедия: убивают детей, а их матери и отцы хотят, чтобы они остались живы. Бесконечное, неутолимое их горе срывается в ненависть всякий раз, когда они сталкиваются с ложью или с тем, что считают ложью. В эти минуты они испытывают такую боль, словно их детей убивают вновь. А любая крупинка правды или того, что им кажется правдой, словно воскрешает погибших.

Поэтому суд над единственным уцелевшим террористом длится так долго. Поэтому потерпевшие с такой надеждой выкликают все новых и новых свидетелей. Поэтому такое отчаяние обрушивается на них, когда очередной свидетель рассказывает о том, как правильно вели себя спецслужбы в те сентябрьские дни 2004 года. И такая ненависть к этим свидетелям, утверждающим, что дети не могли не погибнуть.

Однако Леонид Рошаль был необычным свидетелем. Детский врач с огромным стажем, буквально на глазах у которого гибли дети Беслана, он тоже погружен в эту трагедию и потрясен - до самой глубины души. Преданность власти, оправдательные речи в защиту спецслужб, в действиях которых он не разбирается и не должен разбираться, - это все за скобками горя. Как и его влюбленность в эту власть и готовность безоглядно доверять ей и даже мысли не допускать о том, что она способна на предательство и преступление.

Политик Рошаль малоинтересен. Свидетелю Рошалю почти нечего сказать. Но врач Рошаль, впервые в своей жизни столкнувшийся с массовой смертью детей, которых приехал спасать и лечить, - это тоже полноценная человеческая трагедия. Невыносимое, безысходное горе. Слепое отчаяние.

Вчера они встретились - матери погибших детей и их беспомощный врач. И они были обречены ненавидеть друг друга, как только могут ненавидеть, стоя лицом к лицом, ослепшие и погруженные в свое горе люди. Разумеется, доктор мог бы и не брать на себя лишнюю обузу, зачем-то защищая власть. Разумеется, Элла Кесаева могла бы вспомнить, что старик, стоящий перед ней, не отдавал приказа стрелять по детям из огнемета, а потом из танков. Что он, собственно, не виноват даже в том, что вступается за Путина, Патрушева, Проничева и прочих. Ибо мир, в котором он живет, рухнет, если выяснится, что вышеуказанные товарищи - жестокие хладнокровные убийцы и пособники убийц. Как рухнет мироздание и в глазах несчастных матерей, если они согласятся с тем, что вытащить их детей из школы было невозможно.

Горьким был вчерашний день, когда жертвы этой проклятой войны проклинали друг друга и произносили бессмысленные, ужасные слова, в которые сами верили. Будто Рошаль служит исключительно Кремлю и Путину и у него нет сердца. Будто бесланские матери занимаются какой-то там политикой. Но самое печальное даже не это. Самое печальное, что ослепшими они останутся навсегда. "Пройдет время... но это убеждение, несправедливое, недостойное человеческого сердца, не пройдет и останется в уме доктора до самой могилы".

Илья Мильштейн, 09.02.2006


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама


Выбор читателей