О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Events/Terror/m.78269.html

статья Информирующие источники

Борис Соколов, 18.10.2004
Плакат 'Будь бдительным' с сайта  www.petrograd.biz

Плакат 'Будь бдительным' с сайта www.petrograd.biz

Прежде чем рассуждать о роли осведомительства в борьбе против международного и отечественного терроризма, надо ответить на два принципиальных вопроса. Во-первых: какого рода информацию будут поставлять сексоты и как они будут рекрутироваться? Во-вторых: какому государству будут служить осведомители?

Конечно, без агентуры не обходится ни одна полиция в мире. Есть осведомители и у нынешнего американского ФБР, были они и в дореволюционной России. Поиск грабителей, убийц, главарей мафии, террористов без агентурной информации становится делом почти безнадежным. Но тут есть важные нюансы. Слово "сексот" в нашей стране неразрывно связано с советским периодом, с "большим террором" 1937-1938 годов, когда массовые доносы стали важным подспорьем политических репрессий. Посмотрим, что же содержалось в 30-е годы в донесениях осведомителей.

Вот, например, что писали об Исааке Бабеле:
"В беседе украинских писателей с московскими писателями... особенно резкую позицию относительно съезда (I съезда советских писателей (1934). - Б.С.) занял Бабель: "Мы должны демонстрировать миру единство литературных сил Союза. А так как все это делается искусственно, из-под палки, то съезд проходит мертво, как царский парад, и этому параду, конечно, никто за границей не верит. Пусть раздувает наша пресса глупые вымыслы о колоссальном воодушевлении делегатов. Ведь имеются еще и корреспонденты иностранных газет, которые по-настоящему осветят эту литературную панихиду".

Чем кончил Бабель, известно. А вот что писали сотрудники НКВД, прослушивавшие будущего нобелевского лауреата Михаила Шолохова в во время его приезда в Москву в июне 1938 года:
"Контроль за номером Шолохова продолжался свыше десяти дней, вплоть до его отъезда, и во время контроля была зафиксирована интимная связь Шолохова с женой тов. Ежова".
По этому поводу "стальной нарком" основательно начистил физиономию своей благоверной.

А так была записана осведомителем реакция кинорежиссера Сергея Эйзенштейна на запрещение оперы по либретто Демьяна Бедного "Богатыри":
"Я не видел спектакль, но чрезвычайно доволен хотя бы тем, что здорово всыпали Демьяну. Так ему и надо, он слишком зазнался".
Если бы подобный "эксклюзив" поступил в ФБР, от услуг информатора тотчас бы отказались.

Вряд ли кому-нибудь придет в голову превозносить доносчиков, работавших на гестапо в гитлеровской Германии. А вот сексотов ОГПУ–НКВД–КГБ многие "патриоты" у нас хвалят до сих пор. Возможно, скоро у нас появятся стукачи, сообщающие об антипутинских анекдотах, о тайных сходках СПС, "Яблока" и "Трудовой России" или о том, с кем спят лидеры оппозиции. Всеобщее доносительство, к которому призывают руководители спецслужб, необходимо только в эпоху массовых репрессий, когда важен только предлог, чтобы посадить или расстрелять человека.

Для борьбы же с настоящими мафиози, террористами и обычными уголовниками стукачество домохозяек и пенсионеров не только абсолютно бесполезно, но даже вредно. Неслучайно все спецслужбы предпочитают работать не с "добровольными помощниками", а с собственной завербованной агентурой. Ведь проблема не в том, что милиция и ФСБ страдают от недостатка сведений, а в том, чтобы из всего информационного потока выделить достоверные и значимые элементы. Среди же стукачей-добровольцев, как это давно замечено, наблюдается повышенный процент людей психически неуравновешенных, да и просто больных. И поступающие от них сведения только затрудняют выявление зерен истины.

Известно, что в самом начале 80-х годов, еще при Андропове, в КГБ родилась плодотворная дебютная идея – сплошняком прослушивать все телефонные разговоры по городу Москве. Технически эта идея была вполне осуществима, магнитофонов и пленки хватало. Но по здравом размышлении от заманчивого предложения пришлось отказаться. Выяснилось, что на расшифровку записей не хватит людей, даже если поголовно засадить за это дело всех чекистов страны. А уж проанализировать и классифицировать их не было никакой возможности. Точно такая ситуация будет, если власти станут поощрять стукачество, особенно если станут обещать доносчикам деньги. Тогда очень скоро и МВД, и ФСБ будут завалены доносами самого разнообразного содержания, и процентов 97 из них будут целиком относиться к жанру фэнтези. Поимку преступников это только затруднит, поскольку массу сотрудников спецслужб придется отвлекать на проверку пустых сигналов о будто бы заложенных бомбах и чьих-то неуплаченных налогах.

Другая проблема тесно связано с характером нашего государства. Сегодня оно безусловно авторитарное и находится на пути превращения в неограниченную диктатуру президента и его окружения. Это государство будет обрушивать репрессии на своих политических противников, и помогать ему в этом доносами – занятие неблаговидное. Но даже если говорить о борьбе с "неполитической" уголовщиной, дело обстоит не так просто. Практика показывает, что в государствах, подобных российскому, правоохранительные структуры в значительной мере коррумпированы, поскольку не имеют над собой никакого гражданского контроля. Поэтому стукачам, даже если они люди добропорядочные и горят желанием помочь "органам" справиться с террористами и с уголовной преступностью, поневоле приходится окунаться во всю эту грязь.

Не секрет, что самые ценные агенты – это сами преступники, в обмен на прощение прежних грехов готовые сдать товарищей по банде. Но тут нужно доверие к спецслужбам и правоохранительным органам, которое в России отсутствует напрочь. Поэтому, например, обещание награды в 10 миллионов долларов за содействие в поимке Басаева и Масхадова – это чисто пропагандистская акция, не рассчитанная на реальную отдачу. Трудно представить себе чеченца из басаевского или масхадовского окружения, кто поверит, что федералы выдадут ему такую сумму. В лучшем случае поощрят парой тысяч баксов, приписав все заслуги себе. А в худшем – просто шлепнут, списав на месть боевиков. Да и пример с подводником Пуманэ не слишком вдохновляет потенциальных осведомителей, связанных с криминалом.


Борис Соколов, 18.10.2004


новость Новости по теме