.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Invisible/Zakaev/m.22203.html

статья Интервью Ахмеда Закаева латвийской газете Diena

Павел Широв, 07.02.2003
Реклама

Русский текст интервью, опубликованного в газете Diena (Латвия) 31 января 2003 года, публикуется на нашем сайте с любезного разрешения редакции.

Diena: Прежде всего, как вы относитесь к обвинениям, которые выдвинуты против вас в России?

Ахмед Закаев: Я могу в тысячный раз это повторить, что они совершенно несостоятельны. И по всем обвинениям юридическую оценку дали в Министерстве юстиции Дании. Но, безусловно, я поставлен в такие условия, и это, наверное, и было одной из задач той провокации, которую против меня устроила Генпрокуратура России, чтобы меня поставить в условия оправдывающегося, человека, который должен отвечать на вопросы, ктоя: убийца, террорист. Вот в этом они добились желаемого для себя результата. Но эта провокация направлена вообще против легитимно избранной власти Чечни и против всего чеченского народа. Если Британия или Дания удовлетворила бы требования России, ситуация в Чечне была бы переведена в разряд борьбы с международным терроризмом, чего Россия, собственно, и добивалась. Недавно в своем интервью господин Фридинский так прямо и заявил, что если суд Великобритании удовлетворит требования российской прокуратуры, это будет означать обоснованность действий российского государства против чеченских террористов. Мы знаем: ФСБ – это преемник КГБ. Далеко от той идеологии они не ушли, но по каким-то моментам очень сильно отстали. Потому что настолько шито белыми нитками то, что они сфабриковали против меня, что Министерство юстиции Дании даже не сочло возможным выйти с этими обвинениями в свой суд.

Diena: Но сейчас появились новые обвинения. Насколько нам известно, сюда, в Министерство внутренних дел Великобритании, направлены дополнительные материалы, в том числе и показания Салмана Радуева...

Ахмед Закаев: Да, видимо, вот эти показания и явились причиной смерти Салмана Радуева.

Diena: Вы хотите сказать, что его убили?

Ахмед Закаев: Да. Потому что эти показания вообще просто не имели никакого места ни в моей жизни, ни в жизни Радуева, ни в реальной жизни Чечни того времени.

Diena: Не совсем понятно. Если человек дает признательные показания, почему его должны убить? Напротив, его должны поощрить.

Ахмед Закаев: Если он дает признательные показания, его должны поощрить. Но если из него выбивают, то выбивание иногда стоит жизни. Потому что методы, каким образом выбиваются эти признания, они говорят сами за себя. Множественные кровоизлияния, так они объявили, вот методы. В данном случае мы имеем выбивание показаний, а не признание Радуева.

Diena: Судя по тому, что господин Масхадов назначил вас своим представителем по переговорам, у руководства Ичкерии есть план мирного урегулирования. Каков этот план?

Ахмед Закаев: Кризис сегодняшний России и Чечни не в отсутствии плана, а в отсутствии политической воли Кремля. Основа для продолжения переговоров – это договор о мире, который был подписан предшественником Путина Ельциным и нынедействующим президентом Масхадовым. И там четко изложены все позиции и заложены все стратегические интересы российского государства. Сегодня дело не в том, что нет плана, а в отсутствии желания. Путин пришел к власти на волне античеченской истерии, спровоцированной взрывами домов: Волгодонск, Буйнакск, Москва, провокация с Дагестаном - все это послужило тому, что Путин пришел к власти, объявив чеченцев врагом номер один российского государства и российского народа.

Diena: Вы сказали: "провокация с Дагестаном". Что вы имели в виду?

Ахмед Закаев: События в Дагестане были преподнесены как агрессия со стороны чеченцев. На самом-то деле там была совсем другая ситуация. Там где-то полтора года готовился мятеж, готовился он сотрудниками спецслужб России. Действия тех дагестанских мусульман, которые сосредоточились в Карамахи, Чабанмахи, официально и публично поощрялись высшим руководством России: Ельциным, тогдашним премьер-министром России Степашиным. Если вы помните, был визит Сергея Степашина в эти места, где он получал подарки, после чего они стали ваххабитами, хотя они были совершенно нормальными и вменяемыми людьми. Даже президент Ельцин после этой поездки сказал, что вот мне расписывали, будто там живут какие-то радикальные исламские экстремисты, а это совершенно нормальные люди и мы находим с ними общий язык. Все это готовилось российскими спецслужбами. И впоследствии участие чеченских добровольцев во главе с Басаевым в этом мятеже было преподнесено всему миру как агрессия со стороны Чеченской республики. Хотя свою позицию руководство Чечнеской республики во главе с Масхадовым недвусмысленно обозначило и заявило о готовности принять участие в разрешении этого конфликта. Президент Масхадов сделал попытку выехать туда, но его не пустили, с полдороги кортеж повернули обратно. И оформили это так, как будто бы Чечня совершила агрессию против России с целью отделения региона. Более того, заявления Путина и его команды, которая говорила, что поводом к войне в Чечне послужил Дагестан и взрывы домов, несостоятельны, потому что экс-премьер Степашин публично, по телевидению, заявил, что решение начать вторую военную кампанию было принято в марте 1999 года. А провокация в Дагестане была в августе. Так что все эти моменты – и Дагестан, и взрывы домов, и активные провокации в Чечне против иностранцев: захват заложников, торговля ими - все это было прелюдией к началу этой кампании. А кампания была затеяна для того, чтобы привести к власти... Чтобы обеспечить преемственность российской власти.

Diena: Года полтора назад вы встречались в Москве с господином Казанцевым. Почему эти переговоры не получили продолжения?

Ахмед Закаев: Это было не что иное как пропагандистская уловка Кремля, направленная на Запад. Имитация того, что они ищут выход из этой ситуации. На самом деле что произошло? После трагедии 11 сентября первое официальное заявление российского президента, озвученное 24 сентября, было, просто процитирую: да, российское государство готово вступить в коалицию по борьбе с международным терроризмом, но в то же время требует, чтобы ситуацию в Чечне рассматривали в контексте борьбы с международным терроризмом. Фактически это были условия участия России в международной коалиции. И в то же время было сделано такое двусмысленное предложение, которое по своему содержанию и стилю было ультиматумом чеченцам: в течение 24 часов выйти на контакт, обговорить условия сдачи оружия, разоружения и так далее. Такое предложение, исходя из его содержания, нужно было воспринять как ультиматум и не отвечать. Но тогда это дало бы Путину возможность продемонстрировать международному сообществу, что он обратился к чеченским политикам, но они не отреагировали, значит, ничего кроме войны они не хотят, это надо рассматривать в контексте борьбы с международным терроризмом, и я буду их добивать. Как в свое время Сталин увязал чеченцев с нацистами, когда весь мир выступил против нацизма, и депортировал, что стоило чеченскому народу более полумиллиона жизней, так и теперь Путин решил увязать нас с международным терроризмом, чтобы окончательно решить чеченский вопрос. И наша встреча с Казанцевым не вписывалась в стратегическую линию Кремля, это был отвлекающий маневр. Это был фарс. Потому что те предложения, которые я сделал Казанцеву, они вполне отвечали интересам России.

Diena: Какие предложения вы сделали?

Ахмед Закаев: Первое – это создать двустороннюю комиссию по реализации прекращения огня. Второе – это прекратить так называемые "зачистки", фактически карательные операции против гражданского населения, которые деморализуют российскую армию и расширяют пропасть отчуждения между русскими и чеченцами, ничего не дают. Решить вопрос с Кадыровым, Гантамировым, которые погрязли в коррупции, с введением прямого президентского правления, активизировать сотрудничество с Масхадовым и дальше решать вопросы вывода войск и так далее.

Diena: Вы сказали: прямое президентское правление, то есть это означает признание, что Чечня входит в состав России...

Ахмед Закаев: Нет. Нельзя путать два момента: сегодня есть назначенный Путиным Кадыров. Он ведь не выбран, он назначен. Назначен в силу того, что Россия оккупировала Чечню. И вроде бы нет ответственных людей за то, что там происходит, потому что там столько всяких... С введением президентского правления на этот период, пока мы будем решать вопросы прекращения огня, развода войск, это был бы ответственный человек, назначенный Путиным, пользующийся авторитетом, прежде всего для тех, кто сейчас вышел из-под контроля Путина, для российских генералов, которые наживаются на этой войне.

Diena: И какой был ответ Казанцева?

Ахмед Закаев: Никакого.

Diena: Сейчас эти предложения остаются в силе?

Ахмед Закаев: Мы упустили шанс, когда Россия и Чечня самостоятельно могли бы выбраться из этого заколдованного круга. Сегодня это абсолютно невозможно. Только вмешательство извне, Европейского союза или Соединенных Штатов Америки...

Diena: Косовский вариант?

Ахмед Закаев: Их много. Косовский вариант, Восточный Тимор. Есть варианты. Но я вас уверяю, разрешение конфликта только в этом. Десять лет, пять лет Россия и Чечня будут продолжать воевать. Россия не добьется силовыми методами желаемых результатов. Чечня тоже сегодня самостоятельно не в состоянии зараз выдворить двухсоттысячную российскую армию со всем ее арсеналом. Это будет продолжаться, я сказал, пять, десять лет. И самостоятельно мы из этого не выйдем. Мы упустили свой шанс год назад. Тогда он у нас был, теперь его нет.

Diena: Знаете, как-то не похож Путин на Слободана Милошевича. И потом, лидеры Запада не раз заявляли, что признают чеченскую проблему внутренним делом России.

Ахмед Закаев: Лидеры Запада признают это внутренним делом России. Путин не признает. Он-то говорит, что это международная проблема. Если есть необходимость рассматривать ситуацию в Чечне в контексте борьбы с международным терроризмом, то это становится уже международным делом. Признание этого факта говорит о том, что требуется международное вмешательство. И вообще сейчас уже все начинают осознавать, что это далеко не внутреннее дело России. Другой вопрос, что сегодня это устраивает и Буша, и Блэра, и Шредера, и Европейский союз. Идет передел мира. И самый главный конкурент в этой схватке отвлечен своей маниакальной ненавистью к чеченцам. Поэтому на Западе могут спокойно решать свои проблемы. Но они их решат, и причем скоро. Вот тогда они заговорят совсем другим языком.

Diena: Что произошло в Москве в октябре прошлого года?

Ахмед Закаев: Произошла страшная трагедия чеченского и русского народа. Это наша трагедия, но, к сожалению, даже из этой трагедии российский преступный режим Путина пытался извлечь какие-то политические дивиденды во всех аспектах, как во внутриполитической ситуации, так и в международной своей политике. Ведь этим был спровоцирован первый запрос генпрокуратуры и первый мой арест в Копенгагене.

Diena: Кто все это организовал?

Ахмед Закаев: Вот этот вопрос нужно задать Патрушеву, Грызлову, всем силовикам: каким образом эта вооруженная группа людей из Чечни оказалась в Москве, каким образом они прошли через всю Москву со всем своим арсеналом оружия и захватили этот театр? Почему они не оставили ни одного из этих людей в живых, когда они были усыплены? Я абсолютно не согласен с тем, что этих людей называют камикадзе. Они же не взорвали никого. И себя не взорвали. Все почему-то считают, что это были смертники, а у меня очень много сомнений. Если бы они были смертниками, время для того, чтобы взорвать и здание и себя, у них было. Но они этого не сделали. Их убили. Одни погибли в бою, других усыпили и потом убили. И потом, если это была блестящая, как нам говорят, операция, кто награжден за нее? Если это был провал, то кто наказан? Кто наказан за то, что допустили, что погибли люди? Ни один человек не наказан и ни один не награжден. И кто извлек выгоду из этой ситуации: Масхадов, Закаев? Нет, извлек Путин и его команда. Потому что именно в этот период мои призывы к миру, призывы Масхадова, которые я озвучил, наши планы разрешения конфликта стали слышать не только в самой России, но и на Западе. И в России стало появляться много сторонников мира. 62 процента проголосовали против войны. Надо же было каким-то образом сбить эту волну. А для этого самым подходящим стала эта акция в Москве. Так что у меня, так же как и у вас, очень много вопросов.

Diena: Но кто были эти люди, которые захватили заложников?

Ахмед Закаев: Это были чеченцы... По-моему, это ни для кого не секрет. Эти люди были чеченцы.

Diena: Хорошо, а кто за ними стоял?

Ахмед Закаев: Я не хочу сейчас этих людей связывать с теми, кто их вел. Их надо разделить, этих людей и тех, кто их вел и кто их использовал. Сами эти люди – это жертвы этой войны и этого государственного терроризма. Люди, которые не видят завтрашний день, не видят выхода из этой ситуации, которых Трошевы, Квашины порождают каждый день в результате карательных акций среди гражданского населения. Каждый день в Чечне появляются один-два вот таких человека, которые решают изменить на свое усмотрение ситуацию. Это люди, которые для себя решили: лучше ужасный конец, чем ужас без конца. Потому что ложь льется с экранов российских, что в Чечне нормализуется ситуация, в Чечне стабильность, идет восстановление нормальной жизни, а люди вечером ложатся спать, не зная, будут ли они живы к утру, а встав утром, не знают, доживут ли до вечера. Вот эти люди не видят выхода. Путин сегодня хороший друг Буша, хороший друг Блэра, Шредера, всех сильных мира сего. И они решают хотя бы привлечь внимание к этой ситуации. Вот, кто были эти люди. А кто за ними стоял, это вопрос... Я точно знаю одно: что не Масхадов, что это не наше руководство. Мы с самого начала об этом заявили. На эти вопросы должны отвечать ФСБ России, МВД, Генеральная прокуратура – те, кто за это получает зарплату. Я думаю, что те, за счет чьих налогов все эти люди живут, они и должны ставить такие вопросы, то есть российское общество, которого, к большому сожалению, нет в России. Если бы было в России гражданское общество, не было бы того, что мы видим.

Diena: Сейчас здесь, в Англии, идет своя антитеррористическая операция. Вы, наверное, знаете. Несколько человек арестовано, и газеты здесь и во Франции пишут, что некоторые из них прошли подготовку в лагерях "Аль-Кайды" в Панкисском ущелье в Грузии, возможно, бывали в Чечне. Как вы это прокомментируете?

Ахмед Закаев: Я думаю, что это все-таки недобропорядочность журналистов, которые об этом пишут. Это люди, которые ищут сенсаций. Я бы, обращаясь к ним, сказал, что за все, что происходит в Чечне, несут ответственность и они сами. Как и Путин, который, не имея на то никаких оснований, пытается чеченцев связать с международными террористическими организациями. Журналисты пишут, а Шеварднадзе, президент, и соответствующие спецслужбы Грузии говорят, что к ним никаких запросов ни со стороны французов, ни со стороны англичан не поступало. Если бы были предпосылки к тому, что кто-то из них проходил в Панкисском ущелье, спецслужбы должны были обратиться к своим коллегам в Грузии. Ничего этого не произошло. Античеченская истерия продолжается уже два года. Помните, наверное, в Афганистане говорили, что самое ожесточенное сопротивление оказывали чеченцы. Но ни одного факта нет у американцев и у международной коалиции. И ни одного чеченца в плен они живым не взяли там.

Diena: Но ведь в Чечне воюют не только чеченцы. Есть представители других стран, которых власти России называют наемниками. Это так?

Ахмед Закаев: Да, в Чечне воюет около 200 тысяч наемников. Но они все воюют под флагом российской армии. Причем они это пишут в контракте. В нем есть графа, что такой-то человек обязуется убивать чеченцев и за это ему должны платить деньги. Можно называть его контрактником, но он – наемник, потому что Россия нанимает его, чтобы убивать чеченцев. А с противоположенной стороны нет ни одного наемника. Есть добровольцы, которые участвуют в отражении агрессии. Кто-то по религиозным соображениям, кто-то по политическим. Но общее число этих - и религиозных и политических - не наберется 50 человек, включая весь Северный Кавказ.

Diena: Хорошо, но можете ли вы дать гарантию, что среди этих добровольцев нет людей "Аль-Кайды"?

Ахмед Закаев: Могу. Знаете почему? Потому что мы неоднократно обращались к международной коалиции и заявили о своей готовности сотрудничать. Если у них есть какие-то факты, что в Чечне находятся люди, которые так или иначе связаны с "Аль-Кайдой" или другими международными террористическими организациями, мы готовы нести ответственность и принять соответствующие меры. Но таких обращений ни с какой стороны у нас пока нет.

Diena: В России пишут о том, что вас финансируют экстремистские исламские организации из-за рубежа.

Ахмед Закаев: Я неоднократно говорил, кто финансирует чеченскую войну. Вы знаете, что сейчас в мире очень серьезно взялись за эти организации. Взялись за это сильные государства со своими спецслужбами и структурами. И Иванов год назад заявил, что в течение 20 дней будут перекрыты финансовые потоки, которые идут в Чечню и война в Чечне прекратится. Так и произошло бы, если бы такие потоки шли. Да, я не исключаю, что есть какие-то там... Но они настолько мизерные по сравнению с тем, что необходимо для ведения борьбы. Чтобы в партизанских условиях продолжать четыре года сопротивление против суперядерной державы, наверное, необходимо что-то большее, чем какие-то мизерные копейки, закият, который, допустим, мусульмане выделяют и которые, кстати, не доходят до Чечни, потому что эти фонды находятся в других местах и управляют этими фондами далеко не богобоязненные люди. Поэтому финансирует эту кампанию Россия. Деньги российские, оружие российские. А уж если говорить о терроризме, то нужно разделить на две части: первое – российская армия, которая на протяжении уже четырех лет терроризирует гражданское население Чечни, и второе – в отместку за это операции возмездия, которые проводят бойцы сопротивления. Вот такой замкнутый круг.

Diena: Ходили слухи, что вы попросили в Великобритании политическое убежище.

Ахмед Закаев: Политического убежища я не могу просить, пока идет этот процесс. Это два противоречащих момента. Меня же обвиняют не в политических или военных преступлениях, а в уголовных, а в международных и европейских конвенциях не предусмотрено предоставление убежища людям, которые совершили какое-либо уголовное деяние, где бы это ни было. Поэтому это будет рассматриваться в любом случае в контексте вопроса об экстрадиции, вопрос моего политического убежища. И даже если будет решен вопрос с этим документом, это не означает, что я не смогу заниматься тем, чем я занимаюсь. То есть представлять президента и чеченский народ.

Diena: Вы поддерживаете связь с Асланом Масхадовым?

Ахмед Закаев: Безусловно. Я постоянно поддерживаю с ним связь, он в курсе всего, что я делаю, моих планов, дает инструкции, советы, пожелания...

Diena: В Чечне готовится референдум по новой конституции, после которого предполагается сформировать новое правительство. Не окажется тогда легитимность Масхадова, скажем так, сомнительной?

Ахмед Закаев: Надо просто знать нашу историю с Россией. Мы это проходили. Если вы помните первую кампанию, это уже было. Были проведены выборы, был подписан Завгаевым договор, что Чечня является частью России. Ничего это не дало. По сути, это бьет и по Путину, и по Кадырову. Получится, что все, кто был до Путина, были дураками, а вот он придумал под дулами автоматов провести референдум, чтобы все чеченцы проголосовали. Ничего это Путину не даст.

Павел Широв, 07.02.2003

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей