.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/President/m.147017.html

статья На десятый день

Наталья Александрова, 30.01.2009
Похороны Станислава Маркелова. Фото Дмитрия Борко/Грани.ру
Похороны Станислава Маркелова. Фото Дмитрия Борко/Грани.ру
Реклама
цитата Дословно

Дмитрий Муратов

Медведев провел встречу без присутствия прессы, но разрешил мне рассказать то, что я сочту возможным об этой встрече рассказать. Михаил Сергеевич (Горбачев. - Ред.) первым делом сказал Дмитрию Анатольевичу, что, наверное, это ошибка, что сразу же президент страны сразу не выразил свое соболезнование и не охарактеризовал каким-то образом произошедшую трагедию. Мне был очень интересен аргумент Дмитрия Анатольевича, который сказал: "Нет, я считаю, что я сделал это правильно". И вот аргумент, который я не могу не разделить, приведенный президентом. Заключается он в том, что любое заявление политического лидера страны дало бы следствию своеобразное направление, дало бы следствию своеобразное задание, по которому оно должно идти. Как юрист, Медведев посчитал невозможным это сделать. Он также посчитал для себя невозможным своеобразный пиар на крови, за что достаточно иронично отозвался о своем украинском коллеге, это его оценка.

"Эхо Москвы", 29.01.2009

Выдержав долгую паузу, президент Медведев на встрече с Дмитрием Муратовым и Михаилом Горбачевым все-таки выразил сожаление по поводу гибели адвоката Маркелова и журналистки Бабуровой. Означает ли это, что путинский преемник изменяет жесткому курсу предшественника? Говорят Юлия Латынина, Виктор Шендерович и Александр Черкасов.

Юлия Латынина, журналистка:

Путин уехал в Давос, а Медведев позвал Муратова. "Кот из дома - мыши в пляс".

Мне кажется, нехорошо пинать Медведева - вот, мол, сначала не позвал, а потом позвал, - потому что психологически гораздо проще сделать ошибку, чем потом в ней признаваться. То есть если уж неделю вы все молчали, а вас за это пинали, то потом что-то сказать даже на частной встрече гораздо сложнее.

Вот представьте себе, что Медведев или Путин в первые дни отверзли уста и что-то сказали. В соответствии со стилистикой нашей власти они могли сказать только одно: наше государство, только что вставшее с колен, опять пытаются трахнуть не то слуги Запада, не то ошметки Березовского, не то подонки - не допустим, разорвем. Ничего другого они просто не могли бы сказать, потому что все остальное было бы воспринято уже как измена Родине со стороны товарища Медведева. После чего образовалась бы куча всяких Бастрыкиных и Чаек, которые бы кричали: да мы это уже, блин, раскрыли, это во всем Березовский виноват, или Невзлин, или Джордж Буш, или Барак Обама, или кто у них там на очереди.

Вы поглядите на дело с другой стороны. Вам обидно, что они промолчали? А вы скажите спасибо, что они не сказали, что во всем Березовский виноват. Это уже прогресс.

А если бы у Муратова был какой-то шанс помочь раскрытию этого убийства, он пошел бы не то что к Медведеву, а к черту с рогами.

Виктор Шендерович, писатель, публицист:

Мне кажется, это история неловкая с обеих сторон. Мне кажется это ошибкой. Если бы президент сразу высказал свою позицию по этому вопросу, как делают президенты других стран, когда убивают в центре столицы, это была бы одна история. А когда проходит столько времени и потом это делается таким несколько искусственным образом, это история совершенно другая.

Со стороны любимого мною и уважаемого Дмитрия Муратова и уважаемого Михаила Сергеевича представление о том, что визит к Медведеву способен добавить какой-то процент к вероятности поимки убийцы Маркелова и Бабуровой, кажется мне иллюзией. Номенклатура умеет понимать сигналы, и если бы Медведев в жесткой форме заявил что-то такое в первые же часы после убийства, силовики сообразили бы, что надо ловить по-настоящему, вставать на уши и ловить просто под страхом расформирования. А сейчас все понимают, что это пиар, вынужденная мера, и я думаю, что, к сожалению, большой пользы от этого не будет. Если впоследствии выяснится, что именно этот ход помог каким-то образом делу, то я извинюсь, но я в это не очень верю.

Александр Черкасов, правозащитник:

Бывают ситуации, когда молчание выразительнее любых слов. Здесь молчание длилось десять дней, и хорошо, что оно прервалось, потому что прервать молчание можно по-разному.

Вспомним, как выразительно молчал и как выразительно говорил Путин после катастрофы с подлодкой "Курск". Сейчас другие интонации. Обсуждать в связи с этим Медведева у нас еще будет время, главное что мы запомнили все сказанные слова и молчание. Увы, не нашлось никакого сообщества, которому президент мог бы сказать свои слова по поводу убийства Станислава Маркелова, и поэтому он встречался с представителями "Новой газеты". Наверное, это что-то говорит об адвокатском сообществе. А от обсуждения самих слов, произнесенных на этой встрече я воздержусь.

Наталья Александрова, 30.01.2009


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей