О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/President/m.7272.html

статья Я гимны прежние пою

Виталий Портников, 24.06.2002

Иосиф Виссарионович Сталин, секретарь ЦК КПСС и председатель Совета Министров СССР, мечтавший о выходе на персональную пенсию, но дальновидно не отпущенный на нее преданными соратниками, считался в узких кругах диктатором и сатрапом не только потому, что имел обыкновение менять руководство местных органов власти с помощью местных органов госбезопасности, но еще и из-за того, что разбирался буквально во всех вопросах российского бытия. В том числе и в музыке. Иосиф Виссарионович самолично одобрил музыку государственного гимна СССР, критиковал сумбурного Шостаковича и плакал под "Сулико". Музыкальная неуступчивость генералиссимуса была так велика, что его наследники еще долгое время считали музыку сумбуром, а за сумбур присуждали переименованные в Государственные Сталинские премии.

Борис Николаевич Ельцин, бывший секретарь ЦК КПСС и бывший президент Российской Федерации, слывет демократом. В чем это выражается? Во-первых, в том, что у Бориса Николаевича - другие соратники, уговорившие его выйти на пенсию ради общего блага. Во-вторых, в том, что даже если Борис Николаевич и высказывается по музыкальным поводам, это совершенно ни к чему не приводит. Именно благодаря этому Владимир Владимирович Путин, этот политический Шостакович нашего времени, сумел вернуть столь обожаемую Иосифом Виссарионовичем мелодию без серьезного для себя ущерба.

Второй президент России до сих пор ощущает тяжесть победы. Спустя два года после своего избрания первым человеком в государстве он сообщает журналистам на пресс-конференции в Кремле: "Ясно, что если бы был Борис Ельцин президентом, мы не вернули бы такие символы нашей государственности, как гимн Советского Союза, мелодию гимна Советского Союза. Я знаю, что Борис Николаевич был против, он мне об этом говорил. У него свое мнение по этому вопросу, и я сегодня возглавляю страну, я несу ответственность политическую за ее сегодняшнее состояние и за ее будущее".

Оговоримся - скорее ответственность музыкального характера. Действительно, злонамеренному ветерану не удалось навязать своему преемнику Глинку вместо Александрова. У Владимира Владимировича оказалось свое мнение, и теперь мы о нем знаем. Но сегодняшняя пресс-конференция российского президента побуждает вернуться к вопросу: а чего же еще - кроме музыки, конечно, - удалось добиться Владимиру Владимировичу в тех редких случаях, когда его мнение противоречило мнению Бориса Николаевича?

Путин долго и несколько сумбурно говорил о Белоруссии. Общий смысл его высказываний - "давайте его обеспечим, этот суверенитет, и введем в правило, как в Евросоюзе. Чего здесь непонятного?". Непонятного нет ничего, если бы перед этим - правда, на встрече не с журналистами, а с медиками - президент не объяснял, что страна с тремя процентами российской экономики не может быть иметь равенства с Россией. Смысл Евросоюза как раз в том, что Люксембург там в принятии решений равноправен с Францией и Германией, а если возникает подозрение, что кто-то в этом сомневается, начинается общеевропейская истерика.

Между встречей с врачами и встречей с журналистами была поездка Бориса Николаевича в Белоруссию. Телевизор нам все показал: Ельцин вел себя как "гарант стабильности" (самохарактеристика), сообщал о регулярных встречах с "Касьяновым, Путиным, министрами", защищал "хороший" российско-белорусский договор, который "кто-то хочет изменить". Одни говорят, что это Путин послал Ельцина в Белоруссию мириться с Лукашенко (и покритиковать себя?), другие - что это Лукашенко пригласил Бориса Николаевича "надавить" на Путина, предложив ему за это (!) пост главы будущей союзной державы.

Как бы то ни было, в результате поездки Путин от своей позиции отступил, и о поглощении Белоруссии речь уже не идет в принципе. Примерно то же самое происходило в свое время, когда путинский выдвиженец Сергей Миронов попытался было выступить с идеей продления президентского срока. Владимир Владимирович оправдывался перед всем честным народом в присутствии Бориса Николаевича на кремлевском приеме: продления не будет. "Правильно!" - сказал президент номер один.

На кремлевской пресс-конференции Бориса Николаевича в зале не было. Во-первых, он не журналист, хотя и лучший друг всех журналистов. А во-вторых, он отдыхает в Белоруссии...

Россия-Белоруссия (досье Граней.Ру)
Элита и ее символы (досье Граней.Ру)


Виталий Портников, 24.06.2002