.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Internet/Copyright/m.2305.html

статья "Пусть российские власти творят что угодно в своем собственном домене"

Анастасия Грызунова, 04.02.2002
Милтон Мюллер. Фото с сайта istweb.syr.edu
Милтон Мюллер. Фото с сайта istweb.syr.edu
Реклама

Милтон Мюллер, профессор факультета информатики Сиракузского университета, основатель и директор Центра конвергенции, член DNSO Names Council, автор множества работ, посвященных различным аспектам политики и экономики телекоммуникаций и информации, в частности - вопросам регулирования доменного пространства (ICANN and Internet Governance [.pdf] - и Rough Justice: An Analysis of ICANN's Uniform Dispute Resolution Policy). В настоящее время он участвует в работе над реформированием Единых правил разрешения споров о доменных именах. Г-н Мюллер любезно согласился побеседовать с Гранями.Ру о сегодняшней ситуации в доменном пространстве и о возможных вариантах достижения оптимальной модели его регулирования.

Настик Грызунова: Сейчас более или менее ясно, что Internet Corporation for Assigned Names and Numbers в ближайшее время не собирается вводить доменные зоны в дополнение к семи новым. Как вы считаете, существует ли объективная потребность в дополнительных зонах?

Милтон Мюллер: Есть компании, которые хотят вкладывать деньги в регистрацию и в управление новыми доменами первого уровня. Я, к примеру, был бы счастлив купить доменное имя milton.zone за 30 или 50 долларов в год. Почему такого нет? НЕ потому, что существуют какие-то технические ограничения, но лишь потому, что ICANN и держатели интеллектуальной собственности не желают лишних проблем.

Поэтому я бы сказал, что вне зависимости от "объективной потребности" в новых доменных зонах определенно существует "субъективная" потребность. А субъективный спрос правит экономикой. Может, обнаружится, что реальный рынок меньше, чем все думают. Может, обнаружится, что он больше. В этом суть свободного рынка - это единственный способ выяснить, куда намерено двигаться общество. ICANN должна позволить определять, какими будут доменные зоны, предложению и спросу, а не своим предчувствиям и своему желанию сохранить жесткий контроль. Но, думаю, бывший Советский Союз больше нас знает о мотивах главных плановиков.

Н.Г.: Всю дорогу ICANN тормозила процесс введения новых доменных зон, ссылаясь на технические и юридические трудности. Что, эти трудности настолько реальны и серьезны?

М.М.: Нет никаких технических препятствий к тому, чтобы добавлять 50-100 доменных зон ежегодно в течение следующих пяти лет. В 1993 и 1994 годах мы каждый год добавляли по 30-50 новых региональных доменных зон.

Поэтому, если не считать некоторых ограничений, гарантирующих, что корневая зона не станет меняться чрезмерно быстро (то есть ежедневно), мы с легкостью могли бы в следующем году ввести 200 новых доменных зон, и это еще весьма скромно.

С точки зрения юридической, ICANN действительно требовалось разработать соглашения [с регистраторами]. Однако запутанность и сложность работы над соглашениями по большей части проистекала из собственно решения ICANN сделать себя главным плановиком, контролирующим регистраторов. Будь она действительно техническим координатором, юридических сложностей было бы немного.

Н.Г.: Как известно, New.net ввела 28 независимых доменных зон, включая некоторые из тех, от которых отказалась ICANN. ICANN, похоже, более или менее игнорирует New.net (так, во всяком случае, говорят нам дневники директора New.net по политике и маркетингу Энди Даффа, публиковавшиеся в The Register). Насколько релевантен, с вашей точки зрения, сервис New.net?

М.М.: ICANN не "игнорировала" компанию New.net - ICANN на нее накинулась как на угрозу Интернету.

Релевантен ли New.net? Как я доказывал в этой научной работе (.pdf), администраторы альтернативного корня, конкурируя с ICANN, сталкиваются с серьезными препятствиями, относящимися к эффективности работы сети. Бросив ICANN вызов, New.net проделала максимальную возможную работу. Их главный результат скорее политический, чем экономический: они продемонстрировали ICANN, что ее можно попробовать обойти. Но ценность неуниверсальных доменных имен, которые видит не весь мир, ограничена.

Н.Г.: Но, насколько я понимаю, у New.net сейчас почти одна пятая (по их словам, чуть меньше 97 миллионов человек) глобального пользовательского сообщества (которое, по данным Nua Ltd., составляет 513 миллионов). И подписаны соглашения с какими-то регистраторами и интернет-провайдерами (правда, немногими). Но одна пятая - не так уж плохо для меньше года работы. Разве это не признак наличия спроса на услуги New.net и ее вполне неплохих перспектив?

М.М.: Правильнее было бы сказать, что одна пятая пользователей видит домены New.net. Но если у вас ценный веб-сайт или важный адрес электронной почты, вы бы для них использовали домены New.net? Полагаю, нет, поскольку 4/5 мира не будет иметь к ним доступа. Но да, тот факт, что они так далеко зашли, - это признак подавленного спроса на доменные имена в новых доменных зонах.

Как я уже говорил, New.net проделал просто поразительную работу по привлечению поддержки альтернативного корня, но пока он не на коне. Именно поэтому панические разговоры ICANN про фрагментацию фальшивы и лицемерны.

Н.Г.: Официально ICANN заявляет, что сервис New.net - угроза абсолютного хаоса для связности Интернета и доменного пространства. Насколько это соответствует действительности? Действительно ли существование New.net и, возможно, его аналогов грозит тотальной потерей связности? И как решать эту проблему?

М.М.: ICANN несколько лицемерит. New.net создал альтернативный корень, поскольку ICANN отказалась пустить на рынок всех, а не потому, что они хотят развалить корень.

Притом заметьте: New.net не фрагментирует DNS, их корень совместим с доменами, которые координирует ICANN, они просто добавляют домены в корень. Полагаю, любой предпочел бы полностью координированный корень. Но если ICANN и дальше будет искусственно создавать дефицит в доменном пространстве, она тем самым продолжит поощрять альтернативы. Поэтому ICANN должна разделить с ними всю ответственность за фрагментацию.

Н.Г.: Правила регистрации доменов в новых зонах включают в себя предварительный контроль за соблюдением прав владельцев торговых марок. Насколько, с вашей точки зрения, такие превентивные меры опасны - применительно к эффективности процесса регистрации доменов, к вопросу соблюдения прав тех, кто регистрирует домены без всякого злого умысла, не будучи при этом владельцем соответствующих торговых марок?

М.М.: Я нахожу исключение доменов [из общего процесса регистрации] чрезвычайно опасным - это форма механизированной цензуры. Поэтому я выступаю против попыток Afilias зарезервировать названия стран в домене .info для передачи национальным правительствам. Я также считаю, что теперь уже доказано: эти процедуры "восхода" (Sunrise Procedures), дающие владельцам торговых марок преимущественные права на первоначальную регистрацию доменов, просто не работают, если процесс регистрации не происходит под более строгим и затратным контролем. Также доказано, что этот начальный процесс допускает злоупотребления - в равной степени со стороны потенциальных администраторов доменов, регистраторов и владельцев торговых марок, которые стремятся присваивать себе доменные имена, на которые у них нет никаких специальных прав.

Большинство проблем этой "земельной лихорадки" в новых доменных зонах - от ошибочного заключения, что доменные имена играют крайне важную роль в размещении веб-сайтов, занимающихся электронной коммерцией. Этот вывод берет начало во временах зарождения домена .com, когда домены .com без преувеличения составляли 75-80 % доменов в мире, когда были более примитивные поисковые системы, и потому иметь простое имя в .com - значило обладать общеизвестным ключевым словом, способным приветси к вам на сайт миллионы пользователей. Этот механизм больше не работает. Если бы мы увеличили количество доменных зон и расширили предложение доменных имен, он работал бы тем меньше.

Н.Г.: О, это идея, которая до сих пор не ясна большинству компаний, которые сами регистраторами не являются, но регистрируют доменные имена и затем пытаются перепродать их клиентам - в комплекте с другими сервисами или напрямую, без всяких приятных дополнений. Как правило, они по-прежнему твердят о величайшей ценности "простых" и "коротких" доменных имен - что, впрочем, понятно, если учесть характер их бизнеса.

М.М.: Простые и короткие доменные имена предпочтительнее сложных и длинных. Будь у меня выбор между milton.zone и milton.zone.us, я бы выбрал первое. Но их экономическая ценность как адресов все же преувеличена. Если я раздобуду milton.zone, это не означает, что мой веб-сайт затопят хиты. Большинству народу он покажется таким же скучным, как был!

Н.Г.: Но, похоже, эта фиксация на простых и коротких доменных именах может стать реальной проблемой для тех географических доменных зон, в которых обычно регистрируют домены второго уровня (Германия, Франция, Испания, Россия и т.д.), а не третьего (Великобритания, Израиль, Япония). У каждой конкретной страны одна конкретная географическая доменная зона, и компании и частные лица из этой страны по большей части предпочитают регистрировать домены именно в ней. Введение регистрации доменов третьего уровня - я хочу сказать, как общей практики, а не редких случаев - значительно расширило бы доменное пространство. В противном случае расширение будет происходить за счет удлинения доменного имени или смены языка, разве нет?

М.М.: Несомненно, но захотят ли [такой модели] потребители? В некоторых случаях (me.uk, com.kr) это оказалось очень успешной тактикой. Но я все же думаю, что если у потребителя будет выбор, он предпочтет доменное имя покороче.

Н.Г.: Из вашей работы "Rough Justice" я сделала вывод, что значительная часть жалоб, рассматриваемых по Единым правилам разрешения споров о доменных именах (UDRP) касается не злонамеренных захватчиков, которые собираются перепродавать зарегистрированные домены, но, напротив, тех, кто регистрирует домены без всяких намерений ими злоупотребить. "Rough Justice 2.1", насколько я понимаю, была опубликована в конце 2000 года. Изменилась ли с тех пор ситуация?

М.М.: Большая часть тех, кому предъявляются иски по UDRP, действительно "киберсквоттеры". Но значительное меньшинство - легитимные пользователи, а многие находятся в "серой зоне", относительно которой точно и не скажешь. С течением времени простые случаи (очевидный захват) выпалываются, а остатки - более сомнительны.

Н.Г.: Почему, на ваш взгляд, владельцы доменных имен не обращаются в суд, скажем, с просьбами о декларативном суждении (заявление суда о правах сторон до решения по иску. - Ред.) в отношении их прав на конкретный домен? Ведь в создавшейся ситуации подобные действия кажутся вполне логичными?

М.М.: Для большинства суд - слишком дорого. Кроме того, по действующему американскому законодательству право на декларативное суждение никому не гарантировано.

Н.Г.: Как в общем случае соотносятся решения арбитражных инстанций, работающих по UDRP, и традиционных судебных инстанций?

М.М.: Невозможно сказать. Некоторые решения по UDRP были отменены судами, некоторые поддержаны. Но подавляющее большинство истцов вообще не идет в суд.

Н.Г.: Общие доменные зоны (gTLD) и несколько географических доменных зон регулируются UDRP; в США gTLD регулируются также федеральным законом о захвате доменных имен. В некоторых странах правительственные структуры пытаются контролировать доменное пространство самостоятельно. Нечто подобное происходит в России: регистрация доменов в общих доменных зонах здесь не очень распространено, поэтому в распоряжении российских пользователей имеется только одна географическая зона .ru, и в ней регистрируются по большей части домены второго уровня. Министерство связи РФ пытается (хотя, к счастью, пока безуспешно) контролировать этот процесс. Например, в одном из предложенных Минсвязи законопроектов была идея сделать определенные доменные имена государственной собственностью (russian.ru или lermontov.ru, к примеру. Кроме того, Минсвязи пыталось (также пока без какого-либо успеха) обязать администраторов доменных имен помещать свои сайты с адресами в зоне .ru только на серверах, физически находящихся в России. Что вы думаете о подобных методах регулирования?

М.М.: Вообще-то я бы позволил всем властным структурам, включая российское правительство, делать все что заблагорассудится с их собственным доменным пространством. Это, однако, оказывается проблематичным, когда доменное пространство делят группы с различными интересами. Я против того, чтобы позволять правительствам или владельцам торговых марок устраивать дележ доменного пространства по образцу раздела Африки между западными колониальными державами в девятнадцатом веке. Если российское правительство хочет иметь официальный сайт и официальное доменное имя, пусть у него будет одно, и пусть правительство в его иерархии творит, что хочет.

Именно поэтому ограничение количества доменных зон так важно. Пусть у российского правительства будет своя доменная зона. Пусть у российского гражданского общества и частного сектора будут свои. Таким образом решилась бы масса политических проблем.

Н.Г.: Вполне очевидно, что владельцы торговых марок ни за что не откажутся от жесткого контроля над соблюдением своих прав на торговые марки в Интернете. И очевидно также, что на определенном этапе эти их попытки становятся реальной угрозой свободе слова и правам пользователей. Не могли бы вы описать модель контроля над доменным пространством, в которой были бы разумно уравновешены свобода слова и интересы пользователей, с одной стороны, и интересы владельцев торговых марок - с другой?

М.М.: Безусловно, метод достижения этого равновесия - наличие законодательства или правил разрешения споров, применение которых правильно очерчено и беспристрастно контролируется. Даже в сегодняшних Единых правилах разрешения споров о доменах ICANN говорятся правильные для достижения такого равновесия вещи. Чтобы отобрать доменное имя, вы должны доказать, что присутствует сбивающая с толку похожесть, что на доменное имя нет прав и законных интересов и что имеет место регистрация и использование домена с дурным умыслом.

Проблема с UDRP двояка:

1) Почти все третейские судьи - юристы, специализирующиеся на законе о торговых марках, которые зарабатывают тем, что защищают владельцев торговых марок. Фактически у таких юристов имеется своя собственная культура, построенная вокруг определения и защиты торговых марок. Иногда они напоминают группу средневековых схоластов, которые разрабатывают подробные доктрины, мало соотносящиеся с реальным миром. В других случаях, однако, многие принципы и идеи законодательства о торговых марках можно выгодно применять в спорах о доменных именах. Фокус в том, чтобы совместить знание принципов использования торговых марок с представлением о том, как используются домены в Интернете, и с сочувствием к свободе выражения при этом.

2) Другая проблема с Едиными правилами в том, что они предвзяты процедурно. Арбитражные инстанции дерутся за истцов, а не за ответчиков. Существует практика выбора "удобного" суда (ситуация, когда суд выбирается исходя из заранее известных симпатий судей к той или иной стороне. - Н.Г.). Это подтвердилось, когда eResolution вышла из бизнеса.

Вот лучшее, что я могу предложить для решения обеих проблем: использовать арбитражные комиссии только из трех человек, гарантировать, что один из этих трех знаком с вопросами доменной политики и рынком доменных имен, а не только с законодательством о торговым марках, и позволить ответчику и истцу избирать по одному члену комиссии.

Н.Г.: Но, насколько я понимаю, сейчас у них все равно нет выбора. Есть Центр арбитража и посредничества ВОИС и Национальный арбитражный форум - плюс CPR Institute, чья роль всегда была незначительна. eResolution выбыл, осталось три, и известно, что два первых из них предвзяты, поскольку в общем случае имеют склонность решать дела в пользу истца. Разве такое положение не определяет исход большинства жалоб?

М.М.: Мне показалось, мы говорили о новых правилах разрешения доменных споров для России. Ну, или вы можете открыть еще одну инстанцию (если бы я мог читать по-русски, я бы вызвался стать первым арбитром).

Я сейчас работаю в комитете ICANN по реформе UDRP. Может, нам удастся исключить практику выбора "удобного" суда, а может, и нет.

Анастасия Грызунова, 04.02.2002

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей