.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/President/m.112104.html

статья Поминки по референдуму

Илья Мильштейн, 29.09.2006
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

Как свидетельствуют очевидцы, обстановка в ЦИКе, где принималось историческое решение о референдуме, была очень спокойной. Словно в начале поминок, когда еще трезвые скорбящие боятся неловким словом нарушить печальное торжество. Глава ЦИКа Александр Вешняков мягко излагал приунывшим осетинским гостям тонкости российского законодательства. Руководитель его экспертной группы Нина Кулясова подробно разъясняла, почему именно этот референдум эксперты единодушно признали не соответствующим Конституции. Когда печальные речи отзвучали, Вешняков тихо спросил у собравшихся возле телеэкрана (траурная процедура проходила в рамках телемоста), понятен ли им вердикт. "Нет, у нас нет вопросов", - горько откликнулся глава избиркома Северной Осетии Константин Кадиев.

Поминали третий срок президента Путина. Тот самый, что северные осетины из таинственного движения "Согласие и стабильность" давно уже предлагали России утвердить путем референдума. И вот дело дошло до Вешнякова. При нем, буквально на руках у Александра Альбертовича и его экспертов, этот референдум испустил дух, а безутешным создателям было сказано, почему это случилось и как. При том, что никто из собравшихся не позволил себе ни одного худого слова про третий срок. Все выглядело очень достойно.

Выяснилось, что господа из "Согласия и стабильности" неправильно сформулировали обращенный к россиянам вопрос. "Согласны ли вы с тем, что одно и то же лицо не может занимать должность президента РФ более двух сроков подряд?" - записали они на бумажке, поданной в Центризбирком, и ошиблись. Такое голосование, как им сообщили, "не предполагает никаких правовых последствий." Поскольку ответ "нет", на который они так рассчитывали, означал бы провал референдума. А положительный ответ не позволял Владимиру Путину баллотироваться на третий срок. Конечно, закон dura, но это закон. И погас телеэкран, и начальство во Владикавказе понуро разбрелось по своим кабинетам.

Говоря всерьез, все это страшно интересно. Ибо мрачная тайна третьего срока в эти дни меркнет рядом с шарадой, загаданной нам путинолюбивыми регионалами. Они что, не могли там в своем избиркоме сочинить другой, юридически грамотный вопрос? Типа "хотите ли вы Путина снова и снова?", но но, конечно, в других, более политкорректных выражениях. На что благодарный среднестатистический россиянин ответил бы "да" - и дело с концом.

Но печаль на лицах расточившихся в телепространстве отказников была неподдельной, как и горечь в словах главы "Согласия и стабильности" Валерия Гизоева. Пусть юридически ЦИК прав, сказал он, но задумались ли коллеги о политических последствиях своего решения? При Путине на Северном Кавказе наступили согласие и стабильность, а что будет после его ухода? И вообще: "Конституцию писали для людей, почему они должны страдать от того, что не могут ее изменить?"

У человека горе, и спорить с ним сейчас представляется бестактным. Так что вопрос о юридической подкованности соотечественников из Владикавказа повисает в воздухе вместе с другим вопросом: останется с нами гарант после 2008 года или уйдет на волю?

Циники утверждают, что Гизоев со товарищи для того и придумали такой вопрос, чтобы пропиариться у себя на малой родине, но не принуждать президента к третьему сроку. Романтики указывают, что не за горами обсуждение в Думе предложения чеченских парламентариев, которые попросту предложили изменить Основной Закон. А это у нас легко: две трети депутатов Госдумы и три четверти сенаторов нажмут кнопки - и пожалуйста, Путин в соответствии с новой Конституцией может стать хоть пожизненным гарантом. Самые наблюдательные из прагматиков, фиксируя уже разгоревшуюся внутривидовую борьбу между "Единой Россией" и собирательной партией ЖПР, полагают, что президент реально устал от них от всех и желает воспользоваться конституционным правом на отдых.

Кому верить? Что будет? Кто виноват? Ясно лишь одно: политическая жизнь в стиле спецоперации, которую мы наблюдаем с августа 1999 года, не обещает божьей благодати в оставшиеся предвыборные полтора года.

Известно также, что свои проблемы эта власть решает двумя способами. Либо строго законными, с ее точки зрения, на одной отдельно взятой судебной площадке - как в деле НТВ или "ЮКОСа". И тут напрашивается вывод, что операция "Преемник" будет проводиться грубо, но в соответствии с действующей Контитуцией. Либо по канонам кровавой конспирологии. Тогда война и взорванные дома становятся намертво связанными с растущим рейтингом наследника, объявленного в Кремле, а теракт в школе - с отменой губернаторских выборов. И тут уже работает другая схема: никаких преемников, но скоропостижное избрание Путина на третий срок или даже отмена выборов.

Ждать нам еще довольно долго. На мой взгляд, в Кремле пока ничего окончательно не решено, и все политические телодвижения совершаются с осторожной оглядкой на того, кто должен сказать последнее слово, хотя уже пообещал уйти. Осторожные драки под ковром, осторожные прилюдные схватки, осторожные призывы к референдуму о третьем сроке, осторожный отказ. Все только начинается. Скорей бы кончилось. Если нет других, первый вариант предпочтительней.

Илья Мильштейн, 29.09.2006

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей