О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Events/Terror/m.94188.html

статья Уроки без перемен

Владимир Темный, 01.09.2005
Школа в Беслане
Школа в Беслане
Реклама
справка Справка

Россияне об угрозе терактов

По данным Всероссийского центра изучения общественного мнения

По сравнению с сентябрем 2004 г. доля тех, кто считал себя обреченным на угрозу терактов при любом развитии событий, выросла с 30 до 39%, причем наиболее распространена эта точка зрения среди жителей Южного федерального округа (46%). Точка зрения, что теракты прекратятся, когда все боевики не будут "добиты в своих норах", сегодня близка только 23% опрошенных (год назад – 32%), еще 11% считают, что для этого нужно уничтожить всех подготовленных шахидов-смертников. Не изменилась доля тех, кто полагает, что теракты будут продолжаться, пока в Чечне будут находиться российские войска – 14% (жители Южного округа придерживаются этой позиции реже других – только 9%).

Сайт ВЦИОМ

Сегодня, спустя год, о бесланской трагедии достоверно известно только то, что c 1 по 3 сентября в школе #1 погибли 330 человек. 186 детей и 131 взрослый заложник, 10 спецназовцев, 2 сотрудника МЧС и 1 житель Беслана из числа стихийных ополченцев. 728 человек получили ранения.

Все остальное в области догадок - предмет споров, жесткое поле взаимных обвинений. Даже число убитых боевиков колеблется от 29 до 33, не говоря уже о численности всего отряда, захватившего в этот День знаний школу. Из показаний свидетелей на процессе по делу Нурпаши Кулаева следует, что террористов было не менее пятидесяти. А год назад, по горячим следам, некий спецназовец на страницах "Комсомольской правды" утверждал, что убито было 49 боевиков, 3 взято в плен, 13 удалось скрыться. Следствие сегодня стоит на своем: их было 33 и точка. 32 убили на месте, 33-й уцелел и теперь сидит на скамье подсудимых.

Допустить правоту свидетелей значит признать, что как минимум чертова дюжина боевиков проcочилась сквозь оцепление. Этой "спасательной" операции, вошедшей в историю борьбы с терроризмом как самая бездарная и преступная, несколько сбежавших террористов позора не прибавят. Но следствие, изначально положившее себе вывести из-под удара руководителей федерального и республиканского уровней, с упорством, достойным лучшего применения, продолжает свою "спасательную операцию" - спасает тех, кому давно бы уже пора нести уголовную ответственность по статьей 293 УК РФ "Халатность" (в лучшем для них случае).

Отсюда и трудно объяснимое с точки зрения здравого смысла отрицание очевидных, казалось бы, вещей. Десятки свидетелей уже в первые дни после трагедии говорили об обстреле школы с заложниками из танковых орудий, из гранатометов и огнеметов. Представители Генпрокуратуры делали круглые глаза: "Какие танки? Какие огнеметы? Что за фантазии..." Потом местные жители принесли следователям "трубу" от огнемета "Шмель". Найти, кстати, ее было непросто, поскольку место преступления зачищали бульдозерами. И люди еще долго находили на свалках фрагменты трагедии - от личных вещей погибших до частей тел.

Ствол-контейнер "Шмеля" следствие нехотя, после публичных скандалов, но все-таки признало за вещдок. Однако замгенпрокурора Николай Шепель тут же объяснил общественности, что "Шмель" - не такое уж и страшное оружие и никакими международными конвенциями оно не запрещено. Он только забыл добавить один нюанс, прописанный во всех военных источниках: "Объемный взрыв капсулы РПО-А "Шмель" по фугасному действию не уступает 122- миллиметровому гаубичному снаряду". Эта маленькая вакуумная бомба уничтожает все живое в радиусе до 20 метров. Палить по школе с заложниками из такого оружия было так же преступно, как и из танковых стволов. Но кто-то отдал этот приказ. Тот, кто в списке у следователей не фигурирует даже как свидетель.

Могучий следственный аппарат, работающий "по Беслану", нынче выдал на-гора только Нурпаши Кулаева. Может быть, на скамье подсудимых окажутся два-три работника местной милиции, пропустившие без досмотра машину с отрядом боевиков. И все. Великие труды закончены. Владимиру Устинову можно сниматься на фоне развалин бесланской школы и рассказывать, как оно все было на самом деле. А там самое время и сесть за книгу "Вся правда о Беслане".

Есть, впрочем, некоторые закавыки, мешающие генпрокурору немедленно предаться сочинительству. В сентябре должны быть обнародованы два доклада депутатских расследований бесланской трагедии: первый предъявит общественности комиссия Совета Федерации, второй – комиссия Законодательного собрания Северной Осетии. Из того, что просочилось из этих комиссий в СМИ, можно предположить, что ничего хорошего генпрокурор для себя не услышит. И федеральные, и республиканские депутаты склонны главную вину за губительную "спасательную" операцию возложить на власть. Но резкость оценок и нелицеприятность выводов скорее всего будут различаться: комиссию Александра Торшина все же легче призвать к "взвешенности", чем комиссию Станислава Кесаева. Кесаеву и его коллегам придется смотреть в глаза своим землякам, своим избирателям. А столичные "комиссары" в большинстве своем давно уже избавлены от утомительной необходимости смотреть в глаза избирателям.

Тем более что нынче избиратель у них у всех один. В Кремле сидит. И ему очень хочется, чтобы "все это" побыстрее закончилось. Он не любит "нездоровые настроения", "накаленные страсти", ему не нравится, когда оживляются "пятые колонны" и кто-то "кормится с чужой руки". Так что членам комиссий надо еще десять раз отмерить, прежде чем резать свою правду-матку. И Торшин, кажется, уже уловил, чего от него хотят: настойчиво заговорил о руке иностранных спецслужб в деле захвата школы. Иностранные спецслужбы - привычный адрес, куда следует направлять народный гнев. Не на своих же.

А у "своих" все в порядке. Александр Дзасохов, возглавлявший до вечера 1 сентября штаб по освобождению заложников, нынче сенатор от Северной Осетии. В прессе объясняет, как он рвался в школу для переговоров, да его не пускали. Даже в наручники грозились заковать. Владимир Яковлев, служивший полпредом президента в ЮФО и возглавивший штаб к вечеру 1 сентября, нынче заведует министерством по национальной политике. За судьбу генералов Рашида Нургалиева и Николая Патрушева, чьи ведомства имели прямое отношение к тому, что произошло в Беслане, тоже волноваться не приходится. И даже начальник управления ФСБ по Северной Осетии Валерий Андреев, ограничивший свои полномочия в эти три дня "черного сентября" должностью пресс-аташе, погонами за позор беспомощности не заплатил, трудоустроен в академию родного ведомства, учит молодежь, какими у чекиста должны быть руки, голова и сердце.

А между тем любая из школ в России и по сей день может повторить судьбу осетинской школы. Безопасность маленьких россиян, как и взрослых, целиком и полностью зависит от террористов - захотят те или нет повторить Беслан. По-прежнему, как и нередко в последние годы, ход первый и ход последний за террористами. Власть же берет на себя только труд заметать следы своего очередного должностного преступления, суть которого - некомпетентность, бездействие, трусость и вранье.

Владимир Темный, 01.09.2005


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама


Выбор читателей