О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/Politzeki/m.262865.html

новость Срок Зейтуллаеву увеличен с 12 до 15 лет

27.07.2017
Реклама

90312
Руслан Зейтуллаев на апелляции. Фото Юрия Тимофеева/Грани.Ру

Коллегия Верховного суда в составе Александра Воронова (председательствующий), Олега Дербилова (судья-докладчик) и Дмитрия Сабурова по требованию прокуратуры увеличила основному фигуранту первого (севастопольского) дела крымских мусульман Руслану Зейтуллаеву срок с 12 до 15 лет строгого режима. Об этом сообщает корреспондент "Граней" из зала суда.

В качестве дополнительного наказания политзеку назначен год ограничения свободы после выхода из колонии.

Приговор вступил в законную силу.

Видео Юрия Тимофеева:

Приговор Руслану Зейтуллаеву
В апелляционном представлении на приговор, вынесенный Северо-Кавказским окружным военным судом в Ростове-на-Дону, надзорное ведомство указывало, что вмененная Зейтуллаеву часть 1 статьи 205.5 российского УК (организация деятельности террористической организации) предусматривает срок от 15 лет до пожизненного. Назначение срока ниже нижнего предела, заявляла прокуратура, "возможно лишь при наличии исключительных обстоятельств", которые в деле Зейтуллаева отсутствуют.

В этой связи ведомство потребовало для политзека 17 лет строгого режима. Именно такого срока запрашивал на слушаниях в СКОВСе прокурор Геннадий Труханов.

Тем не менее судьи дали политзеку минимальный срок заключения и минимальный срок ограничения свободы из тех, что предусмотрены кодексом.

В ВС позицию надзорного ведомства представлял прокурор Роман Гутников.

В одном заседании с представлением прокуратуры рассматривалась и апелляционная жалоба, поданная адвокатами политзека Эмилем Курбединовым и Эдемом Семедляевым. Они требовали оправдать своего подзащитного.

Сам Зейтуллаев участвовал в заседании по видеосвязи из ростовского СИЗО-1. На нем была футболка с надписью "Заказ выполнен". В сентябре прошлого года эту футболку надел на оглашение приговора другой фигурант дела - Нури (Юрий) Примов. Сам Зейтуллаев тогда был в майке с надписью "Спектакль окончен". Надписи же на футболках всех четырех фигурантов дела складывались во фразу "Спектакль окончен. Заказ выполнен. Крымские татары снова под запретом".

В перерыве заседания в ВС, а затем позже, во время выступления с последним словом, Зейтуллаев демонстрировал публике плакаты с надписями "Репрессии в XXI веке", "Обман не вечен!", "Правда победит", "Вода камень точит", "Простой строитель!", "Кому это нужно?", "Когда нас услышат?", "Терпение", "Спасибо людям".

В начале слушаний политзек потребовал допросить участкового, который дал на него характеристику, содержащуюся в деле, а также понятых, присутствовавших при обыске в его доме. Адвокаты, в свою очередь, просили вызвать в суд специалиста "Мемориала" Виталия Пономарева, чтобы он дал оценку экспертному заключению в деле.

После краткого совещания судьи отклонили эти ходатайства, заявив, будто все необходимые свидетели уже были допрошены в СКОВСе.

В знак протеста политзек в третий раз с начала апреля объявил бессрочную голодовку. Он потребовал допустить к нему украинского омбудсмена Валерию Лутковскую, генконсула Украины в Ростове-на-Дону Виталия Москаленко, а также российских правозащитников и журналистов. Кроме того, он заявил, что настаивает на своем возвращении на Украину и прекращении преследований крымских татар.

"Судебное ходатайство Зейтуллаева не связано с предметом разбирательства, принято к сведению, - объявил судья Воронов. - Переходим к прениям".

Хотя политзек выразил желание дать показания, судебное следствие открывать не стали, и показания он дал в прениях. Свое выступление Зейтуллаев начал с того, что процитировал фабулу обвинения, добавляя к каждому глаголу частицу не:не организовывал на территории села Орлиное и других районов Севастополя террористической организации, не использовал навыки для скрытой антироссийской деятельности" и т. д. "Все вышеперечисленное не имеет общего со мной и моим образом жизни", - подчеркнул осужденный.

Далее Зейтуллаев подробно проанализировал противоречия в показаниях свидетелей.

После этого он заметил: "В исходе моего дела заинтересован крымский ФСБ'шник Кожемяка, который втерся в доверие и снял видео кухонного разговора". Между тем, добавил политзек, "если разговоры о влиянии СМИ на общество, как приходит в общество разврат, записывать и считать борьбой с международным терроризмом, то в общество придет страх".

Продолжая тему фальсификации, Зейтуллаев обратил внимание, что на видео, снятым Кожемякой, называл себя амми (ар. несведущий). Между тем в деле утверждается, будто он использовал слово амир (командир, эмир).

Относительно присутствующей в обвинении формулировки "договорились встретиться еще" политзек заметил: "Для нашего народа ходить друг к другу в гости нормально".

"Я за решеткой, потому что хочу думать, - подчеркнул Зейтуллаев. - В правовом поле Украины я был правозащитником, а в правовом поле России меня назвали террористом. Каким бы ни было ваше решение, террористом я не стану. Я продолжу защищать права граждан. Я не собираюсь оправдываться за страшную формулировку "организатор террористической организации": все и так видят, кто я".

Адвокат Курбединов, выступая в прениях вслед за своим подзащитным, заметил: "Если вам кажется непонятным образ жизни крымских татар и мусульман, это не значит, что мы террористы". Адвокат Семедляев также обратил внимание на отсутствие в действиях Зейтуллаева состава преступления.

В последнем слове политзек призвал крымских татар не бояться преследований. "Даже если всех нас посадят в лагеря, весь мир будет это видеть и осуждать, - подчеркнул он. - Оставайтесь (в Крыму. - Ред.) и отстаивайте свои права и свободы... Те, кто временно уехал, - поскорее возвращайтесь в Крым".

"Если я умру в этих застенках, мои близкие будут мной гордиться, - заметил Зейтуллаев. - А для остальных я буду примером чести и мужества".

32-летний Зейтуллаев - рабочий-строитель из села Орлиное в черте аннексированного Севастополя. Он был арестован 23 января 2015 года. Согласно фабуле дела, которое вел крымский главк ФСБ, в конце марта 2014-го Зейтуллаев организовал в селах Орлиное, Тыловое и Штурмовое Балаклавского района Севастополя, а также в других частях города ячейку "Хизб ут-тахрир" для создания в Севастополе Крымского вилаята как административной единицы всемирного халифата. Как утверждается, от трех других фигурантов дела - Примова, а также Рустема Ваитова и Ферата Сайфуллаева - он требовал вести пропаганду идей "Хизб ут-тахрир", вербовать новых членов, а в дальнейшем - организовывать собственные подразделения этой структуры.

На следствии все четверо политзеков отказались от дачи показаний. Зейтуллаев не давал показаний и в ходе первого процесса по делу, который прошел в СКОВСе в середине прошлого года.

Обвинение в первом процессе также представлял прокурор Труханов. Для Зейтуллаева он, как и на повторном суде, требовал те же 17 лет строгого режима. Для Сайфуллаева прокурор запросил восемь, а для Примова и Ваитова - семь лет общего режима. В отличие от основного фигуранта, им вменялась часть 2 статьи 205.5 российского УК (участие в деятельности террористической организации), которая в редакции, действовавшей на момент инкриминированных им эпизодов, предусматривает от 5 до 10 лет колонии.

Однако судейская коллегия под председательством Вячеслава Корсакова 7 сентября 2016 года переквалифицировала обвинение Зейтуллаеву с части 1 статьи 205.5 на часть 2 и дали ему семь лет общего режима. Остальные трое политзеков получили минимальные сроки, предусмотренные кодексом, - пять лет общего режима.

Никто из подсудимых не признал вину. Выступая с последним словом, они заявили о политической мотивированности дела.

Между тем прокуратура обжаловала приговор Зейтуллаеву. 27 декабря 2016-го коллегия ВС в составе Игоря Крупнова, Александра Замашнюка и Сергея Сокерина отменила приговор основному фигуранту и подтвердила решения в отношении трех остальных.

В начале нынешнего года Примова, Ваитова и Сайфуллаева отправили в колонии. Примов содержится в марийской ИК-5 в поселке Ясный Советского района, Ваитов - в ИК-1 в Кургане, а Сайфуллаев - в кировской ИК-17 в Омутнинске. Две последние колонии имеют репутацию пыточных.

Между тем дело Зейтуллаева с февраля нынешнего года рассматривалось в СКОВСе повторно. Приговор политзеку вынесла 26 апреля коллегия под председательством Анатолия Колесника. В повторном процессе судьи согласились с обвинением по части 1 статьи 205.5. Причины, по которым политзеку дали срок ниже предусмотренного кодексом, в СМИ, насколько известно, не пояснялось.

Руслан Зейтуллаев, политзаключенный

Из последнего слова на апелляции в Верховном суде, 27.07.2017

Хочу обратиться к своему многострадальному народу, неотъемлемой части уммы. Народу, который пережил много переселений, который сохраняет идентичность, последним смог вернуться на родную землю. Хочу поблагодарить мой народ за поддержку родных и близких. Наш народ остается единым и неделимым, хотя нас пытаются стравить. Не обращайте внимания на то, что происходит. Даже если всех нас посадят в лагеря, весь мир будет это видеть и осуждать. Оставайтесь и отстаивайте свои права и свободы, не нарушая международное право. Те, кто временно уехал, - поскорее возвращайтесь в Крым, к жемчужине наших предков. Обман не вечен. То, что преподносится как борьба с терроризмом, - всего лишь страшная формулировка для запугивания.

Мама говорила мне: сынок, лучше горькая правда. Когда я подрос, я стал совершать неправильные поступки. Причиной была ложь. Стоило мне вычеркнуть ложь, как все в моей жизни кардинально улучшилось. И в этот раз правда победит.

Если я умру в этих застенках, мои близкие будут мной гордиться. А для остальных я буду примером чести и мужества.

Узнал, что Рен-ТВ снимает про меня короткометражки. Спасибо за пиар. Без вас бы обо мне никто не узнал.

Благодаря автору обвинения я узнал, что такое теократическое государство.

Терпение - это такое качество, от которого человеку становится комфортно жить. Но каждый должен подойти к этому сам.

Мы мусульмане, мы крымские татары, но мы не террористы. Осмельтесь признать, что вы просто боитесь слова истины.

Спасибо всем за внимание, и до новых встреч в судах!

Грани.Ру

27.07.2017


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама


Выбор читателей