О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Events/m.114212.html

статья Не горим, не тонем

Владимир Ермолин, 10.11.2006
Владимир Ермолин. Фото Граней.Ру

Владимир Ермолин. Фото Граней.Ру

Сначала о давно минувшем. Дело было на Северном флоте, в Гаджиево. Матрос атомной подводной лодки нес верхнюю вахту. Ночь, мороз. Загляделся на северное сияние и съехал по покатому корпусу в черную воду. Как есть - в тулупе, в валенках, с автоматом на шее. От силы минуты две-три у него было, чтобы окинуть мысленным взором свою жизнь, а потом начать медленное погружение на дно. Был еще шанс – орать во всю глотку, чтобы вахтенный на соседнем борту услышал. Но матросик молчал – очень боялся, что лодке ЧП припишут и тогда начальство устроит ему "именины сердца".

Однако же вопреки всем законам природы выкарабкался. И даже автомат не утопил… Утром на общем построении экипажа командир вывел его из строя. Все были уверены – для благодарности. Но "кэп" постоял, посмотрел на героя и, не найдя слов, вдруг отвесил ему затрещину. За что? За то, что не кричал.

История, свидетелем которой был и я, в ту пору матрос срочной службы, адресуется нынче вовсе не круглому столу по проблемам насилия в армии и на флоте. Кстати, у того командира особого выбора сильных средств воспитания и не было – лодка готовилась к автономке, кто же лишнюю тягловую силу отправит отдыхать на губу. А всякого рода выговоры и наряды уже педагогического значения не имели: тебя и так "парили" 24 часа в сутки, куда же больше. Ладно. Речь все-таки о другом. О праве и обязанности орать "караул!", когда оно того стоит.

...2 ноября на судостроительном заводе "Севмаш" (Северодвинск) на атомной подводной лодке К-317 (пр. 971 "Пантера"), стоящей на стапеле, случился пожар. Загорелся третий отсек. Пожар усилиями личного состава потушили. Несколько человек получили отравление угарным газом. Но, к счастью, все обошлось без тяжких последствий.

Информационное оформление этого события выглядело так. Первое упоминание о ЧП было выложено на сайте подводников в тот же день и даже, судя по всему, еще в тот момент, когда над лодкой стояли столбы дыма. Больше в этот день никто ни в Интернете, ни в других средствах массовой информации о пожаре на атомной подводной лодке не обмолвился. Главной и единственной (по сей день) новостью 2 ноября на официальном сайте "Севмаша" было сообщение о десятилетнем юбилее сотрудничества предприятия с правительством Москвы.

Первые сообщения в лентах и на страницах газет появились только 8 ноября. Причем новости носили на себе следы борений официальных лиц с журналистами, пытавшимися хоть что-то выжать по поводу ЧП на атомоходе. Так, REGNUM приводит слова начальника специального управления федеральной противопожарной службы # 18 Евгения Морозова. Из объяснений пожарного вытекает - никакого пожара не было, а имело место только задымление, и настолько пустяшное, что с ним легко справился личный состав подводной лодки. Никто при этом не пострадал. А вот собеседница "Коммерсанта", сотрудник пресс-службы "Севмаша" Анастасия Никитинская, факт пожара подтвердила, но не более того. Никаких подробностей, поскольку ей это запрещает инструкция режимно-секретного отдела. Глухую оборону заняли и безымянные чины из архангельского управления МЧС – даже имен своих изданию не сообщили.

В тот же день о ЧП на "Севмаше" узнали читатели РИА "Новости – Северо-Запад". Правда, в несколько косвенном изложении. Их известили о том, что на атомной подводной лодке, загоревшейся на днях в Северодвинске, ядерного топлива на борту не было. Основные же информационные ленты – Интерфакс, ИТАР-ТАСС, РИА "Новости", а также новостные программы ТВ случаю на "Севмаше" либо вовсе не уделили внимания, либо отделались парой слов.

Итог информационно-пожарной истории подвели 9 ноября "Новости Северодвинска", опубликовавшие заметку под названием "Информация о пожаре на атомной подлодке в Северодвинске оказалась "уткой". Мол, журналисты раздули из мухи слона, а таких пустяковин на тех же московских стройках случается десяток на дню. Заметку тут же снабдили в Интернете правильным комментарием, из коего следовало: поменьше доверяйтесь форумам, ждите официальных сообщений, прежде чем делать сенсацию из сомнительной "инфы". Ну и, конечно, утешьтесь тем обстоятельством, что на американских атомных подлодках пожары случаются "в два раза чаще, чем на наших".

Друзья вывели меня на общего знакомого по службе на Северном флоте, ныне живущего в Северодвинске. Он подтвердил: был именно пожар. Задымление возникло после того, как огонь удалось сбить штатными корабельными средствами объемного пожаротушения. Пострадали, хоть и не тяжело, четверо – все члены экипажа. Еще он добавил, что в этой чрезвычайно ситуации были совершены ошибки и подводниками, и судоремонтниками, и пожарными. Только по счастливой случайности дело кончилось минимальными неприятностями. Есть повод для серьезных оргвыводов.

Ну, обошлось и обошлось. Чего огород городить. Действительно, мало ли разного тряпья возгорается от сварочной искры на стройплощадках отечества. А выводы пусть специалисты делают. Все бы оно так, не будь объектом ЧП атомная подводная лодка. И не трактуй закон эту ситуацию однозначно: "Не подлежат отнесению к государственной тайне и засекречиванию сведения о чрезвычайных происшествиях... угрожающих безопасности и здоровью граждан". И неважно, было ли на ПЛ ядерное топливо, реакторный горел отсек или соседний с ним, пламя наблюдалось или только дым, развивалась ситуацию в сторону катастрофы или все обошлось легким испугом: любое чрезвычайное происшествие на атомной подводной лодке должно оперативно и внятно доноситься до общества. Не играй официальные лица в молчанку, в тот же бы день ажиотаж вокруг К-317 угас сам по себе. Ну узнали бы от той же пресс-службы "Севмаша", что при сварочных работах произошло задымление имевшейся в отсеке ветоши, личный состав ПЛ справился с задымлением своими средствами. Четверо подводников получили легкое отравление продуктами горения и т.д. Вплоть до успокаивающего заверения, что ни оружия, ни ядерного топлива на борту не было. Ну что мешало официальным лицам поступить именно так? Ведь умалчивание в таких случаях ведет к слухам и домыслам – недоговаривают, значит, что-то там серьезное стряслось.

История заслуживает внимания еще и потому, что сегодня по любому случаю изловчились извлекать державно-патриотический пафос. Буквально из кучки ветоши. Поведение должностных лиц в ситуации с К-317 понятно – зачем лишний раз привлекать внимание к бардаку в своем хозяйстве. Но есть еще и страстное желание поддакнуть официально уполномоченным врунам. Такую славную породу граждан вывели – если попытаешься помочь им стряхнуть лапшу с ушей, еще и покусают.

Ну а те, кто все-таки упорствует в своем желании знать, что там дымится на атомном подводном флоте, должны быть готовы к нападкам, потому как:
а) ты льешь воду на мельницу врагов России - Запад опять ЧП нашей родине припишет;
б) ужаснулся бы лучше положению дел с пожаробезопасностью в США;
в) сиди и не высовывайся.

И сидят и не высовываются. И некому им по шее дать, чтоб не молчали, когда надо "караул!" кричать.


Владимир Ермолин, 10.11.2006


новость Новости по теме