О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Events/m.6251.html

статья Тротиловый эквивалент улова

Андрей Осинцев, 15.03.2001

Вести с дальневосточных "полей" мирного рыбацкого труда все больше напоминают военную сводку. Причем ожесточенность, с какой одни убегают, а другие их догоняют, заставляет усомниться в том, что речь идет исключительно о проблеме рыбных ресурсов.

14 марта сахалинский траулер "Родино" без малого 17 часов уходил от погони пограничников. Его преследовали сторожевой пограничный корабль "Приморье" и патрульное судно "Антиас", экипаж которого даже обстрелял траулер из автомата, но это не помогло. Потом с одного из пограничных аэродромов к траулеру отправили самолет, и только под угрозой пуска ракет судно застопорило ход.

20 февраля пограничники потребовали остановиться и принять досмотровую команду у траулера СМТ-17. Траулер поднял японский флаг и дал полный ход. Пограничники бросились в погоню. Попытки остановить беглеца были безуспешными. Когда пограничники пытались перекрыть траулеру путь, он шел на таран. Сторожевик открыл огонь на поражение. СМТ-17 получил 11 пробоин, но не сдался. Ему удалось войти в японские территориальные воды, где он сменил японский флаг на российский триколор и начал передавать SOS. Под охраной японских пограничных кораблей траулер был отконвоирован в японский порт Вакканай.

25 февраля пограничники попытались досмотреть траулер "Альбатрос-101". Как и в предыдущем случае, рыбаки пустились в бегство. Однако "Альбатросу" повезло меньше. До границы оказалось слишком далеко, а к пограничникам подоспела группа поддержки. Но окруженный пограничными катерами гордый "Альбатрос" не сдался. Команда спустила на воду спасательные шлюпки, а капитан открыл кингстоны. "Альбатрос-101" затонул.

10 марта в бега пустился "Комсомолец Нижнеамурья". Больше суток он уходил от пограничных кораблей и сдался лишь после того, как вызванный на подмогу Ан-26 пригрозил дать ракетный залп по сейнеру. В отличие от своих предшественников, нижнеамурские комсомольцы не стали играть в героев и сдались. Их капитан объяснял свое бегство тем, что у него сломалась рация и сигналов об остановке он не слышал. А про пограничников он, наверное, решил, что они погулять вышли...

Теперь - главное. Ни на СТМ-17, досмотренном позднее в японском порту, ни на "Комсомольце Нижнеамурья" не было обнаружено ничего криминального. Корабли, по словам пограничников, оказались "пусты, как барабаны". У комсомольцев, правда, нашли "запрещенные орудия лова" - краболовки. Но этого оказалось недостаточно, чтобы предъявить капитану серьезные претензии.

Продолжение этих батальных историй не менее интригующее. В первых числах марта выяснилось, что самозатопившийся "Альбатрос-101" - самозванец. Истинное имя посудины навеки скрыто во мраке глубин. Настоящий же "Альбатрос", в то время как за фальшивым гонялись пограничники, мирно стоял на бункеровке в японском порту. Больше того, выяснилась, что вся команда была нанята на работу неизвестными им людьми буквально за несколько дней до выхода в море. О целях своего плавания они ничего не знали, был ли в трюмах груз, и какой именно, им неведомо. В итоге следователи были вынуждены команду отпустить.

Тем временем беглый СМТ-17 получил предписание покинуть японские территориальные воды. Капитан попросил разрешения закончить ремонт судна. А в ночь с 4 на 5 марта, не зажигая огней, СМТ-17 снялся с якоря и попытался покинуть гостеприимных хозяев по-английски. Но был настигнут пограничниками-японцами и препровожден в точку рандеву с российскими пограничниками. Там СМТ-17 никто не ждал, и траулер был отпущен восвояси. Последний раз СМТ-17 видели, когда он шел неподалеку от китайских пограничных вод по Желтому морю. Скорее всего, где-нибудь в странах Юго-Восточной Азии СМТ-17 сменит название и окраску, а его команда получит новые документы и затеряется среди множества других флибустьеров южных морей.

Так из-за чего же все-таки надо так рисковать жизнями, отправлять на дно судно, стоимость которого в любом случае превышает самый суровый штраф за незаконный промысел (максимум - 500 мрот или 20 тысяч рублей)? Как-то слабо верится, что из-за рыбы. Солидный куш в десятки и сотни тысяч можно сорвать на извечном контрабандном промысле - торговле оружием. Схема проста: опустошается армейский или флотский склад, после чего он "случайно" взлетает в воздух.

Года два назад Министерство обороны решило провести ревизию военных складов на Дальнем Востоке. После того, как перед самым приездом комиссии несколько складов сгорело, от этой идеи в Москве отказались - чтобы сберечь последнее. Словом, "высвобождаемого" военного имущества, оружия и техники в Приморье пруд пруди.

После того как люди в погонах сделали свою часть работы, товар", что называется, еще в заводской смазке грузится на безымянные, перекрашенные, переклейменные, а то и под своим именем "шаланды", и те под видом рыбаков-нелегалов отправляются в одну из стран Юго-Восточной Азии. Если на хвост садятся пограничники, все обставляется как заурядное бегство браконьера. На деле же за борт отправляются ящики с оружием и боеприпасами. А сети-краболовки, другую запрещенную снасть - на показ. Можно даже и немного незаконного улова в трюме оставить. Но это уже детали. Если же не успеваешь избавиться по какой-либо причине от опасного товара, то изволь открывать кингстоны и петь "Варяга".

Бизнес этот опасен лишь в той мере, в какой не посвящены в него местная администрация и правоохранительные структуры. Но судя по тому, сколь единичны были раньше погони с пальбой, на берегу опека оружейного промысла была налажена надежно. Факт остается фактом: лишь с уходом из Приморья Евгения Наздратенко акватория Дальнего Востока превратилась в театр военных действий.

Справедливости ради замечу, что при масштабной поддержке нелегальной торговли оружием не было бы нужды гонять по морям, по волнам маломерные суда. Грузили бы по самую завязку могучие сухогрузы, да деньги через оффшор перекачивали. Но для "джентльменов удачи" размахом поменее все окупается сторицей. Только за один удачный рейс можно купить не один "Альбатрос". А если еще и не порожняком возвращаться, а с партией наркотиков, то жить можно.

Андрей Осинцев, 15.03.2001