.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Events/Terror/m.108108.html

статья Мочить в Тигре

Владимир Абаринов, 30.06.2006
Владимир Абаринов
Владимир Абаринов
Реклама

Трагическая гибель российских заложников в Ираке повлекла за собой очередное силовое решение постфактум. Приказ найти и ликвидировать убийц, где бы они ни находились, - выражаясь по-президентски, "замочить в заграничном сортире" - вызвал горячее одобрение законодателей, прессы, действующих и отставных исполнителей подобных приказов. И опять, в полном соответствии с пастернаковским заветом не отличать пораженья от победы, президент ходит именинником.

Газеты, ликующие по поводу президентского приказа, забыли, как буквально накануне они писали, что сотрудников посольства похитила "мифическая" группировка, о которой прежде никто слыхом не слыхивал. "В такой ситуации правовое поле нас не должно волновать", - говорит один из бывших командиров спецназа "Альфа" Сергей Гончаров. Он тоже забыл, как и в 1993 году, и позже на "Альфу" вешали всех собак. Вообще центр тяжести дискуссии переместился в сторону операции возмездия. О действиях Москвы по спасению сотрудников посольства уже не говорят. В условиях, когда неизвестно кого "мочить", за убийц можно выдать любые трупы.

"Совет шуры моджахедов Ирака" ("Меджлис шура муджахеддин фи аль-Ирак"), взявший на себя ответственность за похищение и убийство сотрудников посольства, - не вымышленная, а реальная структура, объединяющая почти все джихадистские группировки. Впервые она заявила о своем существовании весной прошлого года, похитив австралийца Дагласа Вуда, подрядчика американской строительной компании Bechtel. Похитители требовали вывода всех иностранных войск из Ирака. В июне Вуд был освобожден в результате силовой операции иракских сил безопасности.

Похищение людей с целью получения выкупа - широко распространенный преступный бизнес в Ираке. Нередки случаи, когда ответственность за одно и то же похищение берут на себя разные группировки, выдвигающие разные политические требования. На самом деле им нужны деньги, а не вывод войск или освобождение из тюрем соратников.

Одной из таких банд поначалу сочли и новоявленный "Меджлис шуры". Однако в январе этого года сразу шесть суннитских террористических групп (к ним вскоре прибавилась и седьмая) объявили об объединении в единую органзацию. Иракская "Аль-Кайда" в шуру не вошла. Новая структура дистанцировалась от сподвижника бен Ладена Заркави, обвинив его в уничтожении ни в чем не повинных мирных иракцев. Заркави, одно время объявленный "эмиром" совета шуры, уступил пост иракцу Абдулле Рашиду аль-Багдади. В марте моджахедская шура заявила о своей причастности к теракту близ Эль-Фалуджи, когда начиненная взрывчаткой машина врезалась в колонну из шести армейских джипов. В том же месяце к югу от Багдада были сбиты два вертолета Apache, а в самой столице похищен директор телекомпании "Аль-Иракия" Амжад Хамид Хасан. Наконец, 16 июня боевики шуры в ходе налета на КПП при въезде в город Иосифия похитили двух американских солдат. Спустя трое суток были найдены их обезображенные тела.

Так что к моменту похищения россиян о шуре было известно многое, а значит, с ее главарями можно было вступить в контакт. Но, судя по заявлениям российских должностных лиц, такой сценарий Москва даже не рассматривала. Она обращалась к командованию коалиции, к правительству Ирака, но не к террористам. Единственным прямым обращением было заявление частного лица - сестры Рината Аглиулина Алии; ее мольбу о пощаде показал телеканал "Аль-Джазира". Вместе с тем косвенные обращения российского МИДа к шуре были. При этом Москва всячески подчеркивала, что она - не враг ислама ("что вам, американцев мало?" - прозрачно читается между строк).

Теперь посмотрим на правовое обеспечение спецоперации возмездия. Даже у сталинского НКВД оно было - например, "закон о невозвращенцах", точнее, постановление ЦИК 1929 года об объявлении лиц, "перебежавших в лагерь врагов рабочего класса и крестьянства", изменниками, подлежащими расстрелу. В данном случае имеется федеральный закон "О противодействии терроризму", вступивший в силу в марте этого года. Статья 10 закона допускает использование вооруженных сил в целях пресечения международной террористической деятельности за пределами РФ. Если вооруженные силы действуют с российской территории, достаточно решения президента, если спецподразделения предполагается отправить за рубеж - необходимо согласие Совета Федерации.

Однако такая законодательная база неудовлетворительна. В законе не уточняется, каким образом президент оформляет свое решение - указом, секретным приказом или устным распоряжением. Ничего не говорится об операциях возмездия - только о пресечении новых актов террора. Между тем правовая основа таких операций не терпит ни малейшей неясности. Лучше всего показать, о чем идет речь, на примере американской охоты за бен Ладеном.

Еще в президентство Билла Клинтона задача поимки "террориста номер один" была возложена на ЦРУ, хотя тогдашний директор шпионского ведомства Джордж Тенет всячески этому сопротивлялся. Юристы управления корпели над каждым словом президентской директивы. Мало объявить разыскиваемого врагом рода человеческого: агентам, работающим "в поле", была необходима полная ясность, чтобы потом не пришлось, чего доброго, отвечать перед судом - американским, международным или афганским. Разведка прекрасно понимает нелегитимность своего положения за пределами страны. Существенно, что бен Ладену были заочно предъявлены обвинения в федеральном окружном суде, поэтому директива санкционировала его захват для последующего привлечения к суду. Ликвидация рассматривалась как крайняя и нежелательная мера.

В конце концов Клинтон подписал директиву, но в ней было столько оговорок, что исполнить ее было мудрено. По меньшей мере трижды разведка выслеживала главаря "Аль-Кайды", но всякий раз операция отменялась из-за неизбежности сопутствующихх жертв, прежде всего гибели детей и женщин. Отдельная и очень сложная задача - эвакуация исполнителей приказа об уничтожении.

Покушение на жизнь Зелимхана Яндарбиева в феврале 2004 года в Катаре - это учебник всех возможных оперативных ошибок. Вместе с Яндарбиевым был тяжело ранен его малолетний сын (побочная жертва), а исполнители пытались покинуть страну с большим опозданием. Правительство России не взяло на себя ответственность за эту расправу и по сей день не признало осужденных сотрудниками спецслужб. Адвокаты с треском провалили дело. С высокой степенью вероятности можно предполагать, что еще до вынесения приговора между Катаром и Россией была достигнута договоренность о возвращении убийц на родину, так что защита просто имитировала бурную деятельность.

Теракт против Яндарбиева был осуществлен без всякого законодательного обоснования, но нет оснований полагать, что упомянутый выше новый закон укрепляет правовую позицию России - просто потому, что за пределами России он не действует. Вряд ли военное командование коалиции и правительство Ирака допустят, чтобы над подконтрольной им территории действовали российские диверсионные группы. Значит, их придется направлять в Ирак тайно - со всеми вытекающими отсюда последствиями. Наконец, мало установить и найти виновников - надо собрать доказательства их вины, чтобы исполнители приказа о ликвидации не превратились потом в последственных. Ведь действовать российскому спецназу придется в чужом "правовом поле", и волноваться по этому поводу нужно заранее.

По всем этим причинам приказ отомстить убийцам, всего вероятнее, призван сыграть роль дымовой завесы, маскирующей беспомощность российских властей. Исполнить его вряд ли возможно.

Владимир Абаринов, 30.06.2006

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей