О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/Politics/Russia/Regions/m.140822.html

статья Пулевой вопрос

Анна Карпюк, 01.09.2008
Магомед Евлоев. Фото с сайта rbc.ru

Магомед Евлоев. Фото с сайта rbc.ru

Убийство Магомеда Евлоева, основателя сайта Ингушетия.Ру и одного из лидеров оппозиции президенту Зязикову, потрясло Ингушетию. Республика, и прежде едва ли не самая неспокойная на Северном Кавказе, находится на грани взрыва. Ситуацию комментируют Алексей Малашенко, Сергей Арутюнов, Юлия Латынина и Владимир Прибыловский.

Алексей Малашенко, член научного совета Московского Центра Карнеги:

Магомед Евлоев был человеком достаточно специфическим, но тем не менее его сайт был единственным источником, откуда можно было узнать что-то помимо официальной точки зрения.

Я думаю, что на ситуации на Северном Кавказе в целом убийство Евлоева никак не скажется, а вот что касается Ингушетии, то все будет зависеть от того, как пройдет митинг памяти Магомеда Евлоева и как будут развиваться события после него. Если ничего чрезвычайного не произойдет, то ситуация не очень изменится. Но если этот митинг окажется стартовой точкой для дальнейшего развития событий, то может сложиться очень непростая ситуация, которая приведет к дестабилизации Ингушетии. Еще один принципиальный момент - реакция Руслана Аушева: пока, насколько мне известно, он ничего не заявлял.

Сергей Арутюнов, этнолог, член-корреспондент РАН:

Было совершено наглое политическое убийство. Не знаю, было ли оно совершено с ведома или по приказу президента Ингушетии Зязикова, но во всяком случае это было сделано людьми из его ближайшего окружения, которые не заинтересованы в наличии мощного центра оппозиции. Будет чудовищно, если наглое, совершенное среди бела дня политическое убийство спишут как несчастный случай и никто за это не ответит. Это будет плохо не только для ингушского руководства, но и для федерального руководства и для самого президента Медведева, который в конечном счете тоже несет ответственность за то, что в России среди бела дня совершаются такие расправы.

Не знаю, начнутся ли беспорядки, а если да, то как скоро, но безусловно это отложится в народной памяти и не пройдет бесследно. Это уже не капля, а струя, которая льется в чашу народного терпения, а она рано или поздно переполнится. Мы помним, что уже была бурная реакция на тот беспредел, который там творился.

Я бы порекомендовал российским властям на самом верху обратить серьезное внимание на это убийство, иначе будет плохо.

Юлия Латынина, журналистка:

Я бы хотела напомнить цепочку событий: Магомед Евлоев летел в одном самолете, в одном салоне бизнес-класса с президентом Ингушетии Зязиковым. После того как Зязиков покинул самолет, в самолет зашли люди (насколько я понимаю, это был УБОП и личная охрана министра внутренних дел Ингушетии Мусы Медова) и спросили: "Кто здесь Евлоев?". Евлоев назвался, его вывели из самолета, посадили в машину, и колонна поехала.

Друзья и родственники Евлоева, встречавшие его в аэропорту, сразу бросились за колонной. Насколько я понимаю, в какой-то момент колонна разделилась и они стали преследовать не ту часть колонны, в которой был Евлоев. Через некоторое время сторонники Евлоева оттеснили от хвоста колонны две бронированные "Волги", в которых находилась личная охрана министра внутренних дел, они избили охранников, забрали у них документы и оружие, потом охранники начали кричать, что на них нет крови. Скорее всего в этот момент Магомед Евлоев был уже убит, и охранники кричали, что это сделали не они, но родственники Евлоева этого не поняли и решили, что речь идет о предыдущих убийствах. Они отпустили охранников.

Из описания событий нетрудно понять, что произошло и кто отдал непосредственный приказ. Можно также предполагать, что Магомед Евлоев был убит мгновенно, как только его посадили в машину. Самолет – это одно из немногих мест, где его можно было взять безоружным.

Магомед Евлоев был лидером легальной оппозиции, это не тот человек, который, как Доку Умаров, сидит в лесу с автоматом. Евлоев пытался легальными способами бороться за свои права. Оппозиции лишний раз показали, что такое легальными способами бороться за права.

В целом эти события можно считать последствиями российско-грузинской войны. Люди типа Зязикова получили абсолютный карт-бланш, они знают, что Москва их всегда поддержит, что бы они ни сделали. В данной ситуации не Зязиков является "рукой Москвы", а Москва является заложником политики Зязикова, она вынуждена поддерживать все, что бы он ни делал. Можно проводить любую политику по отношению к своему народу, можно устраивать коррупцию в любом масштабе, можно воровать людей, можно потерять контроль над территорией, но все равно никогда за это президент Ингушетии не будет наказан - так устроена сейчас власть в России.

Я думаю, что завтра в Ингушетии будет второй Андижан. Если легальная оппозиция соберется (а ингуши не могут не собраться, не выразить свое отношение к тому, что произошло), Зязиков сможет спокойно применить любые меры. Точно так же, как мы оказались заложниками политики, которую проводил Эдуард Кокойты в Южной Осетии, мы теперь оказываемся заложниками политики, которую проводит Зязиков в Ингушетии. С той лишь разницей, что Южная Осетия находится на территории Грузии и в конечном итоге что бы там ни случилось, это проблемы в первую очередь Грузии, а то, что случится в Ингушетии, будет уже проблемой России.

Владимир Прибыловский, президент информационно-исследовательского центра "Панорама":

Магомед Евлоев был одним из вождей антизязиковской оппозиции и человеком в Ингушетии достаточно популярным. Кроме того, он был другом и сторонником еще двух очень популярных в Ингушетии людей - Руслана Аушева, которого большая часть населения Ингушетии хочет снова видеть президентом, и такого неординарного человека, как Муса Келигов, бывшего чиновника (кстати, способствовавшего приходу Зязикова к власти, но потом с ним рассорившегося). Келигов известен тем, что он в свое время насильственным путем освободил своего брата, которого похитили чеченские боевики, и перестрелял всех, кто был причастен к похищению. Евлоева еще в 1999 году обвиняли в том, что он передал Келигову одного из похитителей, которого тот расстрелял. Однако против Келигова не было выдвинуто никаких обвинений. Дело против Евлоева в 1999 году закрыли, а в прошлом году открыли снова. Келигов проходил по нему как свидетель со стороны Евлоева.

Сейчас очень многое в Ингушетии зависит от того, что решат авторитетные для населения Ингушетии люди – Келигов и Аушев. Я думаю, что в их силах как притушить недовольство, так и разжечь его и возглавить. Но Аушев очень осторожен и вряд ли захочет ссориться с Кремлем. Вожди оппозиции могут подождать более удобного момента, но, может быть, как раз сейчас для них удобный момент, чтобы сместить Зязикова.

Анна Карпюк, 01.09.2008


новость Новости по теме