О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Events/Terror/m.73254.html

статья Головокружение от террора проходит

Владимир Абаринов (Вашингтон), 30.06.2004
Гуантанамо. Фото АР

Гуантанамо. Фото АР

"Если они не предстанут перед правосудием, правосудие предстанет перед ними", - не раз грозил президент Буш "Талибану" и "Аль-Кайде". Но прошло уже больше двух лет после окончания афганской войны, а запланированная встреча террористов с правосудием так и не состоялась. Солдаты талибского режима и боевики-алькайдовцы, задержанные в Афганистане, находятся в заключении на американской военной базе Гуантанамо на Кубе. Им присвоен статус комбатантов противника, захваченных на поле боя. Пентагон согласился допустить к ним сотрудников Международного комитета Красного Креста, разрешить переписку с родственниками и изменить правила внутреннего тюремного распорядка, с тем, чтобы узники имели возможность отправлять религиозные обряды. Многие из них после допросов, на которых выяснилось, что угрозы безопасности США они не представляют, репатриированы, главным образом в Афганистан. Но более 600 человек остаются под стражей без суда и следствия. В понедельник Верховный суд США огласил важные решения, непосредственно затрагивающие их участь.

Право на справедливый суд и надлежащую судебную процедуру гарантировано Конституцией Соединенных Штатов. При этом гражданство не имеет значения - каждый, кто находится на американской территории, в полной мере пользуется конституционными гарантиями прав личности. "Ни один штат, - гласит 14-я поправка к Конституции, - не может отказать лицу, находящемуся под его юрисдикцией, в равной для всех защите закона". Однако в том случае, когда правосудие вершится вне американской территории, для иностранца возникает совершенно другая ситуация. Именно с целью вывести пленников из-под американской юрисдикции правительство построило специальную тюрьму за пределами США.

20 апреля Верховный cуд заслушал прения сторон по делам "Расул против Буша" и "Аль-Одах против США", объединенным в одно производство. Оба истца - заключенные, содержащиеся в Гуантанамо. Дело уже было проиграно в федеральном суде и федеральном апелляционном суде на том основании, что узники Гуантанамо не имеют права на защиту своих интересов в американских судах. Адвокат истцов Джон Гиббонс утверждал, что юрисдикция американских судов, напротив, в полной мере распространяется на его клиентов. Он построил свою аргументацию на оспаривании формального статуса базы Гуантанамо. США получили эту территорию в бессрочную аренду в 1903 году. По мнению правительства, Куба сохраняет над ней суверенитет, это не американская территория, а потому претензии истцов несостоятельны. Но адвокат считает базу анклавом, в котором осуществляется только американское правосудие.

Интересы правительства на слушаниях представлял генеральный солиситор - заместитель министра юстиции США Теодор Олсен. Его жена, известный публицист Барбара Олсен, погибла 11 сентября 2001 года вместе с другими пассажирами захваченного террористами самолета, протаранившего здание Пентагона. По словам Олсена, статус заключенных Гуантанамо определяется особыми обстоятельствами. Президент, заявил он, имеет санкцию Конгресса "использовать всю необходимую власть, с тем чтобы предотвращать акты терроризма против Соединенных Штатов". Тем не менее Верховный суд согласился с точкой зрения адвоката. Арестанты, гласит решение, принятое 6 голосами против 3, должны иметь право на справедливый суд.

28 апреля суд заслушал еще два дела, связанных с терроризмом. Одно из них называется "Хамди против Рамсфелда", второе - "Рамсфелд против Падильи". Ясир Есам Хамди захвачен в Афганистане. Хосе Падилья арестован в Чикаго, куда прибыл из Пакистана. Он подозревается в том, что по заданию "Аль-Кайды" планировал взорвать в США "грязную бомбу". Оба - американские граждане. Тем не менее власти США уже около двух лет держат их под стражей без предъявления обвинения и не допускают к ним адвокатов.

От имени правительства США в прениях по обоим делам участвовал заместитель генерального солиситора Пол Клемент. По Женевской конвенции об обращении с военнопленными, на которую ссылался Клемент в случае с Хамди, после прекращения активной фазы боевых действий пленные должны быть распущены по домам, если им не предъявлено уголовных обвинений. Но Клемент подчеркивал, что война с терроризмом продолжается, в Афганистане по-прежнему находятся американские войска. Оспаривая этот аргумент, судья Брейер заострил ситуацию: "Предположим, дело происходит во время Столетней войны..."

Адвокат Ясира Хамди Фрэнк Данэм апеллировал к Конституции и законам, защищающим неприкосновенность личности. "Господин Клемент, - сказал он, - прекрасный адвокат. Он только что придал необоснованным доводам видимость обоснованности. Но если вникнуть в суть его аргументов, то это призыв "верьте нам". Кто призывает нас верить ему? Исполнительная власть. Но для чего нам законы о свободе личности? Они были приняты потому, что мы не питали доверия к правительству, когда создавали его. По этой причине "верьте нам" - недостаточное основание для того, чтобы отнять у человека его права, состоящие в том, что никто не может быть лишен свободы иначе как в результате надлежащей судебной процедуры".

И в этом случае в решении, оглашенном в понедельник, Верховный cуд принял сторону адвоката. Однако дело Падильи оказалось сложнее. Суд всего лишь постановил, что его защита должна вчинять иск о противоправном содержании под стражей не в Нью-Йорке, а в Южной Каролине, где он сейчас находится в заключении на борту военного корабля, превращенного в тюрьму. Не исключено, что на позицию высшей судебной инстанции оказали влияние новые подробности дела Падильи, которые 1 июня огласил заместитель министра юстиции США Джеймс Коми.

В апреле 2002 года Министерство юстиции США сообщило об аресте Хосе Падильи как о своей большой победе в борьбе с международным терроризмом. Министр Джон Эшкрофт так ликовал, что созвал пресс-конференцию в Москве, где находился в тот момент с визитом, не дожидаясь возвращения в Вашингтон. По словам Эшкрофта, Падилья – убежденный враг Америки; он прошел специальную подготовку в афганских лагерях "Аль-Кайды" и приехал в США, чтобы по заданию главарей этой террористической организации применить здесь "грязную бомбу", то есть ядерное устройство, убивающее не взрывом, а радиацией. Однако никаких компонентов или хотя бы чертежей "грязной бомбы" при нем обнаружено не было, о его сообщниках ФБР ничего не знало. Поэтому ликование министра многим показалось тогда преувеличенным, а основания для ареста – неубедительными.

Журналисты стали ждать, когда закончится предварительное следствие, Падилье предъявят обвинения и дело будет направлено в суд. Но вместо этого появилось распоряжение президента США считать Падилью "вражеским комбатантом". Ему было отказано в услугах адвоката, а срок содержания под стражей продлен на неопределенное время.

Правозащитники сразу же поставили под сомнение юридическую состоятельность такого решения. В отличие от узников Гуантанамо, которым специально построили тюрьму вне Америки, Хосе Падилья находится в пределах юрисдикции американского правосудия, а следовательно, на него в полной мере распространяются конституционные гарантии, в частности, Пятая поправка к Конституции США, которая гласит: "Никто не может быть лишен жизни, свободы или собственности без надлежащей правовой процедуры". Это значит, что обвиняемому должно быть обеспечено справедливое судебное разбирательство в состязательном процессе, построенном на презумпции невиновности, в котором обвинение и защита пользуются равными правами. Пятая поправка, кроме того, освобождает обвиняемого от необходимости свидетельcтвовать против самого себя. Четвертая поправка запрещает необоснованные обыски и аресты, Шестая гарантирует "скорый и публичный суд беспристрастных присяжных", право обвиняемого на помощь адвоката, очную ставку со свидетелями обвинения и на принудительный вызов свидетелей защиты. Между тем Хосе Падилья лишен свободы вот уже третий год.

Падилья, которому сейчас 33 года, родился в Пуэрто-Рико. Когда ему было четыре года, его семья перебралась в Чикаго. В юности Падилья стал членом молодежной банды и не раз подвергался арестам, а однажды год отсидел по приговору суда в тюрьме. Именно за решеткой он обратился в ислам. В 1998 году он отправился в Египет, женился на египтянке и совершил паломничество в Мекку. Будучи в Саудовской Аравии, он познакомился с вербовщиком "Аль-Кайды" и в июне 2000 года оказался в Афганистане. После разгрома "Талибана" агенты ФБР нашли среди бумаг, брошенных "Аль-Кайдой", анкету Падильи, заполненную им самим. В анкете он называл себя арабским именем "Абу Абдулла Муджахир" и указывал, что свободно владеет аглийским, испанским и арабским языками. Именно по этой анкете его впоследствии и выследили.

По словам заместителя министра юстиции США, после окончания курса специальной подготовки в одном из лагерей террористов Падилью должны были направить в Чечню. Однако его американское гражданство привлекло к нему внимание одного из членов руководства "Аль-Кайды", командира ее военного крыла – Мохаммеда Атефа. Он встретился с Падильей, чтобы оценить его внутренний настрой, и остался удовлетворен результатами проверки. В апреле 2001 года, закончив курс обучения в лагере, Падилья съездил в Египет навестить жену, но уже через два месяца вернулся в Афганистан. На сей раз Атеф и инструкторы "Аль-Кайды" начали готовить его к совершению конкретного теракта на территории США. Ему подобрали напарника – это был Аднан Шукриджумах, известный также по прозвищу Джафар-летчик. Шукриджумах – один из семи членов "Аль-Кайды", чьи имена и приметы огласил в конце мая директор ФБР Роберт Мюллер; он заявил, что эти семеро в настоящее время могут находиться на территории США, и призвал граждан сообщать правоохранительным органам обо всех своих подозрениях на этот счет.

Первоначальный план, исполнение которого поручалось Падилье и Джафару, заключался в том, чтобы устроить взрыв бытового газа в жилом доме с таким расчетом, чтобы разрушения были максимальными. Но Падилья и Джафар не сошлись характерами. Операция была отложена. Падилья продолжал совершенствовать свое мастерство взрывника и жил в одном доме с Атефом близ Кандагара. Он находился там и 11 сентября 2001 года. В ноябре американская авиация разбомбила дом. Мохаммед Атеф погиб. Хосе Падилья по случайности провел эту ночь в другом месте. На следующий день он вернулся и откопал из-под обломков труп своего учителя.

Когда стало ясно, что американцы не ограничатся воздушной войной, "Талибан", по словам Падильи, принял решение об эвакуации всех иностранных моджахедов из Афганистана. В составе одного из таких отрядов Падилья перешел на территорию Пакистана. На границе бойцов встречал один из высших руководителей "Аль-Кайды" – Абу Зубейда. Он решал, кого оставить в Пакистане, а кого послать назад воевать с американцами. Падилью оставили в Пакистане и подобрали ему нового партнера. Партнер этот ныне тоже арестован. В ответ на настойчивые вопросы журналистов Джеймс Коми после некоторых колебаний сообщил, что человек этот имеет статус беженца в Великобритании и поэтому пользовался правом безвизового въезда в США.

Падилья и его сообщник вместе разработали новый план: они предлагали изготовить и привести в действие "грязную бомбу". О том, как ее сделать, они узнали будто бы из Интернета. В марте 2002 года Зубайда отправил обоих будущих террористов к Халиду Шейху Мохаммеду, который руководил оперативной работой "Аль-Кайды" и был главным разработчиком терактов 11 сентября.

Как утверждает Падилья, Мохаммед отнесся к "грязной бомбе" скептически и решил вернуться к первоначальному плану взрыва газа. Падилья и его напарник должны были въехать в США через Мексику или Пуэрто-Рико, найти несколько многоэтажных жилых домов, снять в каждом по квартире, а затем, пользуясь взрывчаткой и таймерами, устроить серию одновременных взрывов, предварительно обеспечив герметичность квартир с помощью клейкой ленты. Однако окончательный выбор между двумя планами Мохаммед оставлял на усмотрение Падильи, который был назначен старшим в дуэте. Он же должен был выбрать и город – Мохаммед хотел, чтобы это был Нью-Йорк, но не исключал Вашингтон или Майами. По замыслу Мохаммеда, его агенты должны были взорвать сразу 20 домов, но Падилья сомневался, что ему удастся арендовать 20 квартир и не навлечь на себя подозрений. На допросах он говорит, что и не собирался взрывать газ, считая этот план нереальным. В подготовке Падильи и его напарника участвовал и Рамзи Биналших – координатор заговора 11 сентября.

5 апреля 2002 года Хосе Падилья вылетел из Пакистана в Цюрих, а оттуда в Чикаго. На борту того же лайнера находились следившие за ним агенты ФБР. Роковая ошибка Падильи состояла в том, что в Пакистане он обратился в американское консульство с заявлением об утере паспорта. Это типичный прием террористов "Аль-Кайды", посредством которого они избавляются от афганских виз в паспортах. Имя Падильи к тому моменту уже значилось в списке лиц, чьи анкеты были найдены в Афганистане. При аресте в Чикаго у Падильи обнаружилось более 10 тысяч долларов наличными, сотовый телефон, телефонные номера руководителей операции и адрес электронной почты для связи с ними. Не разумнее ли было бы установить за ним слежку с тем, чтобы выявить сообщников? Заместитель министра юстиции полагает, что это был рискованный шаг.


Владимир Абаринов (Вашингтон), 30.06.2004


новость Новости по теме