О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/Parties/m.138052.html

статья Куды котишься?

Анна Карпюк, 23.06.2008
Зеленое яблоко. Фото с сайта club.foto.ua
Зеленое яблоко. Фото с сайта club.foto.ua
Реклама

На съезде "Яблока" произошли важные события: Григорий Явлинский уступил место лидера Сергею Митрохину, а видные представители радикального крыла партии остались в ее рядах и даже укрепили свои позиции. Состояние и политические перспективы "Яблока" оценивают Максим Резник, Валерий Борщев, Илья Яшин и Лев Шлосберг.

Максим Резник, лидер петербургского отделения "Яблока":

Я очень доволен тем, что вопреки воле руководства партии в политкомитет были избраны мой товарищ по петербургскому "Яблоку" Михаил Амосов и Василий Попов из карельского "Яблока". Это люди, имеющие точку зрения отличную от взглядов большинства, а это очень важно для демократической партии. Несмотря на усилия, предпринятые руководством партии, чтобы не допустить моего избрания в бюро, я все-таки был избран. Это тоже важный результат деятельности петербургской организации, а также проявление мудрости делегатов съезда. Я сожалею, что в бюро не был избран Илья Яшин: на мой взгляд, это один из безусловно негативных итогов съезда.

Что касается состава бюро, стоит отметить, что из 34 человек, которых выдвинул Григорий Явлинский, было избрано меньше половины. В то же время в бюро прошли такие самостоятельно мыслящие люди, как Борис Вишневский, лидер псковского "Яблока" Лев Шлосберг и другие. В целом итоги съезда я оцениваю позитивно. Смена руководства, а также состава бюро - это признак того, что демократия в "Яблоке" присутствует.

Накануне съезда декларировалось, что есть единая позиция и четверо каких-то несогласных. В итоге же оказалось, что съезд неоднороден, что есть разные точки зрения, в том числе и в руководстве, а это очень хорошо для демократической партии.

Валерий Борщев, сопредседатель правозащитной фракции партии "Яблоко":

Была необходимость реформирования партии. Перед съездом шла активная дискуссия, высказывались разные предложения, которые в итоге вылились в такую концепцию. Естественно, для многих было неожиданной новостью то, что Явлинский решил не баллотироваться на пост председателя партии. Многие были к этому не готовы. Явлинский - привычный лидер, который всегда умел решать конфликты и снимать напряжение в присущей ему изящной манере. Он и остался реальным лидером вне зависимости от того, является он председателем партии или нет. Однако партия – это живой организм, который должен развиваться, поэтому какие-то изменения необходимы.

Самое главное, что на пост председателя партии баллотировалось три кандидата из трех ведущих регионов – Москва, Карелия и Санкт-Петербург - и они получили достаточно много голосов. Победил Митрохин, но и его соперники выглядели убедительно. Это говорит о том, что партия – здоровый организм, где есть конкуренция, есть дискуссии, а следовательно, нет опасности раскола.

Новая структура – политический комитет - призвана уравновешивать деятельность бюро и председателя. У комитета достаточно большие полномочия: это и вопросы кадров, и вопросы финансирования, и возможность созвать внеочередной съезд. Постоянной рутинной работой будет заниматься бюро, а концептуальные вещи будет решать политкомитет, в который вошли и бывшие заместители председателя, и Сергей Адамович Ковалев. Я думаю, что такая структура позволит партии быть более устойчивой и не зависеть от особенностей характера тех или иных членов бюро или руководителя.

Григорий Явлинский – настоящий интеллигент, в нем заложен дипломатический дар, и он всегда умел улаживать конфликты. На съезде группа депутатов хотела поставить вопрос об исключении Яшина и Резника, но Явлинский попросил снять этот вопрос. Он правильно сделал: ведь многие были настроены на то, чтобы этот вопрос не обсуждать, но Явлинский сам принял это решение. Это доказывает, что он чувствует ситуацию, чувствует атмосферу в партии и не хочет конфронтации.

Мне лично грустно, что Явлинский не будет председателем. Я понимаю логику и правоту такого решения, но все равно мне грустно. Но для партии это полезно, потому что таков закон. Я являюсь одним из основателей партии, и я был с Явлинским с первых дней основания партии, и мне всегда было легко с ним работать.

Илья Яшин, сопредседатель молодежного отделения "Яблока":

Новая структура "Яблока" очень своеобразна, и я не уверен, что она будет идеально работать. Политику партии теперь будет определять в первую очередь политический комитет, а бюро отходит на второй план. Сергей Митрохин в качестве преемника фигура очень специфическая – это самый одиозный политик в окружении Явлинского. Митрохин – человек довольно конфликтный, и нет сомнений, что конфликты и трения будут множиться. Он одержал не стопроцентную победу, почти сорок процентов получили его оппоненты – это серьезный результат. Будучи председателем партии, Митрохин во многом будет зависеть от неформального лидера партии, которым остается Явлинский. Но тем не менее даже такие изменения – это шаг в верном направлении. Операция "Преемник" все же лучше третьего срока - в случае с "Яблоком" даже и далеко не третьего.

Партия переживает серьезные изменения. В политический комитет прорвались два человека, позиция которых по ряду ключевых вопросов очень сильно отличается от позиции лидеров "Яблока", – Василий Попов и Михаил Амосов. Это означает что единомыслия в комитете не будет. Попов и Амосов – люди абсолютно независимые, разные, не похожие друг на друга. Это люди, которые не дадут этом органу превратится в болото или междусобойчик, мы будем знать, что происходит внутри комитета, и я думаю, что они будут пытаться двигать ситуацию в правильном направлении.

Что касается выборов бюро, то теперь это орган менее значимый: с появлением политкомитета бюро отходит на второй план. Тем не менее я думаю, что результаты выборов были очень неожиданными для руководства партии. То, что меньше половины кандидатов, предложенных Явлинским прошли в бюро, говорит о том, что в партии "Яблоко" наступили новые времена. Сегодня просьба Явлинского поддержать того или иного кандидата недостаточна для того, чтобы быть избранным в бюро. Это вообще не очень нормальная ситуация для демократической партии, когда перед выборами раздается список кандидатов, рекомендуемых лидером, но мы пришли к моменту, когда такие вещи просто перестали работать.

Если подводить итоги выборов, то получилась своего рода Бородинская битва – ни одна из сторон не одержала абсолютную победу, но при этом с обеих сторон есть большие потери. Я очень рад, что Максим Резник сохранил свое членство в бюро, это гарантирует сохранение его членства в партии. В бюро прошло немало достойных людей, которые имеют независимую внятную позицию – Вишневский, Конычев, Шлосберг и другие.

Мое непопадание бюро было вполне ожидаемым, поскольку местами я занимал самую жесткую позицию по отношению к лидерам партии. Я знаю, что против меня велась очень серьезная работа, никаких иллюзий по поводу моего прохождения в бюро я не питал, но, конечно, все равно неприятно. Если продолжать аналогию с Бородинской битвой, то я ощущаю себя Багратионом, который погиб смертью храбрых и немало французов за собой увел. Многие из людей, которые боролись со мной и делали карьеру в партии, используя мой конфликт с лидерами, провалились на выборах. Я считаю, что это неплохо, потому что в бюро демократической партии не нужны комсомольцы и конформисты. На осень назначены довыборы в бюро, и я думаю, что я еще поборюсь.

Мы сделали большое дело – съезд "Яблока" прошел вполне демократично, ни одна из спорящих сторон не одержала полную победу. Мы добились очень больших результатов, хотя в такое практически никто не верил. Накануне съезда все думали, что меня и Резника исключат из партии, Явлинский снова будет переизбран председателем и "да здравствует одно и то же". Тем не менее ситуация развивалась совсем не так – в этом большая заслуга и Максима Резника, и Михаила Амосова, и Василия Попова, и Бориса Вишневского, и Татьяны Котляр, и Льва Шлосберга и Дмитрия Конычева и многих других коллег. И моя личная заслуга в этом тоже есть.

Лев Шлосберг, лидер псковского отделения "Яблока":

Яблоко изначально находилось в ситуации, когда не было оптимального решения, все решения были связаны с рисками. С одной стороны, "Яблоко" в течение 15 лет возглавлял выдающийся политик. Я сам в политике с конца 80-х годов и я не знаю в России личности, которая была бы по глубине интеллектуальных ресурсов сопоставима с Явлинским. С другой стороны, политика – вещь динамичная. Меняется время, и партия не может быть партией одного человека. В ситуации очень высоких рисков Явлинский принял единственное возможное решение. Вариантов было немного: замороженное "Яблоко", которое хорошо смотрелось бы в холодильнике, но при открытии дверцы могло просто растаять. Другой вариант – "Яблоко" совершает нечто, что обращает на партию внимание и показывает, что произошла динамическая реформа. В "Яблоке" велась очень жесткая и насыщенная дискуссия. Явлинский был знаком с материалами этой дискуссии, и я думаю, что решение об уходе с поста председателя и план создания политического комитета – это не на сто процентов его идеи, однако родились м оформились они при его участии.

Что по сути сделал Явлинский? Во-первых, он дал понять, что "Яблоко" имеет свое будущее отдельно от Явлинского. Во-вторых, стало понятно, что в "Яблоке" есть люди, которые готовы взять на себя руководство партией. Их было больше десять лет назад, но остались и сейчас. В-третьих, Явлинский создал пока не до конца понятную структуру политического комитета. Создано некое разделение властей, хотя механизм его не до конца прописан. На следующем этапе съезда мы посмотрим, как будут взаимодействовать комитет и бюро. Самое интересное в этом структурном изменении – это то, что политический комитет открыт для людей, которые не состоят в "Яблоке".

Я очень надеюсь, что придут статусные фигуры, и могу сказать, кого я хотел бы там видеть. Бесспорно, хотелось бы там видеть Владимира Рыжкова, также туда не закрыт путь Михаилу Касьянову. Присоединение или неприсоединение Касьянова к политическому комитету – это вопрос того, будет ли зарегистрирована его политическая партия "Народ за демократию и справедливость". Кроме того, в России есть несколько крупных общественных фигур, которые не политизированы. Я бы также рассматривал совершенно неожиданные варианты: почему не Глазьев? Доктор экономических наук, человек, имеющий тяжелый опыт с созданием партии "Родина". Его обманул Кремль, им воспользовались, и его незаслуженно унизили. Я не говорю о партии "Родина", но отдельно о Глазьеве – квалифицированном политике, вменяемом и честном человеке.

У нас есть возможность помочь Митрохину стать лидером, к которому пойдут. Сергея Митрохина нельзя назвать вождем, он – достаточно брутальный московский политик, успешный, жесткий, искренний. Он пока не умеет управлять партией, да и партия не та, чтобы ей можно было поуправлять, это еще раз показали выборы в бюро и политический комитет партии. Из "списка Явлинского" прошло меньше половины кандидатов.

У "Яблока" появился шанс на серьезное внутреннее реформирование, также серьезно расширилась площадка для сотрудничества с другими организациями, которые мы признаем демократическими. Очень важно, что на съезде мы смогли добиться, чтобы не было исключения из партии Максима Резника и Ильи Яшина, хотя у съезда были к ним претензии. Я лично считаю большой ошибкой вхождение Резника в Национальную ассамблею, но эту ошибку он признал. К Яшину тоже есть много вопросов, и это показало голосование – съезд не поддержал его кандидатуру в бюро, потому что у него было очень много самопиара за счет вынесения в публичные сферы внутренних дел партии. Но все мы имеем право на ошибку, это не повод делиться на меньшевиков и большевиков. Я очень рад, что Явлинский услышал мнение съезда и изменил свое мнение по поводу исключения Яшина и Резника.

ВИДЕО СО СЪЕЗДА:
Видео Фрагменты дискуссии
Видео Митрохин против Резника
Видео Прощальная речь Явлинского

Анна Карпюк, 23.06.2008


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама


Выбор читателей