.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Events/Terror/m.13162.html

статья Простите, что мы вас убили

Илья Мильштейн, 28.10.2002
НТВ
НТВ
Реклама
цитата Дословно

Абдурашид Саидов

Когда говорят, что люди умирают не от отравления, просто нет слов. Любое тяжелое отравление переходит в острую сердечную недостаточность, легочную недостаточность, из-за чего больной и умирает. Если так судить, и от кровопотери человек никогда не умирает, а умирает от шока, к которому привело это кровотечение.

Еще вечером 25 октября я как врач поликлиники не смог госпитализировать тяжелую больную - в диспетчерской города мне объяснили, что прием больных прекращен из-за предстоящих массовых поступлений из ДК. Было это в районе 16 часов. Выходит, уже планировался штурм с химической атакой.

В России день траура. Приспущены флаги. Отменены увеселительные мероприятия. Телеканалам рекомендовано отказаться от показа развлекательных программ.

Власть скорбит о гражданах, которых убила.

И это, увы, не фраза. По официальным данным от главы московского комитета по здравоохранению Андрея Сельцовского, из 117 человек, официально объявленных погибшими, 116 умерли от отравления газом. Это главный итог "блестящего штурма", как именует начальство спецоперацию в Дубровке. Причем далеко не окончательный. В реанимации еще 150 человек, из них почти треть в тяжелом состоянии. 100 человек вчера числилось пропавшими без вести; всегда ли при этом имелись в виду пациенты реанимационных палат - бог весть.

История только начинается. Проходит шок у выживших заложников, приходят в себя родственники спасенных и убитых, кончается общественный обморок. У граждан возникают вопросы, море вопросов. Ответы на них либо слишком очевидны, либо их нет. И не предвидится.

Повод для штурма - расстрел заложников. Кроме одного погибшего, огнестрельных ран больше нет ни у кого. Кто повинен в его смерти - дело следствия. А где второй погибший, о котором нам твердили в ночь штурма? А где раненая, про которую нам говорили тогда же? С огнестрельными ранениями еще только боевики, лежавшие в лужах крови.

Бараева не расспросишь, и другой вопрос повисает в воздухе: а что же бандиты, отчего они проявили столь похвальный абстрактный гуманизм? Газ пошел сразу крупными порциями и не оставил им шансов на убийство? Непохоже на то: мы сами видели, как из здания выбегали заложники, как самостоятельно выбирались другие. Нажать на спусковой крючок гранатомета, подорвать на себе бомбу - дело секунды. Так что ж: были муляжи вместо бомб? Вдогонку, поздним утром, как бы спохватившись, начальство нам сообщит, что одна из шахидок все-таки взорвала на себе некое устройство, но погибла лишь она одна. Так бывает?

Ладно, есть спецхитрости спецназа; пиар и обман не могут не сопровождать любую контртеррористическую операцию. К этим лукавствам спецслужб отнесем и слухи про утекших террористов, роль одного из которых, как выяснилось, поневоле сыграл азербайджанский журналист, и некую чеченку, которую уже второй день арестовывают в столичной больнице. А вот как быть с гостайной насчет газа, которую применила "Альфа", начиная штурм? Почему врачи, спасавшие отравленных заложников, толком не знали, что за газ был применен, какой ставить диагноз, и теряли драгоценное время, гадая, как выводить людей из комы? Об этом в воскресенье не знали и американские врачи, прибывающие в Москву, и сделали через американское посольство жесткий запрос, который по крайней мере вчера еще оставался без ответа.

Впрочем, один ответ на все вопросы скопом можно дать уже сегодня, и в нем старая банальная разгадка давних наших исторических бед, настоящих и будущих. Это государственное презрение к человеческой жизни, к страданиям и потерям, к отчаянью и боли сограждан. Выявляется это государственное, освященное традицией равнодушие, по-разному: то в благодарственной реплике патриарха, то в бесконечно подлом отношении к родственникам жертв, то в раздраженных речах столичного мэра, оправдывавшего вчера во "Временах" режим секретности в московских больницах.

А главное: в топку этого государства, ради его неведомых державных интересов вечно бросают живых людей. Который день нам твердят, что террористы предъявляли России "заведомо невыполнимые", к тому же "невнятные" условия, хотя они были просты и ясны: вывод войск из Чечни. И это презрение к человеческой жизни сближает таких разных людей, как президент РФ и малограмотный боевик Мовсур Бараев.

Однако ритуал соблюдается всегда; тут начальство тоже по-своему блюдет традицию. Цветы к подножию, свечку в храме, прочувствованную речь с телеэкрана - это святое, и мы внимаем ей, не скрывая патриотических слез. Наши сердца переполняет благодарность и чувство вины перед Родиной. До судорог, до потери дыхания.

Все статьи по теме

Илья Мильштейн, 28.10.2002


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей