.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/Politzeki/m.198297.html

статья Полигон гонений

13.06.2012

В разгар арестов по "делу о Болотной" правозащитники наконец заметили питерский политический процесс над активистами "Другой России". За продолжение деятельности запрещенной Национал-большевистской партии судят 12 человек.

На скамье подсудимых Андрей Дмитриев, Равиль Баширов, Игорь Бойков, Алексей Зенцов, Владислав Ивахник, Вадим Мамедов, Алексей Марочкин, Андрей Милюк, Андрей Песоцкий, Олег Петров, Роман Хренов и Александр Яшин. Тринадцатый обвиняемый, Сергей Пороховой, в ноябре 2011 года попросил политического убежища в Финляндии, его дело выделено в отдельное производство. Подробнее об уголовном деле, подсудимых, доказательствах, общественной поддержке можно почитать здесь.

Все доказательства в деле по сути являются результатами деятельности агентов спецслужб и правоохранительных органов, внедренных в активистскую среду. Суду представлены показания двух свидетелей-псевдоактивистов "Другой России"; видеозаписи собраний, проведенных на квартире, арендованной агентами полиции; экспертиза, установившая, что собрания "Другой России", посвященные участию активистов партии в "Маршах несогласных" и акциях в рамках "Стратегии-31", являются продолжением деятельности НБП. Авторы экспертизы, кстати, уже известны широкой публике. Это московские специалисты Виталий Батов и Наталья Крюкова, в прошлом году признавшие экстремистской листовку "Убей в себе раба!".

Андрей Дмитриев считает, что это уголовное дело, с одной стороны, является высокой оценкой деятельности "Другой России" в Петербурге, а с другой, безусловно, провокацией спецслужб. По мнению Дмитриева, это "пробный шар": если удастся сейчас осудить 12 другороссов, в дальнейшем можно будет использовать эту схему против любых других оппозиционных организаций и движений. "Так получилось, что мы определяем границы свободы", - говорит Дмитриев.

Хронологию преследования и фабрикации уголовного дела активисты "Другой России" отсчитывают с октября 2010 года, когда появился пресс-релиз партии с первыми предположениями о том, что в отношении питерских лидеров готовятся провокации. 10-11 ноября 2010 года Следственный комитет предъявил первые обвинения - Дмитриеву и Песоцкому по ч. 1 ст. 282.2 УК (организация деятельности экстремистской организации), Бойкову, Петрову и Яшину - по ч. 2 ст. 282.2 УК (участие в деятельности экстремистской организации).

Через несколько дней на пресс-конференции Дмитриев назвал заказчика уголовного дела против другороссов. Это первый заместитель начальника ГУ МВД по Северо-Западному федеральному округу Виталий Быков. "В его ведении находится окружной центр "Э". По нашим данным, именно эта структура вела нашу разработку в течение последних нескольких лет. И именно этот человек непосредственно курирует наше уголовное дело... Мотивация его проста - карьерный рост. В активе областного центра "Э" нет особенно громких дел, они соперничают с городским центром "Э", и господин Быков явно хочет заработать на нашем деле энное количество звездочек на погонах и получить карьерное повышение", - заявил Дмитриев.

4 марта 2011 года прошли обыски у Равиля Баширова, Романа Хренова, Алексея Зенцова, Сергея Порохового и Владислава Ивахника. В этот же день они стали подозреваемыми, через неделю – обвиняемыми по ч. 2 ст. 282.2. В марте-апреле следователи допросили около двух десятков активистов "Другой России", но не получили от них никакой информации – все активисты воспользовались 51 статьей Конституции. 15 апреля предъявили обвинение Андрею Милюку, 20 апреля – Вадиму Мамедову, в августе – Алексею Марочкину.

"Жены экстремистов" 24 апреля у суда. Фото из Живого журнала пользователя sergey-chernov
"Жены экстремистов" 24 апреля у суда

24 апреля 2012 года в Выборгском районном суде Петербурга начался судебный процесс, судья - заместитель председателя суда Сергей Юрьевич Яковлев.

Судья Выборгского районного суда Петербурга Сергей Яковлев. Фото из Живого журнала пользователя sergey-chernov
Судья Выборгского районного суда Петербурга Сергей Яковлев

Подсудимые. Фото из Живого журнала пользователя sergey-chernov
Подсудимые

В ходе первого заседания было зачитано обвинительное заключение, допрошены четыре свидетеля. В ходе допроса один из свидетелей – оперативник Дмитрий Грязнов был пойман адвокатами защиты на лжесвидетельстве по ключевому эпизоду обвинения - оперативной съемке собраний активистов. Якобы Грязнов не знал, каким образом активисты нашли квартиру, в которой проходили собрания, хотя в деле имелся рапорт Грязнова о том, что именно оперативники центра "Э" сняли квартиру для "создания условий для совершения преступления". Свидетель Соколов (также оперативник) заявил, что, осуществляя наблюдение за акциями "Стратегии-31" на протяжении всего 2010 года, он не заметил никакой связи этих акций с запрещенной НБП.

18 мая был допрошен начальник отдела развития и координации многоуровневой системы профилактики правонарушений комитета по вопросам законности, правопорядка и безопасности города Николай Струментов, рассказавший о порядке согласования акций оппозиции, а также о том, что он, неоднократно присутствуя на акциях "Стратегии-31", ни разу не видел символики запрещенной НБП и вообще какой-либо партийной символики кроме флагов "Яблока".

22 мая были допрошены пятеро сотрудников полиции. Начальник отдела управления обеспечения общественного порядка и взаимодействия с органами исполнительной власти Андрей Федоров признал в обвиняемых постоянных участников протестных акций, а также заявил, что активисты партии использовали атрибутику НБП (флаги, повязки) еще в течение полугода, а затем стали активистами "Другой России" и применяли уже ее символику. Еще трое свидетелей не смогли ни назвать фамилии, ни опознать никого из подсудимых, ссылаясь на плохую память и большой поток задерживаемых активистов. Пятый свидетель – сотрудник полиции Искандеров - узнал Песоцкого и Мамедова, но не смог назвать их партийную или организационную принадлежность.

"22 мая на суде выступали сотрудники полиции - двое братьев Никитиных и Мошков. На стадии следствия они давали показания (что отражено в материалах дела) о том, что разгоняли акции "Стратегии-31", которые организуются запрещенной экстремистской НБП, и задерживали всех 12 подсудимых. Из показаний следует, что наши фамилии им известны. Однако на допросе в зале суда эти полицейские не смогли опознать никого из подсудимых – ни по внешнему виду, ни по фамилиям, которые зачитала прокурор. И это несмотря на то, что с момента дачи первых показаний прошло всего полгода. Свидетель Мошков в итоге проговорился, что следователь ему просто продиктовал нужные показания и назвал фамилии обвиняемых. И действительно, показания полицейских записаны как будто под копирку, они абсолютно одинаковы.

В итоге уже на данной стадии можно говорить о том, что дело развалилось, однако сам процесс вызывает ощущение работы отлаженной машины, которая нацелена на определенный результат и для которой это все не важно. Прокурор, местами и судья пыталась каким-то образом помогать свидетелям обвинения. При этом я пока не могу сказать ничего плохого о судье, кроме того, что он в основном отклоняет ходатайства стороны защиты. Тем не менее, ощущение складывается именно заданности процесса и заданности его результатов вне зависимости от того, что там будет происходить. Об этом говорят и адвокаты, и другие участники процесса, и журналисты.

Мы не ждем, что нас оправдают, но будем бороться за это. Пока что ощущения от процесса складываются не самые хорошие", - написал Дмитриев по итогам заседания.

Подсудимые у здания суда 25 мая 2012 года. Фото из Живого журнала пользователя sergey-chernov
Подсудимые у здания суда 25 мая 2012 года

25 мая была допрошена соседка Бойкова Людмила Пидорич, присутствовавшая при обыске и заявившая, что от соседки знала, что Бойков "лимоновец", и что изъятия книг, брошюр и других печатных материалов она не видела, а протокол обыска она подписала не читая. В этот же день суд отклонил ходатайство адвоката Дмитриева Глеба Лаврентьева о прекращении преследования по "прослушкам" собраний за истечением срока давности (2 года). Но суд постановил, что отсчитывать этот срок нужно не с момента поступления рапорта "о совершении преступления", датированного 21 мая 2010 года, а датой возбуждения уголовного дела - 25 октября 2010 года. Кроме того, суд засекретил свидетеля обвинения, псевдоактивиста "Другой России" Михаила Сазонова (которого подсудимые считают агентом центра "Э"), который заявил, что опасается за свою жизнь и не хочет появляться в зале суда.

Андрей Дмитриев у здания суда 29 мая. Фото из Живого журнала пользователя sergey-chernov
Андрей Дмитриев у здания суда 29 мая

29 мая состоялся допрос Сазонова в условиях, исключающих аудиовизуальный контакт: свидетель находился за пределами зала суда, его голос был искажен. Он рассказал, как внедрился в "петербургское отделение НБП", но на все вопросы, связанные с сотрудничеством с центром "Э", отвечать отказывался, ссылаясь на то, что по ответам станет возможным установить его личность. Также в суде была частично оглашена справка центра "Э"», в которой идет речь о внедрении студента "Р", предложившего квартиру, в которой велась прослушка и видеосъемка, в партию "Другая Россия". По мнению защиты, студента "Р" и Сазонов (возможно, это одно лицо) является пособником в организации спланированной провокации центра "Э".

На заседании 1 июня был допрошен еще один засекреченный свидетель Анатолий Соколов. В Живом журнале петербургского отделения партии "Другая Россия" приведен подробный рассказ о допросе:

"Свидетель рассказал о том, что в 2009 году после какой-то из акций оппозиции он познакомился с одним из обвиняемых Андреем Песоцким и после беседы тот пригласил его поучаствовать в акциях и придти на собрание активистов... Как пояснил Соколов, его сотрудничество с правоохранительными органами началось после того, как на одной из акций оппозиции к нему подошли сотрудники полиции и предложили быть свидетелем по делу другороссов.

...Описывая подсудимых и то, где когда и с кем из них он познакомился, свидетель путался в показаниях, отвечал расплывчато или вовсе отказывался от ответа. При этом, говоря о "Стратегии-31", Соколов пояснил, что акция проводилась в защиту 31-й статьи Конституции и никакой партийной символики он на ней никогда не видел.

На вопрос адвоката Барамии о том, видел ли свидетель ее подзащитного Олега Петрова, когда и при каких обстоятельствах с ним познакомился, Соколов ответил, что Петрова в первый раз увидел в 2009 году и что тот регулярно ходил на собрания... В конце заседания Петров и его адвокат ходатайствовали перед судьей о направлении запроса в воинскую часть, где с декабря 2008 года по декабрь 2009 года служил Петров, о том, что молодой человек не выезжал из части в отпуск и увольнительные. Яковлев удовлетворил ходатайство.

Адвокат Андрея Дмитриева Глеб Лаврентьев также ходатайствовал об оглашении частично показаний данного свидетеля, а именно описание его первого знакомства с активистами. На следствии он утверждал, что первым, с кем он познакомился, был Константин Христофоров (произошло это у станции метро "Гостиный двор", где другороссы раздавали свою газету), а потом общался с Христофоровым несколько раз, после чего уже познакомился с Песоцким и был приглашен на собрание.

"Поясните, когда именно вы солгали?" — спросил Лаврентьев. Соколов ответил, что не солгал, а просто считал, что общался с Христофоровым поверхностно, а все подробности о партии ему рассказал Песоцкий. Кроме того, адвокат Александра Яшина отметила еще одну нестыковку – на суде Соколов сказал, что Яшин является рядовым членом партии, а в ходе следствия говорил, что тот был членом исполкома. Как объяснил Соколов, показания 2010 года неверны.

...Как заявила адвокат Андрея Песоцкого Ольга Цейтлина, секретных свидетелей в последнее время используют при отсутствии прямых доказательств вины подсудимых. "Мы не можем проверить, он ли это, находится ли он один и не пользуется ли он записями", - отметила она. "Объясняя, каким образом он стал информатором, Соколов пояснил, что к нему обратились с предложением о сотрудничестве полицейские. При этом он не отрицал того, что сам состоит в запрещенной организации, но к ответственности его за это не привлекли", - добавила адвокат".

8 июня на очередном заседании начался просмотр видеозаписей, снятых скрытой камерой на собраниях другороссов. Адвокат Песоцкого Сергей Голубок заявил ходатайство об исключении из материалов дела всех видеозаписей на основании решения Европейского суда, согласно которому доказательства, полученные при помощи полицейской провокации, не могут быть использованы в суде. Судья ходатайство отклонил и предложил вернуться к этому вопросу после просмотра всех видеозаписей. Адвокат Иван Булгаков обратил внимание суда на то, что на всех видеозаписях не указаны дата и время съемки, в свойствах дисков также не было никакой информации об этом. По мнению защиты, это означает, что файлы были перезаписаны и могли быть смонтированы. Во время просмотра видео свидетель Соколов пытался узнать на нем знакомые ему лица, но в итоге сказал, что ему ничего не видно.

Суд перенес заседание на 15 июня, чтобы поставить в комнату свидетелю отдельный телевизор.

Общественная поддержка

8 июня 2012 года на сайте Движения "За права человека" было опубликовано и открыто для сбора подписей обращение правозащитников и общественных деятелей в защиту участников "процесса 12-ти".

"Молодые люди давно попали в поле зрения органов власти в связи с тем, что активно высказывали свою гражданскую позицию, неоднократно участвовали в различных митингах и шествиях, в том числе в рамках "Стратегии-31"... Сотрудники правоохранительных органов воспользовались тем, что многие молодые люди ранее являлись членами Национал-большевистской партии (НБП), деятельность которой в 2007 году решением Московского городского суда была признана экстремистской и запрещена. Результатом продолжительной оперативно-розыскной деятельности стало возбуждение уголовного дела, производство по которому выходит за рамки здравого смысла... Мы считаем недопустимым уголовное преследование лиц по надуманным составам преступлений только за их активную критику действующей власти", - говорится в обращении, которое подписали председатель Московской Хельсинкской группы (МХГ) Людмила Алексеева и члены МХГ Валерий Борщев, Сергей Сорокин, Глеб Якунин, академик Юрий Рыжов, адвокат Юрий Шмидт, лидер движения "За права человека" Лев Пономарев, писательница Нина Катерли и многие другие.

9 марта 2011 года Правозащитный совет Петербурга выступил с заявлением в поддержку активистов.

3 декабря 2010 года Санкт-Петербургское отделение Союза писателей России выступило в защиту члена Союза, молодого петербургского прозаика и публициста, проходящего обвиняемым по делу Игоря Бойкова.

1 декабря 2010 года ряд политических и общественных деятелей Калининграда поддержали преследуемых другороссов.

24 ноября 2010 года другороссов поддержала петербургская "Солидарность".

16 ноября 2010 года на заседании бюро горкома КПРФ Санкт-Петербурга было принято решение оказать политическую поддержку петербургскому отделению партии "Другая Россия".

Фотографии Сергея Чернова

13.06.2012


в блоге Блоги
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей