.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/President/m.182571.html

статья Героинческий целитель

13.10.2010

Участь экс-главы нижнетагильского фонда "Город без наркотиков" Егора Бычкова вызвала сочувствие в Кремле - президент Дмитрий Медведев после вмешательства общественных деятелей, в частности, лидера группы "Чайф" Владимира Шахрина, поручил Генпрокуратуре взять под контроль дело борца с наркоманией. Приговор, вынесенный Бычкову за насилие по отношению к "пациентам", обжалован и будет пересматриваться.

Егор Бычков. Фото УралПолит.Ру
Егор Бычков, экс-глава фонда "Город без наркотиков"
(О "лечении" в центре фонда "Город без наркотиков)

21 день длится карантин, когда наркоман сам себя приковывает наручниками к кровати. Все это время он находится на ограниченном питании: хлеб, вода, лук, чеснок. Это необходимо для быстрого вывода наркотиков из организма. Спустя 21 день карантина, наркоман уже свободно живет в центре примерно полгода - год. Здесь он занимается спортом, работает, получает минимальные профессиональные навыки. Ведь наркоманы в большинстве своем тяжелее шприца ничего в руках не держали. Конечно же, мы уделяли внимание духовному воспитанию: центр у нас располагался в православном приходе. Наркоманы ходили на службу, батюшки их исповедовали, причащали и даже многих крестили. Цель была показать им, что можно жить без наркотиков, и эта жизнь намного лучше. Мы выезжали на шашлыки, на природу, на базы отдыха, купались, ходили в баню, сауну, на футбол, волейбол, даже на картинг мы их вывозили.

Алексей Николаев, врач-нарколог
Фонд "Город без наркотиков" известен мне довольно давно. Методы, которые используют в своей работе сотрудники Фонда, кажутся мне негуманными. Опийная абстиненция сопровождается ОЧЕНЬ мучительными ощущениями, и оставлять страдающего человека без медицинской помощи в такой момент я считаю неправильным и жестоким. Наркотическая зависимость как заболевание, к сожалению, неизлечима. Возможна ремиссия, которая может быть очень даже длительной. Я считаю, что лечение наркотической зависимости должно быть добровольным со стороны пациента. Не договор с родственниками, а личное, высказанное и подписанное пациентом согласие на подобную жесткую детоксикацию (это не лечение!) - только это является основанием для, подчеркиваю, добровольной госпитализации. Кроме того, у пациента должна быть возможность самостоятельно прервать детоксикацию, если на то будет его желание.

Я уверен, что каждый человек имеет полное право распоряжаться своей жизнью. Употреблять вещества, заканчивать жизнь суицидом или прибегать к эвтаназии. Это неотъемлемое право каждого человека. Надеюсь, что наступит время, когда наркозависимые, не имеющие желания избавляться от своих болезненных пристрастий, будут получать бесплатный героин или метадон по простому рецепту врача в простой аптеке.

Что касается процесса Егора Бычкова, то я считаю, что в этом деле менты хотят показать, что работают. Споры в обществе по поводу этого процесса рассудит время. Думаю, что для ситуации с наркоманией в регионе "дело Бычкова" не будет иметь никаких последствий.

Специально для Граней.Ру
Владимир Шахрин
Владимир Шахрин, лидер группы "Чайф"
Я понимаю, что закон есть закон, и если где-то (я действительно не знаю всех тонкостей дела) он его нарушил, то ему могло быть какое-то предписание не заниматься этим в этой форме, но не тюремное наказание. Закрыть парня в тюрьму, в ту же самую, куда он сдал этих наркобарыг, - это просто его взять и практически к стенке поставить, только еще чтобы помучился. Я не берусь судить с точки зрения юридической, но с точки зрения нравственной, я считаю, бесчеловечно решение суда.

Возможно, это не самый гуманный и лучший метод лечения от наркомании, возможно, все они действительно не профессионалы и доктора, но они не от хорошей жизни этим занимаются. У них совесть болит, они смотреть не могут, как их город погибает. Если бы всем этим занималось государство, если бы всем этим занимались правоохранительные органы и органы здравоохранения, то Женя Ройзман (руководитель екатеринбургского "Города без наркотиков" - ред.) занимался бы наукой, а Егор Бычков, наверное, ходил бы на дискотеку, как остальные все ребята.

Дмитрий Медведев, премьер-министр России
Я несколько дней назад увидел его (Егора Бычкова. - Ред.) обращение в Сети. Надо разобраться в любом случае внимательно. Вы (лидер группы "Чайф" Владимир Шахрин. - Ред.) сказали - я услышал. Попрошу обратить внимание на то, что там происходит, не вмешиваясь в ход судебного процесса и чтобы не конфликтовать с законом.

В советский период вообще о наркомании не говорили. Считалось, что в нашей стране этой проблемы нет. И сейчас в общем тема наркомании - она не самая популярная и в СМИ, потому что она такая же неприятная, как многие другие. Об этом стараются не говорить, потому что по законам телевизионного жанра об этом говорить не надо - испортишь настроение телезрителю.

Александр Подрабинек, журналист, правозащитник, бывший политзаключенный
Проблема только в том, что нельзя помогать людям против их воли. Многих это обстоятельство совершенно не смущает. Едва ли не большая часть слушателей "Эха Москвы", обсуждавших дело Бычкова, считает, что жестокость по отношению к наркоманам не только уместна, но и необходима. Жестокость – знамя нашего общества, символ нашего времени. Право наркомана, самоубийцы или соискателя эвтаназии самостоятельно распоряжаться своей судьбой большинством людей вообще не учитывается. Стоит ли удивляться тому, что государство пренебрегает правами человека в масштабах всего российского общества, если даже отдельные люди, при значительной общественной поддержке, считают, что они вправе решать за другого человека его судьбу?
Юлия Латынина, журналист
Помните, у нас вице-премьер Шувалов как-то выступал, говорил, что люди сами должны бороться с пожарами, гражданскую инициативу надо проявлять. Вот Бычков проявил. А до него проявлял "Город без наркотиков", и проявляет: это сильная организация, она сумела выжить. И когда "Город без наркотиков" начал ломать барыг, то первое, что было сказано: "Это вот уралмашевские бандиты делят рынок, они сами хотят торговать наркотиками".

Дело в том, что фонд "Город без наркотиков", помимо того, что он арестовывает с помощью ФСКН и своих людей в милиции наркоторговцев, он еще и лечит наркоманов. А наркоманов эти ребята – благо, они такие крутые российские парни – лечат очень просто: они просто всухую пристегивают наркомана к шконке наручниками, и он там ходит под себя, пока всухую не переломается.

Как ни странно, это оказывается чрезвычайно эффективно, в фонде очень высок процент излечения. Причем понятно, что наркоманы на это идут сами и с согласия родителей. Но представьте себе, что вы наркомана в состоянии вот этой ломки забираете в милицию и просите написать заявление, что его мучают. Да он что угодно вам напишет за то, чтобы ширнуться героином.

Михаил Федотов. Фото с сайта www.newsinfo.ru
Михаил Федотов, глава президентского совета по правам человека
К сожалению, я не обладаю всей полнотой информации по этому уголовному делу, но мне очевидно, что наше законодательство не решает главный вопрос о том, как нужно поступать с людьми, которые являются наркоманами, и которых их родители пытаются спасти от неминуемой гибели от наркотиков. Что касается дела Бычкова, мне кажется, что суду надо было больше разбираться с субъективной стороной преступления. В уголовном праве есть понятие "состав преступления", то есть умысел - на что направлен был умысел? Умысел был направлен на то, чтобы похищать людей? Умысел был направлен на то, чтобы их избивать? Или умысел был направлен на то, чтобы их избавить от наркотической зависимости? Если умысел был направлен на избавление от зависимости, то в этом нет состава преступления. Это умысел не преступный. Он не предусмотрен нашим уголовным законодательством.

Я думаю, наш совет специально поинтересуется материалами данного дела, естественно, мы не будем вмешиваться в судопроизводство, но проблема, которая высвечивается этим делом, она очень важна, и безусловно, мы будем ее обсуждать.

Евгений Ройзман, политик
200 операций по Тагилу успешных. Крупнейшие наркоторговцы сидят. Понятно, что правоохранительные органы, кто кормился, конечно, им это не нравится. Это всем продажным не нравится. Все понимают, общественность вся на стороне Егора и понимают, что он получил срок только за свою гражданскую позицию, за активную борьбу с наркотиками.
Павел Данилин
Павел Данилин, шеф-редактор сайта Кремль.Org
Господин президент! Для того чтобы избежать повторения таких диких случаев, поручите соответствующим органам в тесном контакте с общественными организациями разработать и внести в Государственную думу проект законодательства по реабилитации наркозависимых в нашей стране.

Я обращаюсь к вам, господин президент, потому что это тот самый минимум, который мы, граждане России, можем сделать сегодня. Сегодня, после того как общество получило отчетливое послание от прокуратуры Нижнего Тагила и от суда Дзержинского района этого города: за попытку противостояния наркомафии, за попытку наведения порядка в городе, где этот порядок неспособны обеспечить представители государства, нам, гражданам России, грозит вполне реальный срок. В зоне строгого режима.

Владимир Варфоломеев. Фото с сайта "Эха Москвы"
Владимир Варфоломеев, заместитель главного редактора "Эха Москвы"
Никому не желаю оказаться в заключении, особенно в российских условиях, а потому стараюсь не сильно аплодировать обвинительным приговорам, даже если тот или иной человек реально заслуживает наказания.

То, чем занимался Егор Бычков, вызывает у меня безусловное неприятие. Заявленная цель борьбы с наркоманией, без сомнения, благая. Но избранные методы этой борьбы отвратительны. Если подобным образом действуют все структуры, работающие под маркой "Город без наркотиков", то все они должны быть остановлены.

Евгений Брюн
Евгений Брюн, главный нарколог России
Я уважаю их (фонда "Город без наркотиков. - Ред.) позицию и разделяю ее полностью, но не насильственными методами. Эта драма - она следствие того, что у нас нет законов по лечению, профилактике и реабилитации больных наркоманией.
Матвей Ганапольский. Кадр "Первого канала"
Матвей Ганапольский, журналист
Очень важно, что Общественная палата Свердловской области не то чтобы защищает 23-летнего руководителя клиники, но держит это дело под контролем. Обращение Общественной палаты с призывом провести дополнительную проверку дела не кажется лишним - гособвинители утверждают, что "бывшие наркоманы дали показания против организаторов центра" - это цитата.

Но у меня вопрос: что значит "бывшие наркоманы"? Если это те, которые излечились в центре Бычкова, то почему они его обвиняют? А если они "бывшие" только на словах, потому что настоящие наркоманы не могут свидетельствовать на суде, то, может, следует разобраться не с Бычковым, а с самим правоохранительными органами?

Николай Троицкий
Николай Троицкий, журналист
Первое эмоциональное впечатление: прокуратура пошла на поводу у наркомафии. Цыганский поселок следует просто сжечь, наркоторговцев - убивать на месте без суда и следствия, наркоманов изолировать от общества, лечить насильно, жестоко, без церемоний и мерлехлюндии...

Понимаю, что размечтался. Но очень уж мерзки "правозащитники", которые вечно борются за "права человека" всякого отребья. Сами небось дурью балуются, вот и выступают со своей слюнтяйско-чистоплюйской херней. Ну а суды, прокурорские и менты на Урале насквозь куплены наркомафией. Это понятно.

Другое дело, что, если рассуждать рационально, то надо не нарушать закон - а Бычков его нарушал, судя по всему, - а изменить статьи закона. Но похоже, наркомафия подкупила и Госдуму.

Или ну их, хрен с ними? Сами сделали себя безнадежно больными и нехай подыхают? Вот меня никакими силами на наркоту не подсадишь. И всех моих друзей и знакомых. А мудаков, которые подсаживаются, стоит ли жалеть? Вопросы, вопросы, вопросы. Ответов у меня пока нет.

Михаил Пожарский, сопредседатель Национал-демократического Альянса
Ройзмановская личинка из Нижнего Тагила Егор Бычков таки пришел к успеху. На три с половиной года вместо обещанных двенадцати. Думаю, это можно назвать большим успехом общественной истерии в поддержку прав провинциальных гопников устраивать свой маленький Освенцим для больных социально не одобряемым заболеванием и зарабатывать на этом деньги.

Егору вменялось следующее: 126 УК РФ (похищение человека), 127 УК РФ (незаконное лишение свободы), 117 УК РФ (истязание). Все статьи, конечно, в части второй, с отягчающими, т.к. "организованной группой", "по предварительному сговору" и эпизодов было много. Максимальный срок, который тут светил, - 15 лет по 126 статье. Прокурор требовал 12, с учетом всех обширных заслуг обвиняемого - главы организованной преступной группы.

13.10.2010


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей