О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Internet/m.2582.html
Также: Интернет | Персоны: Михаил Эпштейн

статья Пау-личности и другие пау-

Михаил Эпштейн, 05.07.2001

В отличие от английского web, русское "паутина" - слово длинноватое, не очень приспособленное для технических новообразований. Но если из слов "паук", "паутина" условно выделить элемент "пау" и назначить его приставкой, она может работать не хуже, чем web, придавая многим словам смысл отнесенности к электронной паутине, например, пау-книга, пау-словарь, пау-деятель, пау-мастер, пау-сообщество, пау-дискуссия...

Точнее, "пау-" можно охарактеризовать как полуприставку, поскольку она сохраняет конкретное лексическое значение. Такие корневые морфемы, выступающие в роли приставки, называются префиксоидами. К их числу в русском языке относятся "еже-" ("ежедневный", "ежегодный") и "полу-" ("полуоткрытый", "полулежать"). Теперь к ним можно отнести и "пау-".

ПАУ- префиксоид со значением "имеющий свойства паука или паутины, пауко- или паутинообразный".

С распространением всемирной электронной паутины и превращением ее в универсальный символ информационного века, дигитальной культуры, виртуальных миров, в язык вводится более регулярный грамматический способ выражения этого смысла. "Пау" значит: паутинчатый, сетчатый, электронный, виртуальный, дигитальный, клейкий, клетчатый, разбегающийся во все стороны, многосуставчатый, многоколенчатый, рассыпчатый, бесконечно множимый и делимый. Все мы знаем пау-людей, пау-города, пау-науки, пау-бизнесы, пау-отношения...

Электронные издания теперь размножаются как грибы после дождя. И о мотоциклах, и о лошадях, и о грызунах. Но нет еще журнала, посвященного паукам и паутине, нашим прародителям, вдохновителям, тотемам нашего сетевого царства. А ведь разнообразный мог бы получиться журналец,со своими разделами-паутинкам: пау-этика, пау-психология, пау-эротика и т.д. Ведь вот о чем был бы журнал - не чистая зоология, а целая арена пау-нравов. Между прочим, "паук" по латыни и есть "arena". Хорошее название для журнала - ARENA. Ждешь цирка, веселья - а оттуда вываливается бан(ь)ка с пауками.



Значение "пау" не равнозначно значению префиксоида "э" - "электронный". Многие явления технически относятся к разряду электронных, но по сути не имеют ничего общего с "пау". И напротив, многие явления доэлектронного века и внеэлектронного мира могут быть охарактеризованы приставкой "пау". Иными словами, паутинность и электронность во многих случаях пересекаются, но часто следуют своим путем, образуют самостоятельные смысловые сферы. Например, Свидригайлов и Билл Гейтс, при всей своей гениальной изощренности, мало имеют общего между собой: один - пау-личность, а другой - э-магнат.

Замечательный тип пау-личности - Свидригайлов, недаром ему в виде загробья мерещилась банька с пауками. Банька - это вроде чистилища для прохождения души от грязи к свету; но, засиженная по углам пауками, застланная паутиной, банька означает незаметное проникновение ада и в само чистилище. Вообще один Свидригайлов много стоит, это целая пау-метафизика и пау-философия.Заметим, что не змеиная, не прямо гадская и дьявольская, а именно паучья, т.е. клейкая, сладострастная, оплетающая, дробная, многочленистая, лакомо-путаная, смачно-сосущая, а не колко-жалящая.


Когда-то паутина казалась слабейшим из строительных материалов, образом непрочности, шаткости. В Коране есть сура под названием "Паук", где к пауку относится только следущий стих: "Те, которые взяли себе помимо Аллаха помощников, подобны пауку, который устроил себе дом. А ведь слабейший из домов, конечно, дом паука, если бы они знали" (сура 29, Паук, стих 40).
Дом - слабейший, ибо не имеет единой опоры, плетется из паутинок, который держат друг друга силой одного только сплетения. Вряд ли в эпоху Корана можно было предположить, что слабейшее в материальном мире окажется сильнейшем в мире взаимосвязей, коммуникаций. Кто был последним в царстве материи, оказывается первым в царстве инфирмации. Все мы живем под знаком паука, все мы немножко "пау", и из всех сооружений, доселе воздвигнутых человечеством на Земле, самое прочное и нетленное, если таковое вообще возможно, есть всемирная паутина.

Герцен едва ли не первым из крупных русских мыслителей выделил в ментальности и культуре особое паучье начало. Вот его образцовое описание пау-личностей и пау-времени:

"По складу ума я паук, а не муравей и не пчела, - и потому имею естественную склонность к паутине. Я имею в виду то разделение методов мышления, о котором писал Бэкон в "Новом Органоне":

"Те, кто занимались науками, были либо эмпириками, либо догматиками. Эмпирики, подобно муравью, только собирают и пользуются собранным.
Рационалисты, подобно пауку, из себя самих создают ткань. Пчела же избирает средний способ, она извлекает материал из цветов сада и поля, но
располагает и изменяет его собственным умением".
(Фрэнсис Бэкон Веруламский. Новый Органон. М., 1938, с. 78.)

Бэконовское мимолетное сравнение было перенесено Герценом на
характеристику целых исторических эпох. Посмотрите, как точно прилипают его метафоры к всемирной паутине нашего дня:

"Есть эпохи, в которых пауки решительно берут верх, и тогда развивается бездна паутины - но мало собирается меду. Есть условия жизни, особенно
способствующие паукам. Для меда надобны липовые рощи, цветистые поля и пуще всего крылья и общежительный образ мыслей. Для паутины достаточен тихий угол, невозмущаемый досуг, много пыли и безучастие ко всему вне внутреннего процесса.

(Эпоха до 1848 года) ...Промышленность процветала, торговля процветала еще больше, фабрики работали, книг писалась бездна, это был золотой век для всех
паутин, - в академических аулах и в кабинетах ученых сплелись ткани бесконечные!.. История, уголовное и гражданское право, право
международное и сама религия - все было возведено в область чистого знания и падало оттуда самыми кружевными бахромами паутины.

Пауки качались привольно на своих ниточках, никогда не касаясь земли... Доктринеры все понимали как нельзя лучше a vol d'araignee (с паучьего полета)".
(А.И. Герцен. Концы и начала. - Собрание сочинений в 30 тт., т. 16, М., изд-во АН СССР, 1959, с.162-163.)



В начале XX века человек впервые посмотрел на мир с высоты птичьего полета. И вот столетие спустя авиация в качестве перводвигателя технопрогресса уступает место электронике, которая учит нас смотреть на мир с высоты "низшего пилотажа", паучьего полета. На рубеже III тысячелетия пау-люди - мы с вами - привольно качаются на своих нитях и Клио, уподобляясь Арахне, мирно ткет свою паутину, которая "протягивается повсеместно" и окутывает мир "кружевными бахромами".

Заметим, что наряду с интровертами и экстравертами в наше время появилась еще одна причудливая помесь: пау-личности, отчаянные экстраверты по отношению к своему внутреннему миру - и интроверты по отношению к реальному, общежительному. Это, так сказать, вирто-верты, которые обращены лицом к экрану. Бледные лица с голубоватой подсветкой. В их покоях всегда горит электрический цвет, подсвеченный голубым монитором. Им малоинтересна собственная душа и малоинтересен реальный мир - они пау-люди, люди сетевого общения и воображения, им нужен полусумрак. За день они могут вступать в общение с десятками лиц - и при этом не увидеть ни одного живого лица. Они заверчены в кокон электронной паутины.


Михаил Эпштейн, 05.07.2001