О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Internet/m.4880.html

статья Изгибы французской юриспруденции

Анастасия Грызунова, 20.12.2000

Попытки вписать Киберпространство в оффлайновые рамки с каждым разом оказываются все успешнее. Процесс происходит почти незаметно. Наблюдатели живо реагируют на предоставляемые им в избытке поводы для беспокойства по предельно конкретным поводам; тем временем важные принципиальные вещи, то, что составлет характерные особенности Сети, то, что отличает ее от трехмерного пространства, утекают сквозь пальцы.

20 ноября судья парижского суда Жан-Жак Гомез объявил вердикт по делу "Международная лига против расизма и антисемитизма и Союз еврейских студентов Франции против Yahoo! и Yahoo! France". Несмотря на полгода подготовки окончательного решения, оно ничем не отличается от предварительного решения от 22 мая. Судья Гомез прорисовал пунктирные государственные границы Франции в Интернете жирным карандашом.

12 апреля Международная лига против расизма и антисемитизма (LICRA), и Союз еврейских студентов Франции (к которым позже присоединилось Движение против расизма) подали в суд на корпорацию Yahoo! Поводом для иска стали продажи на аукционах Yahoo! предметов нацистской символики, что не запрещено в США, однако во Франции является уголовным деянием. Истец требовал от суда обязать администрацию Yahoo! заблокировать французским пользователям доступ к этим аукционам. Судья Жан-Жак Гомез отнесся к этой идее более чем благосклонно. Итоговое решение гласит: корпорация Yahoo в течение трех месяцев со дня оглашения вердикта обязана заблокировать французам доступ к аукционам, где продаются предметы нацистской символики; каждый просроченный день будет стоить корпорации 100 тысяч франков.

А теперь еще раз все то же самое и в деталях.

Существует американская корпорация Yahoo!, осуществляющая поддержку Yahoo! Auctions, где и продаются вызвавшие возмущение французских правозащитников предметы. Существует французское отделение корпорации Yahoo! France, со всей очевидностью подпадающее под юрисдикцию Франции, однако не замеченное в нарушении статьи R 645-1 Уголовного кодекса Франции, запрещающей продажу предметов нацистской символики. Соответственно, решение судьи парижского суда Жан-Жака Гомеза касается американской компании и ее аукционов. Поскольку судья Гомез волевым усилием постановил, что американская компания, имеющая отделение во Франции, подпадает под французскую юрисдикцию.

С самого начала корпорация Yahoo и Yahoo! France заняли невыигрышную позицию. Вместо того, чтобы оспаривать теоретическую обоснованность самой идеи блокирования доступа к серверу пользователям целой страны, они сконцентрировались на технической неосуществимости этой задачи, оставив теоретические выкладки для интервью после судебных заседаний. Вряд ли защитники Yahoo! не были осведомлены о существовании технологий, позволяющих с хорошей точностью определять географическое местонахождение пользователя - по IP и по используемому электронному адресу (последнее, впрочем, менее надежно ввиду существования множества бесплатных почтовых служб). Соображение об отсутствии технической возможности заблокировать доступ к аукционам всем французским пользователям, таким образом, не выдерживает критики. О чем в начале ноября честно сообщили судье Гомезу три приглашенных для экспертизы специалиста: Винтон Серф, Бен Лори и Франсуа Валлон. После оглашения окончательного вердикта судьи Гомеза первые два выразили живейшие сожаления об исходе дела. Однако ничего принципиально в ходе дела эксперты изменить все равно не могли: их ответы на вопрос о технической реализации блокировки французам доступа был принят к сведению, а их соображения по поводу несоответствия такого шага самой идеологии Интернета судью не интересовали.

Техническая сторона данной коллизии вообще значения не имеет. Речь идет о двух принципиальных вопросах, касающихся той реальности, в которой существует Интернет.

Во-первых, международное сообщество не имеет ясного представления о юрисдикции в условиях существования Сети. Трансграничная природа Интернета не позволяет решать проблемы юрисдикции на основании внутригосударственных законодательных норм, однако никаких других до сих пор не выработано. Разумеется, попытки разрешить эту проблему предпринимаются: в Юридическом колледже Чикаго-Кента Института технологий Иллинойса, к примеру, в настоящее время разрабатываются соответствующие нормы. Очевидно, однако, что для их эффективного внедрения требуется многостороннее международное соглашение, достижение которого - сомнительный вопрос весьма неблизкого будущего. До тех пор отношения между сторонами будут переопределяться заново в каждом международном судебном процессе, затрагивающем Интернет. Не говоря о том, что выработка требуемой приемлемой для всех государств мира линии в законодательном регулировании Интернета маловероятна, поскольку потребует трансформации и внутригосударственных законодательных норм тоже. Соединенные Штаты не склонны отказываться от свободы приобретать и читать Mein Kampf; в Германии продажа версий, не снабженных комментариями, запрещена. В арабских странах уже сейчас закрывают пользователям доступ к порносайтам, которые для Запада - в порядке вещей. В условиях культурного разнообразия, представленного на нашей благословенной планете, надежда на договоренность в отношении единственной существующей на сегодняшней день единой культурной среды исчезающе мала.

Второй аспект иска против Yahoo! - степень ответственности, которую готов взять на себя пользователь и контент-провайдер. Корпорация Yahoo дистанцируется от любых спорных материалов, публикуемых на ее серверах. Это в явном виде сформулировано в правилах ее сервиса, и вполне соответствует идеологии Сети вообще - Сети как информации в чистом виде. Ответственность за фильтрацию поступаемой информации естественным образом ложится на пользователя. Подразумевается, что все мы - взрослые люди, способные за себя отвечать, и не нуждаемся в том, чтобы от информации того или иного рода нас прятали насильно. Западноевропейские государства же законодательно оформили иное отношение к отдельному гражданину, и над соответствующими законодательными актами явственно проступают контуры куцего страусиного хвоста. Можно усилием воли объявить, что законодательный запрет на продажу - мало того, на информацию о продажах предметов нацистской символики, в конце концов, внутреннее дело Франции. Но в условиях сетевого пространства и сетевого сообщества Франция пытается навязать этот свой внутренний запрет и остальному миру тоже. Что вполне согласуется с банальным тезисом о принципиальной неспособности человеческого существа принять факт существования какой-либо системы ценностей, кроме своей собственной, однако в качестве основы для международных контактов в Интернете абсолютно неприемлемо.

Мы оказываемся в тупике. Оффлайнового международного законодательства по регулированию внутрисетевой жизни не существует, и в ближайшем будущем его появление маловероятно. Естественно было бы декларировать необходимость разработки внутрисетевых норм, но их существование лишает правительства отдельных стран права контролирования своего, до крайности размытого сегмента (вообще говоря, сама концепция "сегмента сети Интернет" - изобретение скорее властей, чем сообщества, поскольку структурирование этой среды выгодно скорее властям, чем сообществу). Таким образом, на данном этапе в международной юридической практике, касающейся Сети, таинственным образом прижился принцип peer-to-peer, более подходящий для взаимодействия индивидуумов, чем государственных структур. И коль скоро речь идет о государственных структурах, торжествует тенденция максимального ограничения свободы в ущерб гибкости среды. Таков результат иска против Yahoo - и можно не сомневаться в том, что похожие европейские судебные процессы будут выдержаны в том же духе. Уже сейчас в Германии проходит расследование в связи с продажей на аукционах Yahoo! Mein Kampf; инициаторы разбирательства, представители германской еврейской общины, с полным основанием рассматривают исход дела против Yahoo во Франции как основу для инициирования аналогичных дел в других европейских странах.

Анастасия Грызунова, 20.12.2000