.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/Election/m.108665.html

статья Миссия Вешнякова

Илья Мильштейн, 13.07.2006
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

Что-то творится с председателем Центризбиркома. Речь его стала еще медленней. Взор неподвижней. При этом слова и дела его прямо противоречат сложившемуся образу. Он ведет себя как бунтовщик, вступивший в смертельную схватку с высшей властью. По примеру Касьянова. По образу и подобию Илларионова.

Александр Вешняков критикует новое избирательное законодательство.

Причем сами по себе эти поправки никаких вопросов не вызывают. В 2007-м парламентские выборы, а еще через год страна будет выбирать президента. Понятно, что "Единая Россия" намерена сохранить контроль над Думой, имея в виду в 2008 году выдвинуть кандидата от своей партии. Дабы обезопасить себя от любых неожиданностей, депутаты ЕР и ЛДПР, ведомые администрацией президента, ставят новые фильтры, капканы и волчьи ямы для своих политических противников. Все до единой поправки связаны с этим увлекательным занятием.

Досрочное голосование, столь популярное в соседней Белоруссии, - это возможность в товарных количествах и практически безнаказанно направлять в нужную сторону волеизъявление россиян, спешащих исполнить свой гражданский долг. Другой способ законотворческого мухлежа - отсечение от выборов неугодных кандидатов. Этому важному делу посвящены другие поправки, карающие кандидатов в депутаты и партии за экстремистские речи. Неугодных также могут снять с регистрации, если их документы "оформлены ненадлежащим образом", если хоть что-нибудь в биографиях, изложенных избиркому, не подтверждено документально и если в этом изложении имеет место "неполнота фактов".

Известный в народе либерал-демократ А. Митрофанов, выступая в прениях, прокомментировал всю эту ахинею с подкупающей правдивостью и простотой. "Это нужно, чтобы создать наконец системные партии. Две или три, как в Америке..." Развивая свою мысль, он уточнил ее на примере: сейчас, чтобы снять Лимонова с выборов, надо подкидывать ему патроны, а после принятия поправок можно будет просто привлечь за экстремизм. Иными словами, весьма экономный законопроект. Экономия на патронах.

Все прозрачно: данные поправки более всего нужны для того, чтобы лишний раз унизить оппозицию. Причем унизить чисто символически: снять с пробега того же Лимонова или Касьянова, заранее зная, что шансов быть избранными в Думу, тем более на кремлевский трон у них нет.

Вот против этой символики и восстал Александр Альбертович. В своем выступлении он был непривычно крут и убедителен. Досрочное голосование? В нем нет нужды: уехавший за границу гражданин всегда может взять открепительное удостоверение. Ненадлежащее оформление документов? Да "если бы действовал отказ в регистрации за недостоверность и неполноту данных - тогда бы половины зала здесь не было", - пугал андроидов глава ЦИКа. Экстремизм? Норма юридически безграмотна. "Если человек экстремист, его надо сажать в тюрьму, надо... пять лет давать, а не то, что вы тут пишете." И уж полное безобразие, когда снимается с выборов вся партия, если один из ее членов уличен в каком-нибудь разжигании. "Не может партия в целом отвечать за кандидата!"

Все это абсолютно правильно. Изумляет другое. Заторможенный символ нашей суверенной демократии, Вешняков всегда казался человеком, изнемогающим от преданности Кремлю. При нем выстраивалась современная вертикаль власти - с ее "черными списками" лиц, не допускаемых на телеэкраны, шельмованием неугодных политиков и разнузданной агитацией в пользу партии власти. Он один из столпов и создателей этой системы. Мы говорим "выборы", подразумеваем "Вешняков".

Возможны разные версии.

Как известно, пока человек жив - он не безнадежен. Не исключено, что дисциплинированный председатель ЦИК готов был стерпеть многие законотворческие озарения кремлевской администрации - но все-таки до определенного предела. Последних поправок, безумных даже по нынешним временам, не вынесла и его закаленная душа. Он вспылил, стал выяснять отношения с Путиным и его администрацией - там его осадили. Он вынес конфликт в публичную сферу. Черту подвел представитель президента в Госдуме А. Косопкин. Взяв слово после Александра Альбертовича, он заявил: "Мы не разделяем драматизма некоторых выступавших." Теперь взалкавшего юридической правды Вешнякова ждет отставка.

С другой стороны, принимать такие поправки накануне саммита было, наверное, неловко, хотя и не принимать нельзя - лето, каникулы, сроки поджимают. Исполнительного Вешнякова могли попросить об услуге, навязать ему роль оппозиционера - и он как умел эту роль сыграл. Если у друзей по "восьмерке", помимо прочих, возникнут вопросы по поводу экстремизма в его российском предвыборном оформлении, то Путин сможет ответить, что законопроект еще лежит у него на столе, еще не все его статьи приняты в трех чтениях, а он, президент, мучительно размышляет над его судьбой, тепло вспоминая при этом яркую речь отважного Вешнякова. Потом гости разъедутся, в Пхеньяне запустят очередную ракету, Иран отклонит очередные миротворческие предложения - и Западу станет как-то не до тонкостей нашего предвыборного законодательства. Бунтовщик Вешняков сохранит свой пост и с успехом проведет новые выборы по новым законам.

Наконец, не будем сбрасывать со счетов и другие субъективные факторы. Например, самолюбие чиновника, который до сих пор нес личную ответственность за волеизъявление российских граждан. Проводя выборы в срок и достигая нужного результата, Вешняков всегда мог указать на свою исполнительность, своеобразный профессионализм и незаменимость. Это было правдой и как-то выделяло его среди других государевых слуг. У него был свой участок работы, своя эксклюзивная грядка на политическом поле, которую он самозабвенно возделывал, получая благодарности от президента. Однако с принятием поправок положение главы ЦИКа непоправимо ослабится. Он перестанет даже номинально быть верховным арбитром на выборах. С таким законодательством Вешняков и не нужен, проблемы экстремизма и недолжного оформления документов будут решаться без него. И он возроптал.

Илья Мильштейн, 13.07.2006

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей