О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Events/Terror/m.90727.html

статья Слишком мало крови

Илья Мильштейн, 14.06.2005
Буденновск. 1995 год. Штурм. Фото Сергея Кузнецова с сайта ''Новой газеты''

Буденновск. 1995 год. Штурм. Фото Сергея Кузнецова с сайта ''Новой газеты''

К десятой годовщине буденновской трагедии официоз наш подготовился скверно. Хотя было время, да и ребят, готовых долго и подробно рассказывать о связях, к примеру, Ходорковского с Шамилем Басаевым, сегодня хватает. Нет, поленились, разве что Петр Марченко, ночная звезда Первого телеканала, попытался осмыслить события тех давних уже дней. Однако лучше бы не пытался.

Разумеется, ни слова о подвиге Сергея Ковалева, Михаила Молоствова, Валерия Якова, других депутатов и журналистов, согласившихся стать заложниками взамен матерей с грудными детьми, в идеологически выдержанном сюжете не прозвучало. Мелькнул, правда, Виктор Степаныч, обещающий Басаеву не открывать огонь, пока длятся переговоры. Но роль Черномырдина, как можно было понять из передачи, оказалась крайне отрицательной. Поскольку вмешательство политиков помешало спецслужбам ликвидировать террористов, в первую очередь самого Шамиля.

Об этом в кадре, украшенном подмосковной зеленью, короткими и злыми фразами говорил бывший офицер "Альфы" по фамилии Гусев. Профессионал на полном серьезе объяснял, зачем его бойцы стреляли по больнице, рискуя попасть в женщин и детей и попадая в них. Оказывается, затем стреляли, чтобы у боевиков патроны кончились. "А нам подвозили", – раскрыл тайну спецназовец. Прямо на глазах рождался черный анекдот: стреляли, чтобы у боевиков кончились заложники... Собственно, так оно потом и было – в Беслане.

Противореча себе, Гусев говорил еще о том, что больницу штурмовать не следовало, но нельзя было и выпускать террористов в Чечню. По-видимому, их следовало кончить по дороге – вместе с десятками депутатов и журналистов. "Капитуляцией" в Буденновске офицер склонен был объяснять все последующие теракты начиная с Первомайского – это точка зрения вообще в моде с осени 1999 года. И всякий раз, слушая разглагольствования на эту тему, тем более из уст профессионала, просто диву даешься, как людям прямо на глазах отшибает память. Словно после "Норд-Оста", где, как известно, Россия выстояла, не было Беслана. Словно весь опыт новейшей всемирной контртеррористической войны не показывает, что предельная жесткость в общении с террористами, равно и предельная мягкость, значения не имеет. Природа террора иная, внутренне глубоко равнодушная к вашей слабости или дуболомной крутизне.

В журналистской халтуре все должно быть халтурно, включая сенсацию. Собственно, ради этого эпизода, должно быть, и затевался весь сюжет. Бывший силовик и премьер Сергей Степашин вдруг поведал россиянам о том, для чего Басаев затевал свой рейд в Буденновск. Выяснилось, что целью была не больница, а самолет в Минводах, захватив который Басаев собирался атаковать Кремль. "Это мало кто знает", – признавался симпатичный и поныне автору этих строк глава Счетной палаты. Тем большую жалость вызывал со своим эксклюзивом бедный Сергей Вадимович, которому следующий рейд Басаева на Дагестан стоил президентского кресла. Понятно, что для Степашина этот бородатый убийца хуже бен Ладена, но зачем же зрителей за идиотов держать? "Герои" 11 сентября использовали фактор внезапности, оттого и удался их ужасающий теракт, а кто бы позволил Басаеву лететь на Москву?

Мелькнул, впрочем, в этой заказухе и алмаз. То ли случайно, то ли Марченко, отбирая картинки для репортажа, вспомнил на минуту, что когда-то был журналистом. Правда о Буденновске, об армии, о России и обо всех нас прозвучала в тот миг, когда местный житель рассказал про случай, не относившийся к делу. О том, как пару лет спустя после трагедии десантники решили отметить в городе свой профессиональный праздник – выкатили бэтээры, начали палить в воздух... И как женщины, хватаясь за сердце, падали без сознания на асфальт.

Что тут скажешь? Великое счастье для сотен заложников буденновской больницы, что страной тогда правил не Путин, а спецслужбы подчинялись на лицо ужасному, доброму внутри первому президенту демократической, понимаешь, России. Великое счастье, что он иногда выходил из запоя и вел себя как человек. Великое счастье, что премьером у нас тогда был Виктор Степаныч, тоже не чуждый человеческих чувств. Великое счастье, что парламент у нас тогда состоял не сплошь из андроидов, а работали в нем и люди. Великое счастье, что пресса тогда, хоть и корчилась под пятой олигархов, но была относительно свободна и довольно честно информировала общество о чеченской войне. Великое счастье, что в России имелось тогда общество, которое заставило власть эту войну прекратить.

Про нынешних, начиная с властей, этого не скажешь. Напротив, судя по заказным передачам на кремлевских телеканалах, они до сих пор полагают, что отсутствие человечности и ума возмещается избытком силы. Вспоминая Буденновск со своими прикормленными журналистами, они до сих пор жалеют, что сотням людей была спасена жизнь. Солидарно с террористами убивая заложников, они все еще уверены, что это единственный путь и лучший способ покончить с войной. Прямо бурбоны какие-то: ничего не забыли и ничему не научились.


Илья Мильштейн, 14.06.2005


новость Новости по теме