О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/Politzeki/m.283363.html

новость Завершился суд над лидерами ингушского протеста

06.12.2021

102907
Малсаг Ужахов, Фатима Саутиева и Ахмед Барахоев в суде. Фото: Багаудин Мякиев, "Кавказский узел"

В городском суде Кисловодска завершился процесс над семью лидерами ингушской оппозиции, сообщает Правозащитный центр "Мемориал". В понедельник с последним словом выступили Малсаг Ужахов и Барах Чемурзиев.

Чемурзиев подчеркнул сфабрикованный характер дела: "Все, что следствие смогло собрать, - это то, что происходило в короткий период на одном небольшом пятачке (27 марта 2019 года на площади в Магасе. - Ред.). Это все, что прокуратура предъявляет с целью посадить восемь человек (семеро фигурантов дела и экс-глава МВД Ингушетии Ахмед Погоров, которого будут судить отдельно. - Ред.) на длительный срок по обвинению в экстремистской деятельности и организации насилия". По словам Чемурзиева, предъявленное обвинение - "сплошная фальсификация", обвинительное заключение "полно фактологических ошибок, противоречий, подтасовок". "Прокуратура утверждает, что, осуществляя экстремистскую деятельность, я дискредитировал республиканскую власть. Я ее не дискредитировал, я ее критиковал. Имею право!" - подчеркнул политзек.

По мнению Ужахова, уголовное дело - "чистейшей воды фарс, состряпанный по указанию федерального центра". В своем выступлении он цитировал русских классиков Александра Радищева, Кондратия Рылеева и современного ингушского писателя Иссу Кодзоева. "Мы, я и мои товарищи, по-философски относимся ко всему происходящему. Будет то, что будет, чего не быть в данной ситуации не могло. Но в то же время по воле Всевышнего не будет точно того, что мы не смогли бы принять, осилить и превозмочь! Нас укрепляет вера в Единого Творца и дух нашего народа!" - заявил он.

24 ноября с последним словом выступили остальные пятеро обвиняемых: Багаудин Хаутиев, Ахмед Барахоев, Исмаил Нальгиев, Муса Мальсагов и Зарифа Саутиева. Все они говорили, что невиновны: в частности, Барахоев поблагодарил прокуроров - по его мнению, "они всеми материалами дела доказали, что самого состава преступления не было".

Все фигуранты дела обвиняются по части 3 статьи 33 - части 2 статьи 318 УК (организация опасного насилия в отношении представителей власти). В основу этого обвинения положены события, произошедшие утром 27 марта на митинге в Ингушетии, участники которого требовали отставки республиканского руководства: демонстранты под руководством обвиняемых, по версии Следственного комитета, применили к силовикам насилие, опасное для здоровья, в результате чего 10 человек пострадали.

Ужахову, Барахоеву и Мальсагову также инкриминировано создание экстремистского сообщества (часть 1 статьи 282.1 УК), а остальным обвиняемым и Погорову - участие в нем (часть 2 той же статьи). "Сообщество", по версии следствия, было создано не позднее мая 2018 года Ужаховым, Барахоевым и Мальсаговым для смещения с поста главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова. Как указывает СК, "формами и методами деятельности экстремистского сообщества являлись планирование, подготовка и организация массовых мероприятий, в том числе несанкционированных, создание видеообращений к неограниченному кругу лиц, включающему в себя в том числе жителей Республики Ингушетия, и распространение их в сети Интернет, побуждение граждан к совершению противоправных действий, воспрепятствования законной деятельности представителей власти".

В качестве конкретных "преступных деяний" следствие называет призыв Ужахова к проведению несогласованного митинга 4 октября 2018 года, видеообращение Барахоева с призывом к депутатам Народного собрания Ингушетии участвовать в "шариатском суде", который прошел 15 декабря 2018 года, участие Барахоева в "суде", в ходе которого он выразил недовольство соглашением о передаче Чечне ингушских земель и назвал незаконным решение Конституционного суда по этому поводу, а также то, что Ужахов, Барахоев и Мальсагов вечером 26 марта 2019 года объявили "о бессрочном характере митинга" в Магасе, а Чемурзиев, Погоров, Хаутиев, Нальгиев, Саутиева и другие люди "распространяли ложные сведения о скором получении ими разрешения о пролонгации митинга".

Наконец, Ужахова дополнительно обвиняют в создании и руководстве НКО, деятельность которой сопряжена с побуждением граждан к совершению противоправных деяний (часть 2 статьи 239 УК), а Барахоева - в участии в такой НКО (часть 3 той же статьи).

8 ноября прокуратура запросила сроки для обвиняемых: 9 лет заключения - для Барахоева, Мальсагова и Ужахова, 8 лет - для Нальгиева, Хаутиева и Чемурзиева, 7 с половиной лет - для Саутиевой.

Прокуроры Дмитрий Хандогий и Тимур Золотовский, выступая в прениях, заявили, что Совет тейпов ингушского народа , Всемирный конгресс ингушского народа и Ингушский комитет национального единства пытались дискредитировать власть в Ингушетии, а Совет тейпов и вовсе пытался ее подменить, став теневым правительством. Подписание соглашения о чечено-ингушских границах, по мнению прокуроров, они использовали как повод для разжигания политической вражды, в том числе устраивая несогласованные митинги. "Шариатский суд" прокуроры тоже сочли устроенным для дискредитации власти - лидеры оппозиции якобы принуждали депутатов прийти на него и призывали бойкотировать избранников, которые не явятся. На митинге 26-27 марта, по версии обвинения, заранее планировалось применять насилие, его участники строили баррикады, вели себя агрессивно, кидали камни и применяли силу к росгвардейцам. Руководил демонстрантами якобы Барахоев, подсудимые будто-бы призывали их сопротивляться силовикам и не уходить с площади. Кроме того, по мнению прокуроров, ряд жителей Ингушетии - свидетелей подверглись давлению и поэтому на суде отказались от показаний, которые дали на предварительном следствии.

67-летний Барахоев и 69-летний Ужахов - ингушские старейшины, Ужахов возглавляет Совет тейпов, Барахоев входит в его состав. 49-летний Мальсагов - председатель ингушского отделения Российского Красного Креста. 31-летний Хаутиев - глава Совета молодежных организаций Ингушетии. 52-летний Чемурзиев - председатель движения "Опора Ингушетии". 30-летний Нальгиев - член общественной организации "Выбор Ингушетии". 43-летняя Саутиева - бывшая заместитель директора музея "Мемориальный комплекс жертвам репрессий". 58-летний Погоров, возглавлявший ингушское МВД в 2002-2003 годах, с 27 апреля 2019 года находился в федеральном розыске, его задержали только 26 февраля нынешнего года. Все обвиняемые находятся в СИЗО. 25 мая Верховный суд Кабардино-Балкарии выпустил Погорова под домашний арест, однако на следующий день ему предъявили новое обвинение по "экстремистской" статье и снова отправили под арест.

По "ингушскому делу" по состоянию на октябрь 2021 года были осуждены 40 человек: 38 - по обвинению в применении неопасного насилия к силовикам (часть 1 статьи 318 УК), одному вменялось опасное насилие (часть 2 той же статьи), еще одному - подстрекательство к насилию (часть 4 статьи 33 - часть 1 статьи 318). Еще 13 человек находились под следствием или их дела слушались в суде: десятерых держали в СИЗО, двоих - под домашним арестом, с одного взяли обязательство о явке в суд.

Уголовные дела также были возбуждены против 13 служащих отдельного батальона патрульно-постовой службы МВД по Ингушетии, которые на митинге 27 марта встали шеренгой между митингующими и силовиками, чтобы предотвратить столкновения. Их обвинили в групповом неисполнении приказа (часть 2 статьи 286.1 УК). 19 ноября был вынесен приговор первому из них - городской суд Пятигорска назначил Магомеду Долгиеву полтора года условного срока.

Из заявления правозащитников по "ингушскому делу"

Обвинение более чем абсурдно: начать с того, что это "экстремистское сообщество" не существовало вовсе. Весной 2018 года, когда Ужахов, Барахоев и Мальсагов, по версии обвинения, создали "сообщество", они даже не были знакомы. Все семеро познакомились только осенью 2018 года, когда по Ингушетии прокатилась волна мирного протеста против навязанного республике Соглашения о разграничении с соседней Чечней. Людей возмутило прежде всего то, что власть не пожелала обсудить с ними важнейшие вопросы, лгала обществу и фальсифицировала голосование в парламенте.

Подсудимые не организовывали этот стихийный протест, они лишь сумели выразить настроения людей и направить их действия в мирные и легитимные формы. Ингушетия показала всей России пример того, как могут и должны проходить массовые ненасильственные акции протеста: без каких-либо угроз общественному порядку и без разгона манифестаций.

...Ни одного доказательства вины в деле просто нет, вместо этого обвинение попыталось в качестве преступления представить законную публичную общественную деятельность обвиняемых. Именно это делает данный процесс чрезвычайно важным и опасным для будущего страны.

Лишь оправдание всех подсудимых оставляет российскому обществу надежду на то, что в стране будет возможна легальная и мирная общественная и оппозиционная политическая деятельность. Обвинительный приговор перечеркнет такую надежду. Россия уже проходила этот путь, его повторение ведет к новой катастрофе.

06.12.2021


новость Новости по теме