О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/Election/m.134140.html

статья Весеннее притупление

Анна Карпюк, 03.03.2008
Политтехнолог. Изображение с сайта Veer.com

Политтехнолог. Изображение с сайта Veer.com

Предсказуемый результат президентских выборов 2 марта объясняется не столько манипуляциями властей, сколько "полной социальной апатией русского народа", считает политолог Станислав Белковский. Читайте также комментарии Николая Петрова, Георгия Сатарова, Дмитрия Орешкина и Сергея Митрохина.

Станислав Белковский, директор Института национальной стратегии:

На этих выборах нет проигравших. Победили все четыре кандидата, потому что каждый добился того, чего хотел. Дмитрий Медведев получил президентский пост. Геннадий Зюганов набрал больше голосов, чем коммунисты на думских выборах и Николай Харитонов на президентских выборах 2004 года, сохранив за собой пост председателя ЦК КПРФ. Теперь внутренняя оппозиция в компартии лишена весомых аргументов для смены руководства партии. Владимир Жириновский закрепил за собой нишу главного русского националиста и крупнейшего политического бизнесмена, а Андрей Богданов прославился как политтехнолог, не только заработав на этих выборах немного денег, но и расширив свои возможности по получению всевозможных заказов в различных регионах России. Все участники выборов должны быть абсолютно довольны их исходом.

Что касается фальсификаций, то я думаю, что их масштаб где-то 15-20 процентов – это та масса бюллетеней, которая была вброшена или соответствующим образом обработана в пользу тех или иных кандидатов. При этом я считаю, что вовсе не фальсификации определили результат этих выборов. Главный фактор – это полная социальная апатия русского народа, который утратил интерес к тому, кто им правит.

Любой человек на месте Медведева получил бы примерно такой же результат, будь то Сергей Иванов, Виктор Зубков или путинский лабрадор Кони. Сейчас народу понятно, что власть формируется где-то на Марсе и вникать в механизм ее формирования совершенно необязательно, достаточно проголосовать за того, за кого просят. Соответственно, те 15-20 процентов о которых я говорил, - это скорее всего просто пустые бюллетени, не востребованные избирателями, которые были "правильным" образом распределены. Причем я не уверен, что только в пользу Медведева, поскольку, например, в относительном успехе Геннадия Зюганова Кремль был заинтересован не меньше его самого. Возможная смена руководства КПРФ в случае оглушительного провала Зюганова стала бы для Кремля большой проблемой - уж слишком там привыкли к уютному плюшевому Геннадию Андреевичу, который всегда в решающий момент подыгрывает власти.

71 процент голосов получил человек, о котором страна не знает практически ничего. Больше того, страна о нем ничего знать и не хочет. Это и есть главный симптом новой эпохи, главный симптом болезни нашей страны.

Георгий Сатаров, президент общественного фонда "ИНДЕМ":

Незначительных событий я не комментирую.

Николай Петров, эксперт Московского Центра Карнеги:

Если на этих выборах и могло быть что-то интересное, это контрасты в региональных результатах. До последнего момента Кремль не давал четких директив на места, поэтому региональные власти были в некотором недоумении и по-разному выходили из ситуации. Я считаю, что региональные вариации будут несколько выше, чем на думских выборах. Мне особенно интересно было бы посмотреть результаты по тем регионам, где руководители были подвержены демонстративным наказаниям – либо сменены губернаторы или мэры, либо наказаны те, кто вел декабрьскую кампанию "Единой России".

Что касается общего результата, то мне кажется любопытным то, как распределились "дополнительные", то есть не отошедшие Медведеву голоса. С самого начала эксперты говорили, что результат Медведева не должен существенно превысить результат Путина 2004 года и результат "Единой России" 2007 года. Тогда возникала коллизия, связанная с управляемыми выборами, с тем, что всего три кандидата могут получить все остающиеся голоса, при этом один из них - Богданов - не является реальным политиком и не может получить много голосов. Проблема была в том, как распределить голоса между Жириновским и Зюгановым. Если бы тот или другой политик получил существенно больше, чем на думских выборах, он обретал бы дополнительный политический ресурс. Сейчас ситуация такова, что весь дополнительный политический ресурс получает Зюганов и это резко усиливает позиции коммунистов в их тяжбе с Центризбиркомом по декабрьским выборам (они заявляют, что тогда у них забрали голоса). Существенно больший результат Зюганова поддерживает их претензии.

Дмитрий Орешкин, политолог:

Удивительно возросло использование так называемого административного ресурса. Умиляет, что в Чечне, Ингушетии и Кабардино-Балкарии (чемпионах по явке на прошлых выборах: 98-99 процентов), сейчас аккуратненько снизили явку до 90-91 процента, чтобы не мозолить глаза. Однако тем временем подтянули явку в других районах, где она прежде никогда высокой не была. Если раньше было понятно, что особая электоральная культура сконцентрирована в двух десятках субъектов федерации, то теперь она расползлась на 30-35 регионов. Идет, так сказать, "дагестанизация" выборов.

То, что раньше было характерно только для Дагестана, теперь уже характерно и для Тюменской области и для Ханты-Мансийского автономного округа, и для ряда других регионов, которые раньше монолитным голосованием и повышенной явкой не выделялись, а сейчас они ведут себя по северокавказскому сценарию, при том, что сам Северный Кавказ перестал удивлять супервысокой явкой. Показатели там по-прежнему очень высокие - явка 90 процентов, из которых 95 процентов за Медведева, - но все-таки это уже не 99 процентов. Это означает, что на Северном Кавказе власти стали вести себя аккуратней, но зато подтянули под кавказские стандарты русские регионы, которые раньше такими цифрами не блистали.

Сергей Митрохин, заместитель председателя партии "Яблоко":

Мы не участвовали в президентских выборах, но в Москве параллельно проходили муниципальные выборы, и нарушения были колоссальные. Я готов утверждать, что на целом ряде участков были фальсификации, в результате которых абсолютно проходные кандидаты не попали в муниципальные собрания.

Я готов подтвердить заявления КПРФ о массовом голосовании по открепительным талонам, когда ненормально высокая явка была уже с утра - 50 процентов: это что-то фантастическое, такого никогда раньше не было. Были также замечены и махинации в больницах: например, в одной больнице на 6 часов вечера субботы 300 человек, а на 10 часов утра воскресенья уже 700 и так далее.

Все это лишний раз для нас подтверждает, что выборов в стране не существует, а есть система назначения под прикрытием избирательного процесса.

Я думаю, что новый президент должен начать с восстановления свободных выборов, потому что позорно быть избранным при таких обстоятельствах.

Анна Карпюк, 03.03.2008


новость Новости по теме