О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Events/Terror/m.32885.html

статья "Пусть Оля не беспокоится"

Илья Мильштейн, 20.05.2003
Владимир Жириновский. Фото с сайта www.radiomayak.ru

Владимир Жириновский. Фото с сайта www.radiomayak.ru

Сообщение Ольги Старовойтовой о том, что к убийству ее сестры может быть причастен некий бывший депутат Госдумы от ЛДПР, заметно огорчило лидера этой партии. Вчера он весь день не вылезал из радио- и телеэфира. Вечером г-н Жириновский высказался и по НТВ. Зрелище вышло коротким, но впечатляющим.

Владимир Вольфович говорил тихо, даже как бы примирительно, но выдавали глаза. Пустые по обыкновению, они пульсировали ненавистью и застарелым злорадством. Злорадство, как легко предположить, имело причину личную – Галина Васильевна относилась к Жириновскому с бесконечным презрением, и бритый старичок на телеэкране явно этого до сих пор не забыл, хоть и врал на "Эхе Москвы", будто она ему симпатизировала. Чувство ненависти вождь ЛДПР на сей раз питал к Ольге Васильевне. Впрочем, выражал он это чувство с неожиданной осторожностью, о причинах которой можно лишь гадать.

Фирменный стиль Жириновского – агрессия с примесью мелкой уголовщины. Потаскать за волосы, поматериться при включенной камере, пошвыряться грязью из-за забора – это его ноу-хау, эксклюзивный вклад в историю русского парламентаризма, и все шандыбины и брынцаловы, пытавшиеся копировать его стиль, лишь жалкие эпигоны. За это его и любят миллионы наших сограждан, регулярно голосующих за ЛДПР.

Однако на сей раз он выступил в новой роли. Скажем, крестного отца. Человеку даже с небольшим воображением могло показаться, что Жириновский пригрозил Ольге Старовойтовой убийством. "Пусть Оля не беспокоится", - сказал он, и, поразмышляв вслух о том, отчего да почему члены его партии не могут иметь отношения к "заказухе", добавил: "А то у нее могут возникнуть проблемы". Сидя за столом у себя в кабинете, сын юриста пытался при этом излучать некие зловещие флюиды и в камеру глядел неподвижно. Как бы изображая пресыщенного злодействами мафиозо, который эдак по-доброму предупреждает – в первый и в последний раз. Конечно, с непривычки маска сидела криво, но известного эффекта ему все же достичь удалось. У Владимира Вольфовича вообще выразительное лицо.

Впрочем, с формально-юридической точки зрения Жириновский не сказал ничего лишнего. Привлечь его к суду за угрозу расправы над Ольгой Старовойтовой довольно трудно. "Возникнут проблемы"? Любой адвокат отмажет ответчика с легкостью: мол, это он просто грозил судом, защищая честь и достоинство славной своей партии. Более ничем не грозил. Вам просто показалось – и нечем крыть.

Но все же, если без протокола: что так засуетился заслуженный юрист РФ? Отчего он выглядел таким озабоченным и так много чувств скопом и выражал, и скрывал? Почему, наконец, не матерился, не размахивал руками – это как раз прошло бы незамеченным, поскольку до смерти надоело...

Тут, наверное, все дело в том, что на сей раз скандал, направленный против ЛДПР, основывается не на поведении ее членов, не на слухах и сплетнях, как это было в ранние перестроечные годы, когда самого Вольфовича обвиняли в романтических связях с КГБ, а на чем-то куда более прозаическом и реальном. Говоря языком следователей, на показаниях обвиняемого в убийстве. Который среди заказчиков преступления называет имя одного из элдэпээровцев членов, ныне проживающего за границей. И оттуда, из Европы, ниточка тянется в думский кабинет, где под российским флагом сидит пожилой раздражительный мужчина с нетитульной внешностью – вице-спикер Жириновский. И если повнимательней вглядеться в его лицо, когда он угрожает "проблемами" сестре погибшего политика, то в них можно заметить еще и страх. Или это нам тоже так показалось?

Ольга Старовойтова предельно осторожна в своих высказываниях. Имени подозреваемого "жирика" она не называет. По поводу обвинений в его адрес не забывает сказать и о презумпции невиновности, и о том, что имена убийц и заказчиков мы узнаем (если узнаем) только в суде. Она в эти дни читает дело об убийстве сестры и скупо делится с публикой своими впечатлениями. Это трудное занятие – и для нее, и, как выясняется, для тех, чьи имена всплывают в процессе чтения. Пусть даже по касательной, в связи с подозрениями по адресу партайгеноссен. Но, судя по тем же осторожным словам Ольги Васильевны, у общества есть надежда, что следствие в этом деле находится на верном пути. Что убийство было политическим, что стояли за ним враги Старовойтовой и что следы ведут в какой-то из высоких кабинетов, предположительно думских. Это пока всё, но Жириновский уже выступает.

Илья Мильштейн, 20.05.2003


новость Новости по теме