.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/Politzeki/m.240621.html

статья Сергей Череповский: Политзеку выстоять легче

Дарья Костромина, 01.05.2015
Сергей Череповский перед приговором. Кадр Грани-ТВ
Сергей Череповский перед приговором. Кадр Грани-ТВ
Реклама

23-летний политзек Сергей Череповский освободился из колонии общего режима в Каменске-Шахтинском. Активист "Другой России" был одной из самых заметных фигур в оппозиционном движении Ростовской области. Два года назад Череповского задержали на первомайской демонстрации в Твери за раздачу газет и обвинили в нападении на полицейского. По сфабрикованному обвинению он получил двухлетний срок.

Юного другоросса поддержали не только однопартийцы - за акцию "Свободу Череповскому!" Веру Лаврешину тоже осудили по 318-й статье.

Пока Череповский был в колонии, роль "Другой России" в российской политике кардинально изменилась. О своей позиции по украинскому вопросу политзек говорить пока отказывается.

- Ваши первые ощущения на свободе?

- Чувствую себя неплохо. За два года мало что поменялось.

- Мало что поменялось в чем?

- Визуально мало что поменялось. А если говорить о политике, то поменялось очень много. Но я пока мало разбираюсь в ситуации, поэтому пока никаких заявлений не собираюсь делать по поводу политики. Потому что с 13-го года очень круто все изменилось, тем более для "Другой России".

- Мы хотели все-таки уточнить: ваши однопартийцы распространяли в том числе и от вашего имени заявление о том, что вы отказываетесь от поддержки правозащитных организаций, которые признали украинскую летчицу Надежду Савченко политзаключенной. Вы видели это заявление, вы его подписывали?

- Чисто физически я его не подписывал. Если вы интересуетесь моим отношением к Савченко, я считаю, она несправедливо находится в тюрьме. Если Россия ведет войну, она должна называть ее военной преступницей или еще как-то, но не заключенным, она не должна в тюрьме содержаться. Но я считаю, что Савченко - это кукла для битья. Нашли виновницу всего. Она не виновата, на мой взгляд.

А что касается заявления, конечно, чисто физически я его не подписывал, но так как я состою в "Другой России", я прислушиваюсь к тому, что говорят мои друзья, партийцы, коллеги. На мой взгляд, что мне помогали бы некоторые правозащитные организации, что не помогали бы - я не думаю, что такая позиция что-то сильно изменила. Нейтрально я, в общем, отношусь к этому. Заявление поддержал, но отношусь нейтрально.

- Какой урок вы вынесли из заключения?

- Основной урок - что нельзя сдаваться, надо продолжать борьбу независимо от кого-то, кто пытается душить свободу, нужно пытаться бороться... не пытаться, а бороться из последних сил. Мне все-таки повезло, я сидел очень хорошо, на хорошей зоне, сидел дома. Срок небольшой по сравнению с многими другими политзаключенными.

- А что значит "хорошая зона" в вашем понимании?

- Нет так называемого ментовского беспредела, мусора не бьют, не кричат. Это заслуга не только заключенных, но и в какой-то степени сотрудников УФСИН, которые там работают, которые понимают, что там тоже люди находятся.

- Чего больше всего не хватало на зоне?

- Нормальных книжек мне не хватало. Пришлось перечитать всякую перестроечную чушь, советские книги, которые я бы никогда в жизни, наверное, не читал бы, будучи на воле. Но, с другой стороны, прочитал полезную литературу. Очень понравились диссидентские книжки. Был "Архипелаг ГУЛАГ" Солженицына. Забрал с собой маленькую книжечку стихов Галича, потому что... там ее скурили бы, наверное.

- Есть ли у вас планы заниматься активизмом?

- Планы есть, в какой форме это будет происходить, я пока что не знаю. Бросать я ничего не собираюсь. Я по-прежнему считаю, что наша страна достойна большего, наш народ, как бы это высокопарно ни звучало.

- Что посоветуете людям, оказавшимся в тюрьме по политическому делу?

- Не унывать, не сдаваться. Знать, что у них всегда есть поддержка таких людей, которые сидели так же, как они, есть друзья, товарищи. У политзаключенных есть опора. У многих, кто сидит по уголовным статьям, нет опоры. У них есть мать, отец. Это много, конечно. Но поддержка со стороны тех же правозащитников или товарищей, с которыми ты вместе задерживался на мероприятиях, участвовал в политической акции... они тебя поддерживают, пишут письма - чувствуешь себя не одиноким. Я думаю, людям, которые попали за политически убеждения, должно быть гораздо легче выстоять.

- Вот вы же сказали, что нет большой разницы, поддерживают вас правозащитные организации или нет.

- Я имею в виду, нет большой разницы в физическом плане. А в моральном... теплота... Правозащитные организации поддерживают преимущественно финансами, адвокатов нанимают. Но есть же правозащитные организации, которые помогают не только материально, они еще и пытаются как-то приободрить человека. Это очень дорого в тюрьме - получать письма, неважно от кого: от ПАРНАСа, или от другороссов, или от анархистов, или от националистов получать слова поддержки.

Дарья Костромина, 01.05.2015


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей