.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Internet/m.132747.html

статья В мире жывотных

Роман Лейбов, 24.01.2008
 	 Роман Лейбов. Фото из архива автора
Роман Лейбов. Фото из архива автора

Государственные дела бывали сложные, но афинские мужики, гончары, торговцы, плотники, моряки, медники, кожевники с ними справлялись. Помогал опыт и серьезное отношение к делу.
М.Л. Гаспаров. "Занимательная Греция"

I

Ниже приводится монолог, обнаруженный мной на одном довольно известном интернет-сайте. Умеющие пользоваться поисковыми системами легко восстановят контекст и ссылки на авторство, мы же заметим следующее: поскольку сам этот сайт доверия мне не внушает, автор предпочитает сохранять анонимность, реплика вырвана из какой-то беседы и ссылка на исходный документ не открывается, мы будем исходить из следующих допущений:

1. Этот текст действительно написан в ноябре 2007 года;

2. Он представляет собой непосредственную и неотредактированную прямую речь, отражающую взгляды говорящего без иронии и прочих иносказаний.

А вот сам монолог (авторская лексика, орфография и пунктуация сохранены):

"Страну населяет звероподобный сброд, которому просто нельзя давать возможность свободно выбирать. Этот сброд должен мычать в стойле, а не ломится грязными копытами в мой уютный кондиционированный офис. Для этого и придуманы "Наши", "Молодогварейцы" и прочий быдлоюгенд. Разве не понятно, что при свободных выборах и равном доступе к СМИ победят как минимум ДПНИ и прочие коричневые? Валить из страны надо не сейчас, когда "Наши" и прочие суверенные долбоёбы строем ходят. Валить от сюда надо именно когда всезвероподобной массе короче когда этим жывотным позволят избрать себе достойную их власть. Вот тогда я первый в американское посольство ломанусь. А сейчас всё прекрасно - бабки зарабатывать можно, в жж лаять на кремль можно, летать куда угодно можно. и не надо ребёнку еврейскую фамилию на русскую менять чтоб он в МГУ поступил. Сейчас полная свобода. Просто не надо принимать пропаганду на свой счёт. Ей не нас дурят, ей нас защищают от агрессивной-тупой-нищей массы, которая всё пожрёт, только дай ей волю. Слава России!"

II

Как говорила по совершенно другому поводу девушка Ирина Зайко, "это было, конечно, очень познавательно и даже волнительно, но ничего сверхъестественного".

Положа руку на сердце, разве не знали мы, что обслуживающий персонал супермаркетов ненавидит покупателей больше, чем работодателей? Что сутенер ближе девушке, чем клиент? Впрочем, риторика процитированного монолога несколько иная. На ней и хотелось бы остановиться. Спонтанная речь (неважно, устная или письменная) обладает одним ценным качеством - в ее неопрятных складках иногда можно найти завалявшиеся смыслы, отцеживаемые ситом ответственного текста.

Мир, изображенный в реплике неизвестного автора, выходит за рамки упомянутых выше социальных моделей. Он отчетливо делится на два подпространства: одно - это биологическая среда обитания "других"; второе - мир автора.

Первое пространство (именуемое попросту "страной") населено "звероподобным сбродом" с "грязными копытами", "жывотными", "агрессивной-тупой-нищей массой". Все эти в несколько босховском избытке представленные в тексте монструозные слова заслуживают особого внимания.

1. "Звероподобный сброд" - выразительная звукопись, тут тебе и аллитерация, и ассонанс. Столкновение согласных поэтически изображает брожение и угрозу. В слове "сброд" отзывается другое, главное слово интеллигентского дискурса XIX века, жульнически перехваченное в следующем столетии властями. Носитель высших ценностей, сперва русский, а потом советский народ, конечно, далеко не впервые изображается нелицеприятно, но до такой экспрессии все же мало кто доходил - даже генерал из "Железной дороги" Некрасова, во-первых, адресовал свои нелестные характеристики разным европейским племенам ("Ваш славянин, англо-сакс и германец") и, во-вторых, оперировал оппозицией "цивилизация - дикость" ("Не создавать - разрушать мастера, Варвары! дикое скопище пьяниц!"), не вступая в область межвидовых конфликтов. Вообще такая степень ненависти, направленной на соотечественников, характеризует скорее карикатурных персонажей второстепенных романов, выведенных авторами в целях назидания и посрамления русофобии или антисоветизма.

2. "Грязные копыта" уточняют картину: перед нами не просто животные, а скот, быдло. Впрочем, дальнейшее развертывание текста демонстрирует, что отрицательный герой его обладает не только чертами травоядных: сперва он будет уподоблен всем зверям сразу, а ниже будет употреблен глагол "пожрет", здесь, "сброд" приобретает уже черты свиньи (ср. в известной песне Б.Г.: "Моя Родина, как свинья, жрет своих сыновей"). Возникновение этих ассоциаций дополнительно мотивировано фрагментом "и не надо ребёнку еврейскую фамилию на русскую менять" (нет, я не антисемит).

3. Слово "жывотное" указывает на самоопределение автора - он демонстрирует нам, что принадлежит к поколению потребителей интернет-мемов. "Жывотное", которое традиционно отправляют в "Бобруйск", всегда метафорично и индивидуально. Здесь индивидуальность становится коллективной, а метафора оживляется.

4. Странный составной эпитет "агрессивной-тупой-нищей" выдает один из источников монолога. Это речение прораба перестройки Юрия Афанасьева, отчеканившего на I Съезде народных депутатов СССР формулировку "агрессивно-послушное большинство". Лирический герой рассматриваемой реплики таким образом выдает свою принадлежность к миру советской интеллигенции, идеалы которой посильно изложены им в пассаже, описывающем прелести современной ситуации (свобода предпринимательства, свобода передвижения, свобода слова, отсутствие национальной дискриминации на государственном уровне).

Враждебному внешнему миру интеллигенция привыкла противопоставлять библиотеки, концертные залы, музеи и кухни - пространство информации и приватной свободы. Новое поколение строит модель мира иначе - миру жывотных несколько комически оппонирует здесь "кондиционированный офис". Оба слова - недавние заимствования из английского (показательно, что в случае победы противников автор собирается "ломануться" именно в американское посольство). Прилагательное-эпитет отсылает к идеям прохлады, чистоты, комфорта; существительное обозначает принадлежность автора к клану "профессионалов".

Однако самое интересное в реплике анонима, конечно, не эта прямо проговоренная смердяковская пошлость. Жанр "оправдания Путина" чаще всего представлен другими концептами ("Россия поднимается с колен", "конец засилья олигархов", "неуклонный рост благосостояния", "нанотехнологический прорыв"). Все эти аргументы развенчаны автором монолога: они, с его точки зрения, направлены вовне, в мир "зверей" и призваны как раз защитить кондиционированную элитарно-офисную микрофлору. Автор без жалости жжет все, чему должен бы по идее поклоняться: "молодежные проекты" партии власти объявляются "быдлоюгендом", а их участники характеризуются словом, напоминающем о псевдониме известного сетевого деятеля А.Б. Носика.

Самое смешное, что все имеющиеся в виду движения также описывают себя как элиту, противопоставленную засилью бескультурья и безобразия в окружающем мире, каковое засилье олицетворяют писатель Сорокин, сторонники экс-премьера Касьянова и баснословные скинхеды. То есть, если придерживаться животноводческой терминологии, с точки зрения анонимного автора реплики эти молодежные движения являют собой что-то вроде элитных пород скота.

Замечательно быстро и вполне в духе оруэлловского романа от оправдания несвободы в начале абзаца автор приходит к утверждению "сейчас полная свобода". СМИ не для элиты, а для быдла, лаять же можно "в жж" (если я правильно понимаю, имеется в виду тот самый сайт, на котором я обнаружил этот текст); примечательно, что адресаты высказывания (очевидно, заблуждающиеся относительно оценки ситуации, но разделяющие с автором кондиционированные ценности) также уподобляются животным, но не бессмысленному скоту, который должно резать или стричь, а благородному другу человека, охранителю стад, хотя и склонному порой брехать без толку на ветер.

III

Был когда-то у меня знакомый, такой Сережа Михеев. Он так говорил: "Только вы мне коньяку никогда не наливайте. Я его не пил в жизни и боюсь, что от него озверею".

Чем-то напоминают мне Сережу граждане, всерьез рассуждающие об опасностях, которые таит для России свобода. Кто-то подкрепляет этот тезис общими соображениями о несовершенстве демократии, кто-то указывает, что демократии вообще нет нигде и не было никогда, что это, по выражению одного литературного героя, "свинский фантом" и обман трудящихся масс; но все эти рассуждения рано или поздно заканчиваются сформулированными анонимом тезисами о свинской сущности русского человека. То есть человек вообще, с этой точки зрения, дрянь, но русский человек - уж и вовсе черт знает что такое. Так что, продолжают свое рассуждение смердяковы нового тысячелетия, сперва их, свиней, надо построить в колонны и научить ходить строем, а там поглядим из своих кондиционированных офисов, какой процент на выборах пустить им на прокорм.

Соблазн, который представляют такие речи, очевиден. Действительно, напоминают нам, разве не то же самое происходит в некоторых странах, чередующих демократические выборы с военными переворотами, предотвращающими полный отход от демократии?

Разве не демократическим путем пришел к власти Гитлер?

Нет, не то же самое. В России нет сильной демократической традиции, но нет и сильной и оформленной антидемократической идеологии вроде исламизма.

И Гитлер пришел к власти не демократическим путем.

И последнее: люди по природе люди, и русский человек ничем не отличается по природе своей от афинского мужика.

А Сережа Михеев однажды попробовал все-таки коньяк. И ничего, не озверел. Не больше чем от водки, по крайней мере.

IV

Насчет же автора реплики, кто бы он ни был, я вот что, собственно, сказать хотел: непонятно, дружок, у кого в этой ситуации грязные копыта. Неважно, раздвоенные или нет.
Роман Лейбов, 24.01.2008

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей