О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/Parties/m.116933.html

статья Облысеете в одну ночь!

Эдуард Лимонов, 15.01.2007
Эдуард Лимонов. Фото Д.Борко/Грани.Ру

Эдуард Лимонов. Фото Д.Борко/Грани.Ру

Под самый конец невыносимых праздников вдруг вышла "Независимая газета", и я обнаружил в ней огромный, на целую полосу материал сотрудника Левада-центра Леонида Седова под названием "Наши", "не наши" и мы". Надо сказать, что я с огромным интересом отношусь ко всем и всяческим замерам общественного мнения. Меня очень и очень интересует, насколько популярна НБП, поскольку я тринадцать лет жизни отдал партии. Посему у меня не праздное любопытство, но профессиональный интерес.

Надо сказать, что меня лично старательно не включают в рейтинги популярности. Напрочь отсутствую я и в рейтингах "Коммерсанта", и даже газета "Газета", порою включающая НБП в свой еженедельный рейтинг упоминаний партий в прессе, меня игнорирует. Между тем я не верю в то, что я менее известен, чем какие-то второстепенные министры правительства, попадающие в первую двадцатку. Повторяю, я лезу в рейтинги не из тщеславия: меня интересует, насколько результативно мы работаем: и партия, и я.

Ну и вот, из материала "НГ" я узнал, что после неопределенных "национал-патриотических" каких-то "скинов" НБП – самая известная молодежная "экстремистская" организация. 25 процентов опрошенных по РФ граждан знают нас. 14 процентов опрошенных считают нас наиболее опасным молодежным движением. Меня лично считают опасным для власти 12 процентов опрошенных. "Лидер национал-большевиков Эдуард Лимонов занимает, по мнению опрошенных, первое место среди всех деятелей оппозиции с точки зрения опасности, которую они представляют для власти", - сообщает ведущий сотрудник Аналитического центра Юрия Левады. "Распределение ответов выглядит следующим образом: Лимонов – 12 процентов, Зюганов – 8 процентов, Анпилов – 5 процентов, Явлинский – 4 процента..."

Согласен ли я с рейтингом степени опасности? Согласен, только я думаю, что они меня даже занизили. Нужно будет спросить у Геннадия Андреевича, доволен ли он своими восьмью процентами. Хотел бы он иметь больше или меньше процентов?

Я знаю, что меня ненавидят в администрации президента. Время от времени какой-то "посредник" сообщает мне о том, как меня ненавидят люди со Старой площади. О силе этой ненависти свидетельствует тяжесть репрессий против НБП. Ни одна другая политическая организация не преследуется с такой жестокостью.

Конечно, я приветствую те организации по изучению общественного мнения, которые имеют мужество изучить влияние НБП на общество и пытаются определить степень нашей известности и популярности. Однако я не могу промолчать вот по какому поводу: зачем вы идете на поводу у Кремля и его администрации, используя их словарь? "Политический экстремизм" – отвратительный термин, неизвестный обществу, и он изначально имеет естественно негативный смысл. Нельзя употреблять его без ущерба для той или иной политической организации. Или же следует учитывать тот несомненный факт, что власть в стране принадлежит группе экстремистов в главе с президентом. Что приняты экстремистские поправки к закону о выборах. Что были проведены 26 октября 2002 года и 3 сентября 2004 года экстремистские по сути своей, жестокие и бесчеловечные "освобождения" заложников в Москве и Беслане, по сути своей две кровавые бойни. Называть на фоне государственного экстремизма деятельность НБП экстремистской (хотя бы и только для исследовательских целей) просто непорядочно. Куда более разумно применять принятый во всем мире термин "радикальная" (партия, организация). Термин спокойный, означающий всего лишь радикальность идей. Разве не так? Только так.

Настоящая степень популярности НБП известна в Кремле и на Старой площади Видимо, она достаточно высока, чтобы тревожить группу Путина. Видимо, она настолько высока, что вначале дали "добро" и выделили огромное финансовое обеспечение для создания группировки "Наши", а затем, в срочном порядке, наплодили всяких "Местных", "Россию молодую" или "Молодую гвардию". Как она велика, популярность НБП? Остается только догадываться. Хитрый ВЦИОМ в "Политическом словаре нашего времени" сквозь зубы проговорился: "Таким образом, в сумме около 10 процентов россиян в какой-то степени положительно относятся к НБП". Ничего себе скромненькие "чуть больше 10 процентов"! Этого с лихвой хватит, чтобы не только войти в Госдуму, но и получить там фракцию размером с "Родину" либо ЛДПР. Вот этого-то они и не хотят, и потому ликвидируют, не регистрируют. Потому что у НБП уже есть избиратель. Чуть больше 10 процентов - это 11 миллионов избирателей. Нет, не зря мы работали и преодолели героический путь, пройденный под репрессиями и грязью.

ВЦИОМ боится писать о нас в цифрах. Поэтому он снабжает ясные и очень неплохие (даже если поверить, что цифры именно таковы) цифры уничижительными пояснениями. "Не вызывает слишком больших симпатий у большинства россиян и сам Эдуард Лимонов. Только 4 процента опрошенных характеризуют его как "настоящего лидера", способного повести за собой массы". 4 процента при том, что меня годами не пускают на телевидение, 4 процента при том, что немногие газеты в стране осмеливаются писать обо мне вообще, и лишь два-три раза в год пишут положительно, это хорошо. Остальное доберем по дороге.

"Половина россиян (49 процентов) либо ничего не знают о "лимоновцах", либо знают недостаточно", - продолжает автор ВЦИОМ (цитирую все тот же "Словарь"). Много это или мало? Как показали фокус-группы, НБП – все же "партия на слуху". "На фоне общего снижения интереса к политическим партиям 50 процентов что-то слышавших об НБП не так уж мало", - скрепя сердце признает, вынужден признать вциомовский автор словаря. Тут он, кстати, расходится с аналитиком Левада-центра. У того, напоминаю, стоит цифра вполовину меньше: всего 25 процентов. Как так может быть? Не знаю, российские организации по изучению общественного мнения - это непроницаемая военная и государственная тайна. За семью печатями хранится.

К чему я все это написал? Со скудными цифрами в руках я показал, что НБП – полнокровная полноценная политическая партия России, уже пользующаяся достаточной популярностью в народе. Популярностью, даже если судить по тем крохам информации, которая нам доступна, гораздо большей, чем иные кичливые, брюхатые партии, созданные в Кремле. Группа Путина совершает преступление, репрессируя НБП с целью не допустить НБП к избирателю.

А избиратель - прежде всего протестный, тот, кто против всех, кто считает российскую политику грязным делячеством и обманом, - пойдет и с огромным удовольствием и вызовом проголосует за НБП в таких количествах, что и Путин и все его силовики в одну ночь лысыми станут от ужаса.

Вот в чем истинная причина ненависти всех кремлевских башен к НБП: мы популярны в народе. Очень популярны. Вся их мышиная возня - нашисты с бейсбольными битами, Интернет, забитый гэбэшными провокаторами и прокремлевскими сайтами, реклама несуществующей "НБП без Лимонова" даже на самом говенном сайте, их тюрьмы, то, что они пытались уверить общество, что нацболы – маргиналы, все их РУБОПы и Нургалиевы - все не увенчалось успехом. Они провалились. Мы есть.

Наши жалкие чуть больше 10 процентов, мое почетное звание самого опасного для власти политика, мои 12 процентов – это то, что мы заработали.

Мы придем к выборам. И мы победим на них с разгромным для всех счетом. И вы все облысеете в одну ночь.


Эдуард Лимонов, 15.01.2007