.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/President/m.134176.html

статья Республиканцы, демократы и монархия

Владимир Абаринов, 04.03.2008
Владимир Абаринов
Владимир Абаринов
Реклама
опрос Статья

Кто реально будет править страной в ближайшие годы?


Смотреть результаты

На сессии последней видел он
Спектакль, и благородный и занятный,
Как в тоге конституции на трон
Король восходит с миною приятной.
Обычай этот деспотам смешон,
Но век свободы скоро, вероятно,
Научит их, какая благодать -
Доверием народа обладать.

Байрон. "Дон Жуан" (пер. Т. Гнедич)

Американская социологическая служба Gallup опубликовала результаты своего регулярного опроса об отношении американцев к различным странам мира. В списке 22 государства. Оказалось, наиболее дружелюбно граждане США относятся к Канаде и Великобритании, наименее - к Палестинской Автономии, Северной Корее и Ирану. Россия попала ровно в середину списка, на 11-е место: она нравится 48 процентам американцев и не нравится 46, а 5 процентов не имеют о России никакого мнения.

При таком раскладе неудивительно, что российским президентским выборам американская пресса уделила немного внимания. Ведь пресса сообщает новости, а новости-то как раз и не было.

Но политикам отмолчаться не довелось. Первой комментировать смену власти в Кремле выпало Хиллари Клинтон. На теледебатах в прошлый вторник ее спросили, что она думает о наследнике Путина. Она ответила, что это "тщательно подобранный преемник. Он, разумеется, приведен к власти Путиным, Путин сможет контролировать его. Он лицо несамостоятельное". А затем выразилась так: "Учитывая претензии России на роль в европейских делах и ее поддержку ядерных амбиций Ирана, нам необходимо выработать более реалистичную и эффективную стратегию по отношению к России. Но у меня нет никаких сомнений в том, что, хотя мне как президенту, быть может, и придется встречаться с человеком, на котором висит бирка "президент", решения будет принимать Путин".

Имени нового президента России она в точности не знала - вернее, знала, но произнести его правильно не смогла.

Ее соперник Барак Обама согласился с такой оценкой и добавил, что не будет повторять ошибку Джорджа Буша, который, заглянув Путину в глаза и увидев там душу, "бросил отношения с Россией на произвол судьбы как раз в то время, когда Путин занимался удушением оппозиции, сосредотачивал власть в своих руках, бряцал оружием на своих европейских соседей и государства, прежде входившие в состав Советского Союза". "Этот подход, - сказал Обама, - необходимо изменить".

Но модератор дискуссии пошел дальше. Он спросил: "Что если он скажет российским военным: "Знаете что? А давайте-ка поможем Сербии вернуть Косово". Что сделает президент Обама?"

Обама ответил, что из признания США и их союзниками независимости Косово "вытекают определенные обязательства", тем самым дав понять, что не допустит вторжения.

На следующий день вопрос о новом российском президенте был задан президенту Бушу. Тот признался, что тоже знает о Медведеве немного (фамилию, впрочем, произнес правильно). А на вопрос: "Не марионетка ли он г-на Путина?" - ответил: "Я бы так не сказал". И пустился в риторические рассуждения о важности поддержания партнерских отношений с Москвой.

Неосведомленность президента и кандидатов неудивительна - вашингтонские эксперты, которым по долгу службы полагается знать, тоже практически ничего не знают ни о Медведеве, ни о том, как пройдет дележ властных полномочий и кто в Москве будет главным.

Откровенно заявив, что материала для анализа крайне мало, сотрудник Центра стратегических и международных исследований Эндрю Качинс, прославившийся в России своим сценарием убийства Путина, говорил, что новый президент молод и принадлежит к поколению Х, что он вырос в гораздо более комфортабельной, нежели Путин, среде, в семье интеллигентов, что был предпринимателем, что, наконец, не служил в КГБ ("насколько известно", оговорился оратор). Что же из этого следует? Да, собственно, ничего.

Американцам, каждый день наблюдающим, как пресса раскрывает всю подноготную участников президентской гонки, нелегко понять, каким образом в России президентом вот уже дважды становится "темная лошадка".

Пытаясь восполнить острую нехватку информации, кремленологи тщательно вчитываются в красноярскую речь Медведева в поисках хоть каких-то намеков на грядущий политический курс. Усматривают в ней скрытую критику Путина. Гадают, намерен ли преемник всерьез бороться с коррупцией и каков в этом случае будет ответ силовиков. Известный специалист по экономике постсоветских государств Андерс Ослунд напомнил, что в Вашингтоне в свое время недооценили Горбачева, и посоветовал не повторять ту же ошибку с Медведевым, который вполне может оказаться тайным либералом.

По словам Ослунда, экономика России пребывает на самом деле в плачевном состоянии. Путин с гордостью говорит об экономическом росте в 7-11 процентов, но среди 15 бывших советских республик Россия занимает по этому показателю лишь 12-е место. Что касается инвестиций, то они на треть, если не наполовину, разворовываются в виде взяток и откатов. В социальной сфере не делается вообще ничего. Все экономические успехи восьми путинских лет - результат реформ Ельцина, которые именно при Путине принесли плоды. "Путин пришел за накрытый стол, - сказал Ослунд, - и в настоящее время почти все доел". По этой причине Медведеву, дескать, не придется почивать на лаврах. Далее начались гипотетические рассуждения о том, что перед лицом общей угрозы враждующие кланы силовиков забудут прежние распри и окажут отчаянное сопротивление вплоть до переворота.

В дуумвират "Медведев-Путин" никто особенно не верит. Предположение о скрытом либерализме новоизбранного президента повлекло за собой саркастическое замечание еще одного эксперта, Сары Мендельсон. "Я не верю, - сказала она, - что Путин восемь лет разрушал институты гражданского общества для того, чтобы теперь помазать на царство скрытого либерала". Мендельсон полагает, что властные полномочия, всего вероятнее, постепенно перетекут к премьер-министру, а президент останется символическим должностным лицом, вроде как в Германии.

Но существует и другая вероятность. Что если Медведев, спросила Сара Мендельсон, не назначит Путина премьер-министром? Или назначит, но не пожелает делиться с ним властью? Здесь опять начинаются сценарные развилки...

В одном эксперты согласны: до вступления в должность нового президента США в двусторонних отношениях ничего не изменится: Медведев будет ждать ухода Буша, как его предшественник ждал ухода Клинтона. Что и подтвердилось весьма вялыми комментариями Белого Дома и Госдепартамента.

Владимир Абаринов, 04.03.2008

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей