О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/Parties/m.5376.html

статья Мало званых - еще меньше избранных

Миша Фишман, 27.12.2000

Партийная реформа, в необходимости которой не сомневаются ни Кремль, ни ЦИК, ни Дума, прошла промежуточный этап: президент Путин внес проект закона о партиях в Думу и посвятил ему встречу с президиумом Госсовета и лидерами фракций. Идея реформы известна с конца лета: предоставить партиям эксклюзивное право участия в выборах и одновременно предъявить им жесткие квалификационные требования. В результате их количество резко сократится, партийный расклад станет более четким, а Центризбирком получит дополнительные контрольные полномочия. Партийные инициативы, как и федеративный проект президента Путина, вызывают двоякую реакцию, уже стандартную: с одной стороны, нецивилизованное мутное политическое пространство требует структуры и порядка; с другой - Кремль получает дополнительные рычаги управления неполноценной демократией.

Президент Путин шел на выборы под лозунгом перехода на мажоритарную систему и, не исключено, отказался от столь радикального ремонта, который уничтожил бы партии как класс, из сугубо меркантильных соображений: одномандатная Дума резко увеличивает политические возможности губернаторов. Так или иначе, но еще в начале года Путин заявил о "двух-трех-четырех-партийной" системе, в которой одно место уже зарезервировано за Кремлем, другое - за коммунистами, а одно-два-три еще свободны. Летом, когда стало понятно, что Кремль отказывается от планов повышения пятипроцентного барьера, партийная реформа по Путину приобрела ясные очертания. Новый президент, декларируя свободу от идеологических "комплексов" ельцинских времен, когда иметь дело с коммунистами считалось несолидным, приглашает все крупные партии к сотрудничеству.

Заявления Путина о малопартийной системе и сам проект закона, стимулирующий ее развитие, на самом деле соответствуют общей тенденции, заметной еще с прошлых думских выборов, когда партии объединялись в блоки и получали более ясные идеологические очертания. В итоге Дума стала более представительной. Сезон-2000 эту тенденцию только подтвердил: вся внутренняя политика Кремля построена на альянсах центра либо с левыми, либо с правыми; проект объединения СПС с "Яблоком" делается не по кремлевскому заказу, но по некой необходимости дальнейшей консолидации.

В этих условиях взявшийся за работу ЦИК легко убедил Думу отказаться от альтернативных проектов, поскольку по существу они мало различались между собой. Все думские фракции заинтересованы в четко обрисованной партийной системе, при которой создание новых федеральных партий становится делом крайне сложным. По вносимому в Думу проекту партия должна иметь не менее 10 тысяч членов и отделения хотя бы в половине регионов численностью не менее 100 человек. Если в течение 5 лет партия не участвует в выборах, она прекращает свое существование - ЦИК логично считает выборы главным партийным делом. (Участие в выборах может быть разным - от выдвижения кандидата в президенты и формирования партийного списка на думских выборах до выполнения определенной нормы по участию в региональных и местных выборах.) Партии, набравшие более 3 % голосов на думских выборах, будут получать из бюджета по 26 копеек в год за каждый поданный за них голос - деньги очень небольшие, но важные в смысле контроля за партийными финансами.

Важнейшая деталь кремлевского законопроекта - фактическая ликвидация региональных партий, которые лишатся права участвовать в выборах в региональные парламенты. После напряженных споров в рабочей группе ЦИК согласился не распространять эти нормы на местные выборы. ЦИК видит в региональных партиях политико-административные проекты губернаторов и мэров крупных городов. Генпрокуратуре ЦИК предлагает исключительное право приостанавливать партийную деятельность в случае обнаружения нарушений. Впрочем, в Думе уверены, что положение о роли Генпрокуратуры не пройдет: партийное строительство - единственный вопрос, в котором возможно объединение правых с коммунистами в обход Кремля.

От любого жесткого партийного закона по определению больше всего выигрывает кремлевская партия - будучи искусственным образованием, она получает гарантии жизнеспособности. Впрочем, и без того любой проект по строительству новой партии власти с нуля сегодня выглядит утопическим. Итоговая политическая конструкция, насколько ее можно рассмотреть сегодня, позволит Кремлю, как и прежде, осуществлять насилие (особенно во время выборов), но дает конкретным партиям возможности для цивилизованного развития, каких раньше не было, прежде всего в регионах. В своих публичных выступлениях президент Путин довольно последовательно выражает готовность видеть в партиях легальный институт (увы, единственный) влияния на государство. Путин вообще не против народа, а скорее за.

На фото AP: Встреча Владимира Путина с представителями думских фракций


Миша Фишман, 27.12.2000