.
О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/President/m.92358.html

статья Уходи не оглядываясь

Александр Осовцов, 25.07.2005
Александр Осовцов. Фото Граней.Ру
Александр Осовцов. Фото Граней.Ру
Реклама

Американская поговорка гласит, что первый срок президенту дается для завоевания второго, а второй – чтобы войти в историю. Я не уверен, что какой бы то ни было президент США дотянул бы до вторых выборов, если бы основные достижения первого срока свелись к огосударствлению CNN и получению его партией конституционного большинства в Конгрессе, после того как она набрала на выборах, допустим, 37% голосов. Но речь сейчас о втором сроке, то есть о том, как войти в историю. И не американскому президенту, а нашему нынешнему, у которого как раз скоро половина второго срока заканчивается.

Конечно, на поведение человека влияет вся его предыдущая жизнь. Вспомним: в докремлевской взрослой жизни Путина было два основных этапа – КГБ и Смольный. Чем они заканчивались, какими результатами? Относительно службы в КГБ судить можно только по косвенным признакам - впрочем, они довольно красноречивы.

Вернувшись из загранкомандировки в ГДР, Путин, старший офицер, стал помощником проректора ЛГУ по работе с иностранными студентами. Эта проректорская должность была введена в свое время специально для одного из кумиров советской молодежи, олимпийского чемпиона по боксу и члена бюро Ленинградского обкома комсомола Геннадия Шаткова. Со спортсменом случилась беда – он утратил возможность связно говорить. Выкинуть его на нищенскую пенсию по инвалидности было немыслимо, вот и создали ему синекуру, благо он успел защитить кандидатскую, что для университета было важно. Как в таких случаях водится, и после Шаткова должность осталась, причем без всяких функций. Так что Путин воистину помогал тому, кому делать нечего.

Что нужно было суметь так провалить в ГДР, чтобы вылететь из органов на столь анекдотическую должность, не рискну даже предположить. Будь наш президент тогда офицером не КГБ, а cоветской армии, можно было бы подумать, что он пропил полковое знамя.

Затем, после встречи профессора Собчака со своим бывшим студентом, ВВП попал в мэрию, и его карьера вновь пошла вверх. В Смольном он достиг максимума – стал не только заместителем мэра, но и руководителем избирательного штаба Собчака. По мнению всех представителей тогдашнего питерского политбомонда, если бы штаб действующего мэра и абсолютного фаворита не делал вообще ничего, победа была бы гарантирована. Штаб развил бурную активность. Собчак проиграл выборы.

Я не суеверен и поэтому не склонен расценивать как знамение то, что в ночь после вторых выборов Путина президентом дотла сгорел Манеж. Но ведь и все остальное в этом духе. Не только в Чечне не победили - война охватила весь российский Кавказ: теракты и спецоперации не прекращаются в Дагестане, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Северной Осетии. ВВП в два раза отказывается повышать даже министр экономического развития Греф. Хотели провести в Москве Олимпиаду-2012 - на конкурсе заняли пятое место из пяти.

Можно, конечно, перечислять дальше, но нет смысла, тем более что главное достижение – экономическая стабильность – основано на невиданных ценах на нефть, а это разве та заслуга, благодаря которой можно войти в историю? Есть, конечно, еще одно достижение – Ходорковскому дали девять лет, но тоже не думаю, что Путина интересует в истории роль тюремщика. Хотя ни один российский правитель не получал еще прозвища в связи с пожаром (как, интересно, это должно звучать – Горелый? Погорелец?), а в связи с судебным процессом прецедент был - Шемяка. Но это не вдохновляет.

Можно, конечно, попробовать отложить решение задачи на потом. Способов несколько. Первый – нарушить правило двух сроков и утратить всякую легитимность. Уже много писали о том, что роль эпигона Лукашенко и Туркменбаши Путина не прельщает. Второй вариант – парламентская республика, Путин – премьер-министр. Его авторы, видимо, забыли, что часть кремлевских пропагандистов утверждает, что именно за такие планы и сидит Ходорковский. Искренне надеюсь, что сторонники этой конструкции имеют предварительные договоренности с Генпрокуратурой и Ко, а также основания верить в договоренности с любым человеком, хоть немного похожим на Устинова. Но доверять тем людям, которые должны будут подтвердить наличие и объем власти у гипотетического премьера Путина в этой схеме, можно ничуть не больше.

Вспомните, что в декабре 2003 года большинство мало кому известных кандидатов ЕР проходили в Думу благодаря поддержке губернаторов – и административной, и политической. Десятки едросов стали депутатами просто механически вместо своих региональных руководителей – когда губернаторы возглавили партсписки, а потом от мандатов отказались. Что теперь с этими губернаторами делают и как ведут себя депутаты от их регионов, видят все. А уж если представители нынешней партии "вместе с президентом" почувствуют, что не только они вместе с ним, но и он вместе с ними… Даже стабфонда может не хватить. Опять же – как платить. Вперед? А гарантии?

В доверие упирается и недавно обнародованный новый вариант – не прямое нарушение, а жульническая интерпретация Конституции с упором на то, что президентом нельзя быть больше двух сроков, только если они идут подряд. Любой перерыв – это или другой президент, или хотя бы и.о., который должен будет в какой-то момент отказаться от кресла. Кто-нибудь может себе представить поведение самого Путина, если бы контракт с Ельциным предусматривал его добровольную отставку в мае-июне 2000-го? А за пять лет количество людей в Кремле, которым можно доверять, если и изменилось, то в сторону уменьшения.

В общем, с третьим сроком все еще сложнее, чем с проблемой вхождения в историю. Нет достижений Диоклетиана – нет и шансов похвастаться выращенной капустой перед пришедшими звать обратно на трон. Просто не придут и не позовут. А то и похуже чего придумают. Вот и складывается образ не великого римского императора, а скорее Кабаевой – не потому, что она тоже не сомневается в решениях Мещанского суда, и не потому, что оба иногда кокетничают по поводу стриптиза (он – в Шотландии, она – в "Плейбое"), а потому, что то уходит из гимнастики, то опять возвращается. Хорошо хоть дисквалификация за допинг президенту не угрожает.

Есть, конечно, самый традиционный вариант – преемник. Но ведь и здесь – кому верить? Ведь сам отбирал по другим признакам. А самому быть рядом для контроля – нельзя, ведь тогда для начала придется возглавить избирательный штаб, а чем это кончается, известно.

Выход, однако, есть, и такой, который позволяет надеяться решить обе проблемы – и в историю войти, и от тех людей, которых сам же Путин привел во власть, а теперь их же обоснованно боится, не зависеть. Можно уйти и не пытаться пропихивать преемника! Довериться народу – вдруг народ после самого Путина уже поумнел и выберет достойного человека, который самому Путину не начнет мстить? Может же такое быть? В любом случае к никому не известному избраннику народа сегодня должно быть доверия больше, чем ко всем известным Сечину, Иванову, Суркову и др.

И в историю с этим вариантом ВВП войдет обязательно. Это же будет впервые в истории России – правитель уйдет не с позором (принужденным или посмертным), а спокойно и достойно, как... ну кто? Как Раскольников! Впрочем, пока отечественную историю пишут авторы слабее Достоевского.

Александр Осовцов, 25.07.2005

Фото и Видео

Реклама
Выбор читателей