.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/Politzeki/m.240638.html

статья Глядя в камеру

02.05.2015
Реклама
.

80756
Фото Андрея Новичкова

ФСБ завершила следствие в отношении Олега Сенцова - украинского кинорежиссера и активиста Автомайдана, против которого сфабриковано дело о терроризме. Ему грозит до 20 лет колонии. В рамках международной кампании режиссеры Аскольд Куров и Андрей Литвиненко снимают документальный фильм о Сенцове (в него войдут и кадры Граней-ТВ) и публикуют видеообращения коллег-кинематографистов в защиту крымского узника. Слово участникам международной кампании солидарности.

Вим Вендерс, кинорежиссер
Я бы сказал: "Олег! У тебя есть друзья по всей Европе. Друзья в кино и друзья среди зрителей. Мы тебя не подведем, и мы здесь, чтобы помочь тебе". Я думаю, что на самом деле единственное, что может помочь Олегу, это сделать так, чтобы о его деле стало известно, чтобы люди знали о нем. Иначе о нем забудут и он в итоге закончит свои дни в тюрьме. Поэтому мы стараемся сделать все, чтобы люди знали, что с ним происходит.
Агнешка Холланд, кинорежиссер (Польша)
Мы получили много отзывов, и многие важные европейские - и не только европейские - кинематографисты, режиссеры, актеры подписали разные письма поддержки Олегу. Также несколько фестивалей устроили своего рода демонстрацию поддержки - поставили пустые кресла, сделали его отсутствующим членом жюри. Так поступили Венеция, Сан-Себастьян, Варшава. Мой большой опыт диссидента в коммунистической стране говорит, что без деятельности такого рода о деле забывают и их очень трудно заставить изменить решение. Поэтому я считаю, что мы должны этим заниматься, даже если придется пройти длинный путь.

К сожалению, это не первый случай в истории, когда власть пытается сокрушить свободу, независимый дух - и художника. Очень часто в истории художники становились жертвами террора, авторитарного режима. Потому что они не боятся предъявлять свою правду. И знаете, правда становится своего рода первым врагом режима.

Марина Разбежкина, кинорежиссер-документалист
Если бы мне пришлось встретиться с Олегом, я бы ему пожелала, чтобы он держался, чтобы он сохранил здоровье в нормальном состоянии, хотя я понимаю, как это сложно в тюрьме, чтобы он сохранил дух, чтобы эта неволя стала для него потом источником каких-то творческих идей, потому что многие художники вышли из неволи. Главное, чтобы она его не сломала. Это очень важно. Поэтому главное пожелание для него: чтобы не сломался.

А пожелание тем, кто держит его взаперти и до сих пор не может вынести приговор, хотя таким очевидным казалось им это дело с самого начала: я хочу сказать, что иногда лучше извиниться и рассказать о своих проблемах, как это было, кстати, в судебных делах в царской России - иногда перед пленниками, которых забрали лишь по политическим делам, публично извинялись и выпускали их. Вот надо публично извиниться перед Сенцовым за то, что сделали с ним, и за то, что произошло с ним и с его народом.

Павел Бардин, кинорежиссер
Я не знаком лично с Олегом Сенцовым, я видел его фильм "Гамер", и я уверен, что это режиссер, а не террорист. Вот вкратце то, что подвигло меня выступить в поддержку, сделать то, что в моих силах: где-то поставить подпись, где-то какую-то копеечку бросить на благотворительность. Потому что я ощущаю цеховую солидарность и ощущаю, что мы находимся в одном культурном пространстве, и вижу какую-то чудовищную несправедливость в том, что прежде всего режиссера, во вторую очередь гражданского активиста обвиняют в каких-то несусветных вещах, приписывают членство в организациях, в которых он явно никогда не членствовал. Я настолько уверенно говорю, потому что я, посмотрев фильм, мне кажется, могу сделать вывод о том, что человек хочет сказать. И послание у фильма Сенцова абсолютно гуманистическое, в нем нет никакого террористического зерна. И то, что я потом прочитал про него, и то, что он сам говорит о себе, исключает применение насилия, планы взрывать других людей.
Кшиштоф Занусси, кинорежиссер (Польша)
Я подписал письмо в поддержку Олега, потому что все это дело выглядит очень подозрительно. Неясно, почему гражданин Украины обвиняется в каких-то актах, которые произошли на Украине. Эти акты так и не были раскрыты. Он наш коллега, кинематографист, и по-настоящему вопрос заключается в достоверности. Большая страна должна внушать доверие. Этот вопрос не внушает доверия. Даже многого не зная, я чувствую: здесь скрыто что-то неправильное. Я должен испытывать подозрения и должен оставаться с тем, на кого напали, но не обвинили... Это все выглядит очень подозрительно, очень сомнительно, и поэтому я чувствую своим моральным обязательством предоставить ему свою поддержку.
Борис Хлебников, кинорежиссер
Я сказал бы ему: "Здравствуйте! Мне очень понравилось ваше кино. Вы очень талантливый человек, у вас очень особенный фильм - по-настоящему особенный, свой личный и единственный. Давайте поскорее мы постараемся..." Не знаю, что сказать. Хочу сказать: "Очень хочется, чтобы вас освободили, чтобы вы были свободным человеком". Вот, собственно говоря, и все.
Майк Дауни, заместитель председателя Европейской киноакадемии
Я подписал письмо, как и другие европейские кинематографисты - от Кшиштофа Занусси и Педро Альмодовара до Стивена Долдри... Столько звезд, сколько возможно. Однако стало ясно, что такие заявления обладают не бОльшим значением для Олега, чем просто символическое заявление поддержки, потому что на деле они не оказывают никакого действия. И теперь наша работа - добраться до более высокого уровня, до ушей людей во власти, чтобы что-то сделать - в противоположность довольно важным жестам поддержки, которые являлись ключом к процессу. Однако если действия должны быть предприняты, они должны быть предприняты на самом высоком уровне. Нам нужно вовлечь наших самых старших российских членов и как можно больше людей на политической арене, чтобы это осуществить. Мы задавали вопросы в Палате общин в Великобритании, мы задавали вопросы на всех уровнях, но это не принесло нам никакого результата, и мы боимся, что Олег все-таки отправится в тюрьму.
Ребекка О'Брайен, британский кинопродюсер
В том, чтобы посадить в тюрьму кого-то вроде Олега Сенцова, или Эдварда Сноудена, или Джулиана Ассанжа, просто нет смысла - они не совершили никакого внятного преступления. Я полагаю очень важным, чтобы эти вопросы были открыты, не запрятаны, чтобы причины для обвинений были ясны. Не совершено никакого преступления, насколько об этом осведомлена широкая публика. Если вы намерены проводить аресты вроде этого, будьте вразумительны, здесь ничего не вразумительно - ни в одном из этих дел. И для нашей свободы важно, чтобы эти дела были выслушаны должным образом, а не засунуты под сукно, как в этом случае.
Алексей Попогребский, кинорежиссер
Я чувствовал, что это неправильное, неправедное и какое-то страшное дело, одно из многих. Но я не мог понять, по своему внутреннему устройству, по складу своих мыслей, почему тот факт, что человек режиссер, то есть одной вроде бы со мной профессии, должен делать его для меня особенным, отличать его от тех людей, которые сидят сейчас за то, что замахнулись зонтиком на Болотной площади или кинули предмет, похожий на апельсин или бильярдный шар. Я как-то иначе понимаю профессиональную солидарность, то есть, другими словами, для меня ее практически нет: тот факт, что человек режиссер, не делает его для меня ни лучше, ни хуже и не придает мне веры, что этот человек не мог совершить какое-то неправедное деяние или преступление.

Но, повторю, внутреннее ощущение того, что вершится какое-то неправедное дело, внутреннее ощущение того, что человек сидит за свои убеждения, у меня есть. Но это ощущение никогда не переходило в то, что называется верой: я имею в виду не веру в Бога, а веру в то... я уверен, что этот человек должен быть на свободе. Я уверен в этом! Это самое главное, в чем я уверен: я уверен в том, что он сидит за свои убеждения, у меня нету никакого сомнения в этом.

Мирослав Слабошпицкий, кинорежиссер (Украина)
Уважаемые господа - я имею в виду людей, которые задержали Олега Сенцова, - я думаю, что вы совершили ошибку. Я надеюсь, что это не злонамеренное преступление, это именно ошибка. И думаю, сейчас самое время ее исправить, потому что ситуация так или иначе изменится и справедливость так или иначе восторжествует. Я уверен, Олег выйдет на волю. И подумайте о себе, о своих детях: вы знаете, что, когда речь идет об исторических личностях (а Сенцов так или иначе стал символом - режиссер, захваченный в тюрьму), в истории остаются и палачи, и обидчики исторических личностей. Давайте все вместе попробуем исправить эту ошибку, чтобы вашим детям впоследствии не пришлось менять от стыда фамилии, как детям нацистских преступников.
Андрей Плахов, кинокритик, почетный президент Международной федерации кинопрессы
Мы очень много разговаривали с Олегом Сенцовым о кинематографе, о будущем кинематографа, о культуре, и мне сейчас очень трудно представить, что этот тот самый человек, которого сейчас обвиняют в каких-то смертных грехах и устраивают против него политический процесс. Я не сомневаюсь, что это дело чисто политическое. Олег Сенцов - человек, абсолютно не предрасположенный ни к какому насилию, тем более терроризму, он человек интернационально ориентированный, это тоже совершенно очевидно, и, кстати, это было видно по фильму "Гамер". Поэтому я абсолютно не могу даже предположить, что он планировал какие-то террористические акты против России или вообще какие бы то ни было.
Виталий Манский, российский кинорежиссер
Я хочу присоединиться к тем адекватным, здравомыслящим и достойным людям, которые требуют освобождения гражданина Украины Олега Сенцова из российской тюрьмы. Я хотел бы подчеркнуть: именно гражданина Украины, потому что он никогда не принимал российского гражданства, он родился и вырос в Крыму. Знаете, даже крепостного, наверное, нельзя продать вместе с имением, а ситуация с Крымом, которая произошла в прошлом году, никак не похожа ни на какую форму продажи, и мы все прекрасно знаем, что произошло с Крымом и что происходит сегодня с Украиной. За независимость Украины Сенцов боролся.
Ник Пауэлл, британский кинопродюссер
Я не считаю, что кого-то можно держать в тюрьме дольше недели-двух без предъявления адекватных обвинений - в этом случае их явно нет. Сначала его обвиняют в террористических атаках, потом в незаконных действиях... Это неправильно. Нужно приводить конкретный закон и ссылаться на то, каким образом он был нарушен, чтобы защита могла подготовиться. В традиции большинства либеральных стран и демократических обществ - не задерживать человека дольше одной-двух недель, если надлежащие обвинения не предъявлены, а обвиняемые должны предстать перед судом при первой возможности, чтобы суд решил, виновен человек или нет. В этом деле нет доказательств того, какие законы Олег нарушил, а если существуют улики, то их нужно немедленно предъявить в обвинениях против него, оформленных должным образом. Это касается не только Олега, но и кого угодно.
Алексей Герман-младший, кинорежиссер
Я участвую в этом проекте, потому что, мне кажется, мы живем в страшную эпоху, мы живем в эпоху предвоенную, на самом деле - уже военную, мы расколоты. И мне кажется, что в такие тяжелые моменты самыми важными понятиями должны являться милосердие и справедливость. Немилосердно, когда гибнут дети и старики в Донбассе. Несправедливо, когда убивают Олеся Бузину. И так же несправедливо, мне кажется, возможное осуждение режиссера Олега Сенцова. Я с ним не знаком, я видел его только по телевизору или в интернете, но он мне кажется человеком хорошим и светлым. И я не верю, что он хотел совершить какие-то теракты. И мне кажется, было бы здорово, чтобы у человека не оказалась поломанной и уничтоженной судьба.
Михаил Местецкий, кинорежиссер, сценарист
Этот человек сидит где-то в тюрьме по абсолютно непрозрачному обвинению. Мы получаем про него какие-то крохи информации, и все это какие-то подъездные разговоры. Его собирается судить военный трибунал как террориста, то есть может быть еще и суд закрытый. Есть информация, что его пытали, и адвокаты об этом говорят. Все это вызывает не просто тревогу, а вызывает абсолютное убеждение, что это дело проходит с чудовищными процессуальными нарушениями, что оно несправедливо. И то, что это известный человек и с ним так обходятся и так реагируют на все внимание кинематографического сообщества к его судьбе, дает понимание, какой кошмар творится с неизвестными людьми. Например, с людьми, которые обвиняются по тому же делу и которые, наверное, находятся в еще более кошмарной ситуации.
Нигина Сайфуллаева, кинорежиссер
Сил в этом противостоянии, которое способно сломить даже самых крепких людей, - и духа, и физических. И из его слов на суде видно, насколько это сильный человек. Конечно, хочется поддержать такую силу духа и пожелать держаться до конца. Это может закончиться совершенно несправедливо, не так, как мы бы все мечтали.
Алик Шпилюк, программный директор Международного одесского кинофестиваля
Я знаю Олега Сенцова лично, мы с ним много общались на профессиональном уровне, на фестивалях, в связи с его фильмом, в связи с его будущими проектами - и могу сказать, что только людям с нечистой совестью могла прийти в голову мысль обвинить Олега в террористической деятельности. Я думаю, эти люди, которые его обвиняют и которые содержат его под стражей, когда-нибудь, я надеюсь, в недалеком времени осознают, что они делают, иначе... иначе Бог им судья.
02.05.2015


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей