О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/Politzeki/m.284165.html

новость Крымский репортер "Радио Свобода" Есипенко приговорен к 6 годам общего режима

16.02.2022

100883
Владислав Есипенко. Кадр съемки ФСБ

Судья Симферопольского райсуда аннексированного Крыма Длявер Берберов приговорил журналиста Владислава Есипенко к 6 годам общего режима со штрафом 110 тысяч рублей по делу о взрывчатке. Об этом сообщают "Крым. Реалии" (проект "Радио Свобода") - издание, с которым Есипенко сотрудничал как внештатник. Прокурор Елена Подольная в прениях просила назначить ему 11 лет лишения свободы со штрафом 200 тысяч.

Есипенко объявлен виновным по части 1 статьи 222.1 (незаконный оборот взрывчатки) и по части 1 статьи 223.1 российского УК (незаконное изготовление взрывчатки).

9 февраля международная правозащитная организация Civil Rights Defenders призвала к освобождению всех гражданских журналистов в Крыму, в том числе Есипенко.

Накануне состоялись прения, Есипенко выступил с последним словом. Политзек рассказал, как его пытали и как ему угрожали, требуя не отказываться от признательных показаний. Есипенко заявил, что его преследуют по политическим мотивам как журналиста украинского издания: "Сотрудники ФСБ в моем случае хотели показать, насколько неприемлема свобода слова".

"Я говорил раньше в суде - у меня в 1937 году пытали и расстреляли деда. И у меня сложилось такое ощущение, что чекисты, которые были тогда, - сейчас их внуки и правнуки делают то же самое, что и в 1937 году. Я считаю, что признание проекта "Крым.Реалии" иностранным агентом - это давление на издание, в котором я работаю. Они хотят скорректировать работу свободных журналистов, которые пытаются показать то, что реально происходит в Крыму. И если приговор мне будет не оправдательный, то это будет приговор системе. Потому что в Крыму правит ФСБ - это аксиома, которая не поменяется. Если так и дальше будет, то у такой страны нет будущего", - сказал журналист.

Есипенко защищали двое адвокатов - крымский, Тарас Амельченко, и Дмитрий Динзе из Москвы. Общественным защитником был митрополит Крымский и Симферопольский Климент (Кущ). Защитники указывали в прениях на нарушения и нестыковки, допущенные в деле. Омельченко назвал "чучелом" эксперта-взрывотехника, приходившего в суд, и пообещал добиться его уголовного преследования - этот эксперт, по словам адвоката, делал выводы на основании постановления пленума Верховного суда, но "там нет ничего, что он говорил о самодельном взрывном устройстве". Омельченко рассказал о результатах эксперимента, проведенного в суде, - измерения бардачка машины Есипенко, где якобы лежал подсумок с гранатой, подкинутой журналисту. Как оказалось, длина гранаты - 14 сантиметров, а бардачка - 12 сантиметров, - она бы туда не поместилась.

Динзе указал, что противоречия между показаниями понятых и версией оперативников не позволяют точно определить, как именно проходил осмотр машины Есипенко, во время которого у него якобы нашли гранату. Адвокат подчеркнул, что первые показания крымчанин дал под принуждением, а потом отказался от них.

Как напомнил Амельченко, в материалах дела со слов Есипенко утверждается, что гранату для него подготовил сотрудник украинских спецслужб Виктор Кравчук, чтобы журналист "защищался от крымских татар и криминальных элементов". Затем Есипенко, по версии следствия, переделал гранату в мину на растяжке. "Видимо, Кравчук не знал, что он в автомобиле будет ездить. Потому что зачем ему растяжка в автомобиле в бардачке?" - спросил адвокат. Динзе также указал, что версия о защите от криминальных авторитетов не подтверждена и мотив остался неустановленным.

Адвокаты обратили внимание на то, что, по официальной версии, Есипенко после задержания был отпущен до утра. При этом в материалах дела нет ни одного документа, который подтверждает, что журналиста действительно освобождали.

Судить Есипенко начали 15 июля прошлого года. Процесс занял 14 заседаний. В суде был допрошен оперативник ФСБ Денис Коровин, который задерживал журналиста и обнаружил у него в машине взрывчатку. Коровин утверждал, что к Есипенко не применяли силу. Также показания дал эксперт Игорь Галкин, который анализировал взрывчатку: он не смог пояснить, почему решил, что гранату можно было использовать как мину - с помощью лески. Суд отказался по инициативе защиты приобщить отзыв эксперта АНО "Судебно-экспертное агенство" Виктора Чепенко, который раскритиковал экспертизу следствия.

По версии обвинения, Есипенко 26 февраля достал взрывное устройство в разобранном виде из тайника в районе села Победа Первомайского района Крыма. Следствие утверждало, что устройство в схрон положили оперативники СВР Украины, но в обвинительном заключении сказано, что это сделали "неустановленные лица". Затем Есипенко якобы перевез компоненты бомбы в Симферополь, где собрал ее из корпуса ручной гранаты РГД-5 и запала для гранаты УЗРГМ с самодельными доработками.

ФСБ также заявляла, что Есипенко якобы вел фото- и видеосъемку местности, объектов жизнеобеспечения и мест массового пребывания людей в Крыму. По версии российской спецслужбы, арестованный расcказал, что собирал информацию "по заданию офицера действующего резерва 8-го отдела 5-го департамента СВР Украины" полковника Виктора Кравчука, а взрывное устройство по его рекомендации хранил в своей машине "для обеспечения собственной безопасности".

Есипенко задержали 10 марта 2021 года возле села Перевальное, когда он ехал на машине со своей знакомой Еизаветой Павленко из Алушты в Симферополь. Павленко и Есипенко при задержании разделили, ее отвезли домой, где провели обыск и изъяли всю технику. Павленко на суде говорила, что не видела у Есипенко никаких гранат или иных взрывных устройств (журналист останавливался в Крыму у нее).

После задержания Есипенко отвезли в подвальное помещение, где до утра следующего дня пытали током и избивали, заставив дать признательные показания, а затем под угрозой новых пыток вынудили дать интервью генеральному продюсеру телеканала "Крым 24" Олегу Крючкову. В беседе с Крючковым Есипенко подтвердил, что у него в машине якобы была найден взрывчатка, которую он взял из схрона по наводке офицера украинских спецслужб Виктора Кравчука, и что он сотрудничал с Кравчуком, отсылая ему материалы, которые снимал для "Крым. Реалий". В частности, Есипенко якобы по заданию редакции "Крым. Реалий" снимал недвижимость президента Украины Владимира Зеленского в поселке Ливадия на Южном берегу Крыма (квартирой в Ливадии владеет жена Зеленского Елена).

12 марта Киевский райсуд Симферополя арестовал Есипенко. К арестованному до апелляции пытались попасть несколько независимых адвокатов. Вместо них дело вела адвокат по назначению Виолетта Синеглазова. Адвокаты Алексей Ладин и Тарас Омельченко обжаловали арест, Синеглазова делать этого не стала.

После публикации интервью Есипенко отказался свидетельствовать дальше и воспользовался 51-й статьей российской Конституции. 6 апреля на заседании верховного суда Крыма, где рассматривалась апелляция на арест, журналист заявил о пытках.

В середине марта Есипенко встречался с начальником крымского УФСБ генералом Леонидом Михайлюком. Тот заявил, что журналист работает на "вражескую структуру", однако пообещал мягкий приговор - "получишь три года условно и поедешь домой, как и планировал". Перед встречей у Есипенко несколько раз брали мазки - он предполагает, что их нанесли на вещдок - гранату. Также в СИЗО журналиста несколько раз посещал майор ФСБ Коровин и угрожал ему, требуя отказаться от адвокатов по соглашению, нанятых женой Есипенко. Журналиста возили на следственные действия и в какой-то момент он встретился с Омельченко и согласился, чтобы тот его представлял. Через несколько дней после первой апелляции на арест Есипенко вывезли в управление ФСБ под предлогом следственных действий, а затем снова привезли в полуподвальное помещение с камерой и решетками. Там двое оперативников снова угрожали Есипенко, но пытать не стали. Затем его вернули в СИЗО.

Освобождения Есипенко требовали президент медиакорпорации "Радио Свободная Европа/Радио Свобода" Джейми Флай и украинские правозащитные организации.


16.02.2022


новость Новости по теме