О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/Election/m.61688.html

статья Олег Малышкин: Мы - не кони безмозглые

Беседовал Матвей Масальцев, 26.02.2004
Олег Малышкин. Фото 'Еженедельного журнала'

Олег Малышкин. Фото 'Еженедельного журнала'

- Действующий президент, как известно, отказался от публичных дебатов. А есть ли у вас вопросы к нему, есть ли темы, по которым вы могли бы с ним поспорить?

- Я думаю, нет особой необходимости в том, чтобы президент участвовал в дебатах. Мы прекрасно между собой общаемся, диалог у нас есть, эксперты... Поэтому навязывать ему это, говорить, что, мол, у меня вопросы есть, не стоит. Да ради бога, если хочешь задать вопрос, то у тебя для этого бесплатное эфирное время на телевидении. Высказывайся по своему вопросу, раскачивай ситуацию. Самое главное – диалог с жителями России, и мы имеем возможность общаться с ними через телевидение.

- То есть сам по себе очный спор между кандидатами не так, по-вашему, и важен?

- Да. Главное, чтобы твоя позиция была понятна гражданам.

- Чем отличается ваша платформа от платформы президента?

- Основное отличие таково. По-моему, государственное регулирование - это норма современной экономики. То, что мы производим здесь, у себя, и насколько хватает наших природных ресурсов,... давайте мы сначала обеспечим этим потребности наших граждан. Затем мы разовьем внутренний рынок до такого уровня, когда у нас появится излишек конкурентоспособных товаров. Тогда можно что-то реализовывать за границей, но только под контролем государства, чтобы была возможность получать денежные потоки от этой торговли и вкладывать в развитие собственной экономики - предприятия новые открывать, рабочие места создавать. И опять производить продукцию. Касьянов вот докладывал на заседании Думы, что на рост валового продукта повлияли в основном три фактора: экспорт, торговля и строительство. Но вы, как обыватель, можете задать простой вопрос: "А что произойдет, если всего этого не будет?" Где отечественные производители, где предприятия, которые выпускают собственную продукцию?

- Иначе говоря, главная ваша позиция – сделать наши предприятия конкурентоспособными, чтобы они смогли...

- Да. Развиваться. Вот, скажем, есть стабилизационный фонд – 106 миллиардов рублей. Так давайте мы часть этих денег направим на внутренние инвестиции. А то ведь знаете, куда в основном пойдут эти средства – на сокращение кассовых разрывов между субъектами федерации и федеральным центром. Например, ваша жизнь тоже не по прямой идет, где-то вам приходится оправданно рисковать. Если мы не будем этого делать, то когда-нибудь все закончится. Ведь природные ресурсы когда-то иссякают. И как наши дети и внуки будут жить? Поэтому, чтобы было будущее, необходимо развивать отечественные предприятия. Экономика должна быть плотной, и все время должна дышать.

- Таким образом, вы предлагаете сначала закрыть доступ иностранным товарам на российский рынок, а потом развивать наше производство?

- Да, это основа. И вот смотрите, какое отличие. Мы сейчас в основном экспортируем сырье: нефть, электричество. А ввозим, например, машины. Это чем пахнет – колониальной страной. Как с индейцами: дал им бусы, а взамен вывез что-нибудь более значимое. Вот продукцию переработки сырья – ради бога, можно продавать, сначала обеспечив этой продукцией собственную страну. Для примера давайте возьмем нефтянку. Чего вы везете нефть туда? Вы здесь открывайте НПЗ повсюду, рабочие места создавайте, а туда продавайте бензин. А у нас получается так, что какой-нибудь "ЛУКОЙЛ" вывозит нефть, и где-нибудь в Венгрии открывает НПЗ. Скажите, чисто как обыватель, какое отношение это предприятие имеет к нам? Там другие люди работать будут, налоги будут другому государству платить.

- Мы упомянули Касьянова. Каково ваше отношение к его отставке? Ожидали ли вы такого решения президента?

- Да, конечно. Я знал, что это произойдет. Я же вам уже говорил о его докладе в Думе. Это резонный вопрос к нему: а где же наше, отечественное? Нет его. Решение президента вполне логично.

- То есть просто правительство работало плохо?

- Да, плохая работа. Возьмем сельское хозяйство. Довести все до такой степени... Такая неуправляемость со стороны государства, абсолютная беспомощность. Вот если бы на посевную, на уборочную помочь крестьянам, сказать тем же нефтяникам: вот у вас, ребята, квота на помощь сельскому хозяйству, продавайте солярку по таким-то ценам. Крестьянин сам бы сказал: "Давайте создадим региональные зерновые фонды на хлеб". Сам бы сказал, если бы ему кто-то помог. А если я не помогаю, а потом приезжаю к тебе и говорю: "Стоп! Ты этих утей по такой цене не продавай, и тому-то не дари." Ты куда меня пошлешь? Правильно, куда подальше. И крестьянин также поступает. И ничего не поможет. Вот, например, сделают зерновые интервенции. Откуда? Из госрезерва. Взял из госрезерва на миллион шестьсот, отдал переработчику на мукомольню, а там еще и государство надуют. Знаешь, каким образом? Они возьмут это зерно, разбодяжат на "фуражку", и будут из этого хлеб печь. То есть, еще раз государство обманут, этого Гордеева обманут. А вот если бы помогли им, то не было бы никаких вопросов. Я же знаю крестьян, я в сельском районе работал, наизусть знаю их проблемы, знаю, где они могут слукавить. В министерстве сельского хозяйства не знают этой специфики.

- Помимо экономики, у российских властей есть еще одна вечная беда – проблема Чечни. У вас есть какие-нибудь предложения по тому, каким образом решить эту проблему?

- Единственное предложение таково. Кадыров, прежде чем избираться главой администрации Чечни, ты думал о том, куда идешь? И думал ли о том, с какими проблемами столкнешься? Сейчас надо дать ему жесткие условия: 2-3 месяца, и чтобы все было решено. Бери себе все полномочия и решай вопросы, какое направление надо усилить, что сделать. Зачем ты туда полез – просто так, что ли?

- То есть, вы предлагаете полностью возложить на Кадырова всю ответственность?

- Да, обязательно. Глава территории должен отвечать за все, что происходит на этой территории. А федеральный центр не отказывается помочь. Но ты должен решать эти вопросы, иначе получатся "нулевое" правление. Это относится не только к экономическому восстановлению Чечни, но и ко всему остальному.

- Иначе говоря, если следовать вашей логике, военная операция на территории Чечни также должна перейти из-под контроля федеральных войск под контроль, скажем, местной милиции, под контроль Кадырова?

- Под контроль правительства Чечни. Под контроль Кадырова, который лучше знает эту местность, лучше знает людей, которые там живут. Знает, кто на что горазд. Ты полез туда, так что все сам и делай.

- А что именно делается там неправильно? Почему, например, информагентства из года в год называют одно и то же количество боевиков?

- Это – вранье средств массовой информации. Говорят людям непонятно... где-то что-то услышал и потом - давай, как бабка на базаре, распространять слухи. Должен быть какой-то кодекс чести, как раньше у офицеров. Лично все узнал, везде прошел, посмотрел, вник в проблему, раскопал ее снизу, и тогда пожалуйста – давай информацию. Да, это рискованная работа, тяжелая, но очень ответственная. И тогда бы мы с вами знали то, что там на самом деле происходит.
А сейчас большинство людей не знает реальной картины. Знают только те, кто там находится. Я знаю, я там был. Но вам не могу рассказать некоторые моменты.

- Из того, что вы знаете, вы делаете вывод, что проблема Чечни вполне решаема?

- Да, эту проблему можно решить.

- Еще одна острая тема – последние теракты в Москве. Некоторое время назад представители потерпевших при штурме Театрального центра на Дубровке обратились к кандидатам в президенты с просьбой дать свою оценку этой трагедии. Есть ли у вас собственное мнение о том, насколько оправданными были действия властей и спецслужб? Объективно ли, как вы считаете, идет расследование обстоятельств теракта?

- Я считаю, что действия спецслужб и властей по ликвидации теракта были правильными. Спецслужбы сработали очень грамотно и сильно. Я бы поступил точно так же. Но возникает другой вопрос: как террористы попали в театральный центр? Меня этот вопрос очень беспокоит, и я буду заниматься расследованием.

- Не так давно НТВ отказалось показывать дебаты в прайм-тайм. И вообще, оппонентов Путина, и вас в том числе, не очень хорошо слышно во время этой предвыборной кампании. Считаете ли вы, что вас ущемляют в правах, и каким образом намерены донести свою точку зрения до избирателей?

- Я не считаю, что нас ущемляют. Нам предоставлен эфир по максимуму, в пределах возможного. У нас постоянно идут дебаты, публикации, интервью. Так что разговоры о блокировании других кандидатов – чистой воды вранье. Это проблема каждого отдельного кандидата – участвовать ему в дебатах, или нет. Не хочет и не надо, законом это разрешено. Вот, например, бабушка хочет спать, а мы не хотим, чтобы она спала. Она наплюет на нас и будет спать. И будет права.
Давайте подходить к этому с трезвым умом. Я вижу, что кампания идет нормально. Например, показывают, как президент поехал поздравлять... священника. Ну и ради бога, почему бы и не показать, он же президент. Что дальше? Что, надо посадить его в яму, заблокировать, чтобы он никуда не ездил, и еще освещать это не будем? Глупость.
Претензии у меня только к социологам – неужели вы верите в то, что у Путина 80%?

- А если так произойдет, что результаты выборов совпадут с выкладками социологов?

- Значит, действительно... И так может быть.

- То есть вы не ожидаете возможной фальсификации выборов?

- Сфальсифицировать можно 10-15 процентов, ну, 20 максимум. Но так же невозможно, чтобы исказили результаты на 70, 80, 90 процентов... Не сможете вы этого сделать, даже если вундеркиндом каким-нибудь будете.

- В таком случае, для вас не стоит вопрос о возможном бойкоте выборов, который поднимают некоторые кандидаты?

- А какой в этом смысл? Я и остальным не советую так поступать. Я не пойму, где их блокируют, кто им рот затыкает? Снимай свою кандидатуру, ради бога. Но тогда ты просто плюнешь в очередной раз людям в глаза. Ведь они собирали за тебя подписи, надеются на тебя, а ты вдруг – ба-бах – и все обрезаешь. Я считаю, что это не умно и ненужно.

- В случае, если на выборах победит фаворит, возможно ли его – Путина – заставить прислушаться к тому, что говорили его оппоненты? Возможно ли как-нибудь ограничить его власть, как вы считаете?

- Я не думаю, что он не слушает своих оппонентов. Я не думаю, что это его не интересует. Он где-то что-то просматривает, читает, ему докладывают.

- Возможно, ему и интересно, но будет ли он делать что-нибудь из того, что предлагают другие?

- Естественно. Вот мы беседуем, и что-то хорошее всегда оставляем у себя. Ведь мы же не кони безмозглые, которые бегают где-то. Мы люди. Кто-то где-то посоветует, что-то подскажет. Надо быть неизвестно кем, чтобы отметать все, что тебе дают.

...Мне хочется чуть-чуть приземлить всех кандидатов. Походите чуть-чуть по земле, послушайте людей. Давайте решать проблемы, которые мы здесь обозначили. Нет же, мировые процессы...


Беседовал Матвей Масальцев, 26.02.2004