О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Invisible/Kolokol/m.78731.html

статья Октябрьская годовщина

Дмитрий Шушарин, 25.10.2004
Михаил Ходорковский. Фото АР

Михаил Ходорковский. Фото АР

Время, истекшее после ареста Михаила Ходорковского, уже названо "годом великого перелома". Приходится признать концептуальное единство политики Владимира Путина, проявившееся в том чекистском дерьме, которое не так давно размазало по телеэкрану НТВ: мол, Ходорковский финансировал боевиков. В общем, конечно, можно воскликнуть и заклеймить: типа, дело "ЮКОСа" – вымогательство, а строительство новой вертикали на бесланской крови – политическое мародерство. Можно, конечно, можно. Будем считать, что я это сделал.

С точки зрения национальных интересов России дело "ЮКОСа", как ни верти, имеет антигосударственный характер. Думаю, что с этим теперь согласны (хотя и не признаются) даже самые ярые сторонники борьбы с олигархами и спасения "народного достояния" (это нефть и прочее, что в земле). Государству и его гражданам от разорения "ЮКОСа" – шиш с маслом. Ближайшему окружению Путина – ну что-то достанется, когда по дешевке оторвут "Юганскнефтегаз". Но дальше начнутся проблемы. Они в Питере привыкли реализовывать простейшую схему "откат под наезд". А тут придется возиться с огромным монстром, хоть и приносящим деньги, но пугающим своей неуправляемостью.

Они это уже понимают, но остановиться не могут. Что же касается самого Ходорковского, то настаиваю на прогнозе, который я сделал меньше чем через неделю после его ареста: у него все меньше и меньше шансов выйти живым на свободу, поскольку у человека, отправившего его за решетку, все меньше и меньше уверенности в том, что он хоть что-то контролирует. И дело "ЮКОСа" уверенности ему не прибавляет.

Хотя все вроде бы идет по плану, все как надо. Но это план не государственного управления, не реформирования страны. Это план "активных мероприятий", провокаций, которые только и удаются нынешней власти. Первой такой провокацией было введение сталинского гимна, естественно, вызвавшее неприятие самых разных людей. И в дальнейшем Путин не предпринимал ничего, что можно было бы расценить как стремление к диалогу и консолидации. В этом ряду дело "ЮКОСа" – это действительно принципиально важная, определяющая, главная провокация власти. На фоне басманного правосудия, ознаменовавшего полный крах судебной системы в России - крах, о котором сегодня говорит даже председатель Конституционного суда, - все слова высшей власти предстают таким же ритуальным сотрясением воздуха, как рассуждения генсеков ЦК КПСС о "социалистической демократии".

Власти нужны кризисы и потрясения – это понимает все большее число граждан. Ей нужен напуганный бизнес, который обкладывают данью под видом "социальной ответственности" и под прочими предлогами, которые скоро перестанут придумывать. Ей нужен банковский кризис, ставший единственным достижением финансовой разведки и прочих ревнителей валютного благочестия, для фактической национализации банков. Наконец, ей нужны теракты для отмены выборов, введения цензуры, насаждения стукачества.

Ну ладно, это все дурная бесконечность провокаций. Но ведь есть и олигархи, которые уже год ведут себя дебильно-трусливо, есть громадное число чиновников, которым ни от нефтяного, ни от газового, ни от водочного великолепия не достанется ничего или почти ничего. Наконец, есть обреченные на заклание интеллектуалы, обслуживающие власть, которые еще, конечно, поболтаются в проруби, но потом неизбежно попадут под санацию.

Или не попадут – переждут, поболтаются. Но кому они интересны? А вот Ходорковский за год менее интересен не стал. Хотя единственное, чем он это заслужил, это его арест и абсурдный судебный процесс. Поскольку ни до ареста, ни после него созданные им интеллектуальные и медиа-структуры ничего по-настоящему серьезного, эффектного, эффективного, значимого не произвели. Да и сам он делал странные вещи - вроде признания авторства мутного и не слишком умного текста о кризисе либерализма в России. Но уж таковы наши олигархи, что достаточно чуть-чуть выделиться из их серой массы, чтобы еще более серая власть начала тебе завидовать и гадить. Впрочем, история вообще делается не гениями и не ангелами. И героями порой становятся не очень приятные и не очень стремящиеся к героизму люди.

Дмитрий Шушарин, 25.10.2004


новость Новости по теме