О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/Parties/m.109724.html

статья Репрессируемая партия

Эдуард Лимонов, 09.08.2006
Эдуард Лимонов. Фото Дм. Борко/Грани.Ру

Эдуард Лимонов. Фото Дм. Борко/Грани.Ру

Для начала несколько цифр. В настоящее время в Страсбурге в Европейском суде по правам человека находятся 42 жалобы членов Национал-большевистской партии против России, против принятых российскими судами репрессивных и несправедливых решений.

По состоянию на начало августа 2006 года в тюрьмах и лагерях Российской Федерации находятся 26 членов Национал-большевистской партии. Всего же через тюрьмы и лагеря с 1999 года прошли 110 членов НБП. Обращаю внимание на то, что аресты и репрессивные судебные решения начались в 1999 году.

Только с конца января 2005 года по конец января 2006 года на членов НБП были совершены шесть крупных массовых нападений (когда нападающих было более 30 человек каждый раз) и свыше шестидесяти немассовых нападений. Характерное массовое нападение: 29 августа 2005 года, когда вооруженные бейсбольными битами и обрезками арматуры наемные бандиты в масках и перчатках набросились на нацболов возле здания горкома КПРФ на Автозаводской улице. Тогда милиция задержала их. Характерное немассовое нападение: подкараулив у подъезда, нацбола Багазеева из Волгограда били по голове железными прутьями.

Московское отделение НБП зарегистрировано в сентябре 1993 года, первые региональные отделения появились в 1994 году. В 1998 году в октябре партия провела свой первый всероссийский съезд и тотчас после представила в Министерство юстиции документы для регистрации как общероссийская политическая партия. В регистрации партии было отказано. Всего Национал-большевистская партия предоставляла в Министерство юстиции документы для регистрации пять раз. Всякий раз под надуманными предлогами партии в регистрации отказывалось. Несмотря на то что в декабре 2005 года НБП выполнила все абсурдные требования, предъявляемые Федеральной регистрационной службой, в том числе довела свою численность до 55 тысяч человек.

Отказа в регистрации в качестве всероссийской партии Кремлю показалось недостаточно. С лета 2003 года по октябрь 2005 года длился процесс по ликвидации регистрации Межрегиональной общественной организации НБП, закончившийся позорным решением Президиума Верховного суда (одиннадцать судей ВС во главе с председателем ВС Лебедевым) утвердить ликвидацию.

Среди прочих жалоб НБП подала жалобу в Европейский суд по правам человека на беззаконную ликвидацию МОО НБП, а также на отказ в регистрации.

После цифр обратимся к фактам. За что такие репрессии? Две массовые акции от 2 августа 2004 года и 14 декабря 2004 года - соответственно, мирное проникновение активистов НБП в Министерство здравоохранения и в приемную администрации президента - были квалифицированы судами: первая – как хулиганство, а вторая – как массовые беспорядки. Между тем участники этих акций все однозначно заявили, что акции имели политическую цель: проникновение в Минздрав – протест против монетизации льгот, проникновение в приемную администрации – требование отставки президента. Об этом же свидетельствовали лозунги и листовки, распространяемые на местах проведения акций. Однако суды под давлением Кремля намеренно расценили эти акции (по методам абсолютно идентичные, например, акциям международной организации Greenpeace) как преступления. Судебные решения по "делу Минздрава" и "делу 39" были намеренно карательными, свирепо-репрессивными. Другие акции НБП (с осени 2003 по лето 2005, как подсчитали исследователи-политологи, НБП совершила по всей стране 870 акций) были также ненасильственными.

НБП подвергается репрессиям за конституционную политическую деятельность – вот ответ на вопрос "За что?". Поэтому придумали предлог. Примерно совпадая по времени с двумя крупнейшими акциями НБП, возникает вдруг, вначале в желтых СМИ, а затем и в устах официальных лиц и мобилизованной прокремлевской "общественности", тезис о "фашизме" НБП. Одновременно, в сентябре 2004-го, Владислав Сурков – видимо, серый кардинал режима – бросает в мир тезис о "лимонах и яблоках, растущих на одной ветке". Это страх, ветер с украинского майдана надул ему в уши такой тезис: боязнь союза либералов и националистов, как в Киеве.

Тезис о некоем фашизме в XXI веке в России вообще не то, уводит не туда, но такой лживый предлог годится как оправдание репрессий против НБП. Все равно трудно будет разобраться, что там они говорили в своем помещении в 1994 или 1995 году, эти нацболы. И "кремлевские" пошли врать. Якобы "Сталин, Берия, ГУЛАГ" - это из программы НБП (ложь, это кричалка, их были сотни и тысячи, рожденных во время шествий толпой и там же благополучно умерших. А эта родилась не у нас, рождена народом как реакция на садистские, согласимся, реформы Гайдара, и звучала полностью она так: "Завершим реформы так: Сталин, Берия, ГУЛАГ!"). И якобы лозунг НБП – "Россия для русских". Наглая ложь, никогда, никогда, никогда этот лозунг не появлялся у НБП. Всю ложь, вылитую на нас, перечислять противно. И мне не за что оправдываться.

Единственно что было – это газета "Лимонка" как свободный форум радикальной молодежи. У нас не было профессиональных журналистов, туда писала вся Россия. Мы считали, что в партии нового типа, в свободной партии должна быть свободная циркуляция идей. Потому мы не были обременены набором табу, свойственным сознанию старой интеллигенции, и говорили обо всем открыто.

С февраля 2006 года (я писал об этом на "Гранях") против меня лично стала бить тяжелая артиллерия режима: депутаты, сенаторы, министры, губернаторы. Придумали даже термин "гламурный фашист". Потому что уже знали, что Каспаров готовит объединение: конференцию "Другая Россия". И знали, что в РФ есть единственная политическая организация, способная стать авангардом движения за революционные изменения: это НБП. У других оппозиционных групп есть умные лидеры, яркие личности, у иных даже есть деньги, но кадры есть только у НБП.

Вот почему возник как тема "фашизм НБП", "фашизм Лимонова". Я предупреждал легковозбудимых, писал: господа, вас разводят на фашизм, как в тюрьме разводят на деньги. (Кстати говоря, заметьте, как вдруг "фашизм" в обществе что-то сник, меньше его стало. Вероятнее всего стало меньше по приказу сверху...)

Уже "проехали" потому что. Коалиция оппозиции состоялась 11 и 12 июля. "Другую Россию" еще ожидают многие перипетии, но такой "аргумент", как "не собирайтесь в коалицию, там же фашист – Лимонов", уже бесполезен. Не получилось. Дальше упорствовать в этом "аргументе" будет признаком дебильности. (Кстати, единственным крайне правым, более или менее подходящим под определение "фашист", да и то не во всем, был в НБП Александр Дугин, ушедший из НБП в 1998 году. Культуртрегер, полиглот, это он был первым проповедником крайне правых идей в послеперестроечной России, пришел к нам из "Памяти". Он и сегодня остался верен, несмотря на дружбу с другом Путина эфэсбэшником Черкесовым, крайне правым идеям. "Евразийский союз молодежи" и берущая свое начало у друга Гитлера Карла Хаусхофера мракобесная наука геополитика, а также организация правого марша 4 ноября 2005 года – вот его вклад в российскую действительность. Однако заметьте, о чудо, его – издателя "Гипербореи" и "Элементов" - не называют фашистом. Почему? А приказа нет.)

Национал-большевистская партия является объектом нападений как массовых "неизвестных личностей", так и спецопераций "Центра Т", РУБОПа, ФСБ, когда к нацболам вламываются в дома, избивают в подъездах, во время незаконных задержаний. То, что против политической организации действуют "Центр Т" (подчинен МВД, создан для борьбы с терроризмом), РУБОП (подчинен МВД, создан для борьбы с организованной преступностью) и спецслужба безопасности государства, - этот факт является грубейшим, наглым нарушением Конституции Российской Федерации и всех международных норм.

Я активно надеюсь на помощь со всех сторон, для того чтобы репрессии против моей партии были прекращены. Я надеюсь на российское общество, на Страсбургский суд. Что политика репрессий против национал-большевиков будет осуждена. Что в конце концов НБП будет значиться в избирательных бюллетенях, которые будут держать в руках российские граждане. Мы имеем право на внимание народа. Мы заслужили внимание народа как никто.

Мы – репрессируемая партия. В тюрьмах и лагерях на сегодня есть только одна более многочисленная, чем нацболы, группа: это чеченские боевики. Не знаю как сейчас, но когда велось следствие по моему делу в 2001 году, то нацболами и чеченцами занимался один и тот же отдел Главного следственного управления ФСБ – III отдел. Если учесть то обстоятельство, что нацболы действуют ненасильственными методами, являются политической организацией, а чеченцы ведут вооруженную борьбу против федеральных войск, то складывается убеждение: по отношению к нам, к НБП, Кремль попрал все законы. Рано или поздно, совсем близко, нас придется признать ВСЕМ. Безо всяких оговорок. Страсбургским судом тут не обойдешься. Мы восемь лет с 1998 года лишены политических прав. Мы вырвали наши права. И будут осуждены те, кто нам в этих правах отказывал.

Эдуард Лимонов, 09.08.2006


новость Новости по теме