О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Events/Terror/m.112744.html

статья Без вести прорвавшиеся

Владимир Воронов, 13.10.2006
Акция протеста в Беслане. Фото с сайта Newsru.com

Акция протеста в Беслане. Фото с сайта Newsru.com

"Новое время", специально для Граней.Ру

Опубликована седьмая часть доклада Юрия Савельева - "Обстоятельства захвата заложников в СОШ #1 г. Беслана". Выводы депутата вновь противоречат версии следствия: террористов, захвативших школу, было не 32, как заявлено официально, а от 56 до 78. А это означает, что сумели уцелеть и вырваться из школы от 24 до 46 боевиков. И что террористы приехали к месту захвата вовсе не на одном ГАЗ-66 и "жигуленке", как утверждает прокуратура. Другой вывод не менее очевиден: как минимум одна группа боевиков находилась в школе еще до захвата. И часть снаряжения террористов скорее всего была заранее складирована в школьном здании.

Эту часть особого мнения Савельева я поддерживаю безоговорочно: она логична, безупречна по части аргументации и полностью базируется на свидетельских показаниях - тех, что даны и в ходе следствия, и на процессе по делу Кулаева, и на еще идущем суде над милиционерами Правобережного РОВД.

Признаюсь, это совпадает и с моим личным представлением тех дней: по интенсивности того "профилактического" огня, который террористы вели по окрестностям школы еще до штурма, было очевидно, что недостатка в боеприпасах они явно не испытывают. И столь же очевидным казалось, что в одной машине, пусть даже и грузовичке ГАЗ-66, такое количество боезапаса привезти было нельзя.

Интенсивность огня в том кровавом хаосе 3 сентября, который позже назовут штурмом, лишь подтверждала это предположение: боевики патронов не экономили. Столь же очевидно, что 32 человека никак не могли эффективно контролировать и заложников, и здание школы, и подступы к ней в течение почти трех суток. Даже Басаеву в Буденновске и Радуеву в Кизляре и Первомайском потребовалось куда больше людей для такой операции.

И ведь утверждения Савельева базируются на фактах и свидетельствах, которые известны буквально с первых дней трагедии в Беслане. Однако официальное следствие, аккуратно запротоколировав показания, упорно не желает делать выводы, явно вытекающие из них. А основная часть средств массовой информации делает вид, что никаких таких фактов и показаний в природе не существует: сказано, что было лишь 32 террориста и 31 из них убит, а 32-й - Кулаев, - значит, так оно и есть. Хотя вот они, свидетельства людей - в открытом доступе на сайте "Правда Беслана". И это не какая-то там отсебятина, а официальные показания, данные на открытых судебных заседаниях. И дававшие их столь же официально были предупреждены об ответственности за дачу ложных показаний. В последнем же их не рискнет обвинить никто.

А свидетели среди прочего показали, повторив свои показания на процессе Нурпаши Кулаева: боевики были в школе до захвата, до приезда основной группы. Люди утверждают, что группа, уже находившаяся в школе, по одежде и облику отличалась от той, к которой принадлежал Кулаев. И группы эти встретились как старые знакомые после длительной разлуки. Вот цитата из показаний Р.Г. Тебиева: "Когда они встретились, то они обнимались при встрече! Люди в коридоре совсем другие".

Милиционер Фатима Дудиева, охранявшая в тот день школу, вспоминает, что ее захватили террористы, уже находившиеся в учительской, когда девушка пыталась позвонить оттуда и сообщить о захвате: "Нас стали выгонять из учительской и приказали спуститься вниз. Когда мы спустились - с улицы тоже загоняли людей. А входившие боевики с ними здоровались, то есть с теми, которые окружили меня. Они здоровались, обнимались и показывали, видимо, что у них все отлично получилось". И "внизу в коридоре, ведущем в столовую, через каждые 3 метра стояли боевики вдоль стен: в черных халатах, с длинными волосами".

Свидетельница Томаева тоже показывала: "Те (боевики), которые нас загоняли, были в камуфляжной форме, а те, которые стояли в коридоре, были совсем в другой одежде. На них были длинные черные халаты, и они все как один были с длинными волосами. Они стояли с автоматами и ничего не говорили, ничего не показывали: стояли как истуканы... Потом этих людей мы в зале не видели. Во всех статьях пишут, что их (боевиков) там было 32; я вас очень прошу - забудьте об этом! Их было около 70 человек! Тех, которые постоянно дежурили в зале, было 25-30 человек. А те, которые стояли в коридоре, никогда в зал не заходили!" И ведь это лишь некоторые из многих свидетельств.

Ведь в деле наличествуют и другие показания, напрочь проигнорированные и следствием, и судом: бывшие заложники утверждали, что опознали в некоторых боевиках тех строителей, кто занимался ремонтом школы незадолго до теракта. В частности, во время того ремонта видели в школе Ходова. Да и "человека со шрамом на горле", боевика, которого запомнили многие, свидетели тоже видели в Беслане еще до 1 сентября. Особенно много свидетельств относительно таких "строителей", начиная с 22 августа.

Что уж тут непонятного: "строители" и закладку сделали, с оружием и боеприпасами, и разведку-рекогносцировку произвели, и авангардной группой захвата поработали - до прибытия основной. В общем, все как и положено в операции - будь то войсковая, диверсионная или террористическая. И уж очевидно, что такой теракт никак не мог быть спланирован впопыхах - за пару-тройку дней, даже и за пару недель.

Савельев, анализируя и суммируя показания, приходит к выводу: при захвате боевики использовали не менее двух грузовиков ГАЗ-66, а не один, как это утверждает следствие. А еще у террористов явно было несколько легковых машин, а не один-единственный "жигуленок", как опять же уверяет прокуратура.

"Совместное рассмотрение показаний И. Чеджемовой-Басаевой и Б.Н. Арчинова дает однозначный ответ... автомашина ГАЗ-66 с государственным номером 3012 СЕА подъехала к воротам школы # 1, выгрузила террористов, развернулась и уехала вверх по ул. Коминтерна,

- вторую партию террористов подвезла другая автомашина ГАЗ-66 с государственным номером А8130СЕ, которая после выгрузки террористов "протаранила" въездные ворота школы, въехала во двор и остановилась возле крыльца главного входа.

Вариант, согласно которому ГАЗ-66 съездил за дополнительной партией боевиков, поменял номер машины на А8130СЕ и вернулся обратно, - вряд ли заслуживает внимания".

И еще маленький нюанс, привлекший мое внимание. И свидетели, и Юрий Савельев, описывая события, не раз упоминают, что среди боевиков были люди со снайперским оружием. В описании смерти местного жителя Фраева рефреном звучит одно и то же: из ГАЗ-66, выскочил "Полковник" и выстрелом из снайперской винтовки убил его, "из кабины машины вышел мужчина со снайперской винтовкой в руках, подошел к машине моего зятя и в упор его расстрелял". Людей со снайперским оружием - то двоих, то троих, в том числе женщину - вообще вспоминают многие. И это кажется очевидным: снайпер на таком деле просто обязателен - чтобы держать под прицелом окрестности и "снимать" снайперов противника. И что одним не могло обойтись, тоже ясно: люди должны были хотя бы сменять друг друга.

К чему все это? К тому, что среди официально обнаруженного в школе оружия (целого или обгоревшего) нет ни одной снайперской винтовки, или хотя бы любого иного оружия со снайперским прицелом! Улавливаете? Снайперы были, а оружия их не найдено. Значит, прорвались, ушли - не уничтожены.

С оружием вообще не очень сходится: его в школе найдено непропорционально мало по отношению к числу тел боевиков. Хотя Кулаев при допросах показал, что "оружие было у каждого свое", да и вообще его было в избытке. И где, спрашивается, тогда оно? Украли его, что ли, вынеся из оцепленной школы? Более вероятно, что часть боевиков именно с ним и ушла в прорыв. Вот Юрий Савельев вполне резонно и вопрошает: "Какова судьба членов террористической группы... не погибших в ходе спецоперации?"

Что и говорить, неприятная в целом постановка вопроса. И ведь не только для Кремля и Лубянки, но и для североосетинских властей. Потому что получается, что и на них лежит огромная часть вины, которую они признавать не желают столь же категорично, как и Москва. Выходит, что они полностью прошляпили и подготовку теракта, и последующий прорыв большей части террористов из кольца. А ведь большинство тех, кто был вокруг школы (и вел по ней огонь 3 сентября), - это не военнослужащие федеральных силовых структур, а местные же милиционеры и "ополченцы".

Владимир Воронов, 13.10.2006


новость Новости по теме